Регистрация

Вход на сайт

Регистрация

Регистрация нового пользователя

Здравствуйте, уважаемый посетитель нашего сайта!
Регистрация на нашем сайте позволит Вам быть его полноценным участником. Вы сможете оставлять свои комментарии, просматривать скрытый текст и многое другое.
Для начала регистрации перейдите по ссылке
В случае возникновения проблем с регистрацией, обратитесь к администратору сайта.
Страница 3 из 3«123
Форум » Twilight Fanfiction » Рейтинг PG » Форкс - другая реальность. (Esperanza, макси, экшн/приключения, AU, OOC)
Форкс - другая реальность.
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 17:46 | Сообщение # 1

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Форкс - другая реальность.

Автор: Esperanza
Бета: нет
РЕЙТИНГ: PG
РАЗМЕР: макси
ПЕЙРИНГ: Все кому не лень…
ЖАНР: Экшн/ Приключения
ОТКАЗ: Все права на персонажей принадлежат Стефани Майер. Характеры немного изменились и добавлены новые образы.
Саммари: Я хотела посмотреть, что могло бы получиться, если бы к моменту встречи с Калленами, Белла знала, что вампиры существуют, и что они из себя представляют (обычные вампиры - не "вегетарианцы"). Ведь многие наши действия в той или иной ситуации часто зависят от полученного раньше жизненного опыта.
КОММЕНТАРИИ:
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: AU, ООС
СТАТУС: Не закончен


Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:47 | Сообщение # 31

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 29.

Эдвард.

Вчера Тиа утащила нас домой сразу же после уроков. Это было похоже на бегство. И если я мог хоть как-то блокировать ее мысленный хаос в своей голове, то бедный Джаспер делать подобного с чувствами не умел, и вынужден был переживать все вместе с ней, не в силах обуздать тот водоворот эмоций, в который затягивало сейчас девушку.

Утром Кристиана отказывалась ехать в школу, но Карлайлу удалось убедить ее, что бегство не решит проблемы и, если уж невозможно сразу все исправить, то нужно хотя бы не давать жизненным сложностям управлять своей жизнью. Это помогло. День тянулся, как любой другой, даже Тиа немного успокоилась. Я равнодушно отслеживал мысленный фон учеников, не уделяя ему особого внимания до момента нашего появления в столовой. Беллы не было. Мысли и образы витали в моей голове, создавая причудливую картинку. Вот терзания Сирши, она старается не смотреть в нашу сторону, но ей это плохо удается. Странная смесь вины и неприятия. Вот откуда этот мысленный хаос, девочка сама не может разобраться в своих чувствах. И пока она этого не сделает, ей будет все хуже и хуже. Чем-то это похоже на состояние Тиа, только у одной неприятие нового состояния подруги, а у второй - ее отношения к происходящему. Скоро должен наступить кризис и либо решить этот вопрос, либо запутать все окончательно. Надо будет попробовать поговорить с Кристианой на эту тему. Все-таки ощущение вины у Сирши дает надежду на примирение, если сестренка сама все не испортит.

А вот еще один источник беспокойства. Джессика. Тут все еще сложнее: решимость идти до конца в завоевании… меня? Боже упаси! Еще одна… я чуть не застонал вслух. В такие моменты мне безумно жаль, что природа (или от чего там зависело создание вампиров и их качеств) наградила нас таким оружием как привлекательность. Как будто мало невероятной по человеческим меркам скорости, непробиваемой кожи и колоссальной силы. Ведь эти малолетние дурочки влюбляются не в меня. Им нравится образ: сочетание внешности, запаха, «таинственности». Многих также привлекает то, что наша семья богата. Но это все внешнее, они не знают меня и даже не стараются узнать и понять, им это не нужно. Зачем внутренний мир, если внешняя оболочка вполне устраивает? Зачем копаться? Проще придумать себе идеал…. Увы. Подобных пустышек очень много и они здорово усложняют наше существование.

Мысли Джессики перескочили на воспоминания о вчерашнем дне. И если бы я мог покраснеть, я бы сейчас был пунцовым как… как Белла. Из-за моей оплошности, они с лучшей подругой поссорились. Поссорились едва ли не впервые и довольно серьезно. Видимо бедняжка так расстроилась, что даже в школу сегодня не пришла. Джесс тоже чувствовала себя виноватой, но ее обида на «предательство» была еще слишком свежа, и чувство вины старательно (и пока довольно успешно) игнорировалось. Да уж, наше появление доставило Белле кучу проблем. Мне стало жаль эту девушку. Я вспомнил ощущение ее тела в моих руках: такая теплая, хрупкая, беспомощная. Она нуждалась в защите. Несмотря на друга-оборотня, несмотря на «присмотр» ребятишек из Ордена – ей нужна защита; от судьбы, от ее колоссального невезения, от… меня. Последняя мысль больно кольнула мертвое сердце. Что это со мной? С каких пор меня интересует судьба посторонних девушек? И почему мне становится так неуютно при мысли о том, что необходимо держаться от Беллы подальше? Да, ее запах сводит меня с ума, она моя Поющая, но это не должно влиять на мое отношение к ней как к индивидууму! Или должно? Я окончательно запутался в своих чувствах и пришел в себя только от мысленного визга Элис: «ЭДВАРД!»
- Что случилось?
Подняв глаза, я наткнулся на ее внимательный взгляд. Эммет тихонько хохотнул:
- И он еще спрашивает. Ты уже минут пять сидишь тут с таким видом, как будто влюбился!
- Отстань, Эм, твои шутки уже давно никого не забавляют.
«ВЛЮБИЛСЯ?!?! Я?!?» Боже! Нет! Как я могу влюбиться в человека? Это же нонсенс! Так просто не бывает! Джаспер поморщился, я слишком эмоционален сейчас и ему приходится несладко. А на Эммета, как назло, нашло игривое настроение:
- Это тебя не забавляют, как влюбленного, а остальным нравится. И кто же твоя пассия? Во-о-он та жгучая брюнеточка, которая уже проела глазами дыру на твоей заднице?
Я тихонько зарычал. Эм ухмыльнулся и продолжил:
- Нет? Правильно, мне она тоже не нравится. Тогда может вот эта блондиночка? – он глазами указал на Джессику – Она явно к тебе неровно дышит.
- Эм, заткнись….
- Тоже нет? То есть ни беленькие, ни черненькие не в твоем вкусе? Может что-то среднее? А как насчет твоей Поющей? Два удовольствия в одном сосуде? Кстати, где она? Ты же…
Мы с Джаспером вскочили и бросились прочь одновременно. За спиной раздался звук подзатыльника и возмущенный возглас:
- Эй! Я же пошутил!
Мне стоило огромных усилий удержаться в рамках человеческих возможностей и не снести с петель двери столовой вместо головы Эммета. Все-таки драка вампиров, зрелище не для школы. А Эм меня довел, иногда его шуточки заходят слишком далеко. Особенно, когда они слишком похожи на правду. Выскочив из здания, мы с Джасом разбежались в разные стороны. Он кинулся к машинам, я в лес. На крохотной полянке, которую не было видно из окон школы, мне удалось остановиться, немного прийти в себя и постараться осмыслить, как же я на самом деле отношусь к Изабелле Свон. О Боже… я влюблен? Я стоял и сжимал виски ладонями, как будто это могло помочь. Минут через пять меня нашла Кристиана и утащила на следующий урок.

В каком-то непонятном состоянии прошло несколько дней. Семья на меня косилась, но вопросов не задавала. Элис молчала. Тиа утомляла своей опекой. Единственным уроком, где я мог просто побыть один, оказалась биология. Спасибо преподавателю, который посадил меня за свободный стол и не позволил никому пересесть ко мне. Белла в школе не появлялась, она больна. Люди такие хрупкие. Мне хотелось увидеть ее, чтобы понять, какие же чувства на самом деле вызывает во мне эта девушка. Пару раз я заставлял себя вернуться, находясь уже на полпути к ее дому. Нельзя. Ей опасно находится рядом со мной. В воскресенье, когда я играл на рояле для Эсме, Элис подошла к нам, хитро улыбаясь и напевая про себя глупую детскую песенку, и предложила:
- Эдвард, ты не хочешь сходить на охоту?
- Ты считаешь, уже пора? Или завтра что-то произойдет?
Она немного помолчала, явно сомневаясь, придержать информацию или все-таки поделиться ей.
- Ладно, скажу, чтобы у тебя не было шока. Завтра в школе будет присутствовать некая Изабелла Свон.
Эммет расстроено крякнул в противоположном углу гостиной.
- Элис, мы же договорились!
- Извини, Эм. Но Эдвард ТАК смотрел на меня…
Она интригующе улыбнулась и упорхнула наверх. Что же она увидела такое, что заставило ее выдать мне «секрет»? Но сейчас важно не это. Завтра Белла будет в школе, и я смогу, наконец, во всем разобраться….

Белла.

Не люблю болеть. Это отвратительное чувство слабости, жар, головная боль. Ничего хорошего. Почти на неделю я выпала из жизни. Мысли о Джессике совсем не способствовали выздоровлению. Но эта боль постепенно становилась все более терпимой, хотя и не уходила окончательно. Единственное, что поддерживало меня во время болезни, это забота папы и Джейкоба. Они развлекали меня, следили за приемом лекарств, пытались кормить (до сих пор недоумеваю, неужели они сами ели то же самое?). Самой безобидной была глазунья Джейка, все остальное можно было смело выбрасывать в мусор. Думаю, время моей болезни стало тяжелым испытанием для желудка Чарли. Но все проходит. Наконец, спала температура, ушли слабость, лихорадка и головная боль. Я была признана здоровой и мне разрешили вернуться в школу, с условием не перенапрягаться. Джейк переживал, что я еще слишком слаба, но я чувствовала себя совсем неплохо. Кроме того, мне очень не хотелось пропускать еще больше занятий, чтобы не отстать от программы.

На школьной стоянке все было как обычно, столпотворение из машин и учеников. Все разговаривали, перешучивались, обменивались какими-нибудь «сокровищами». Я проходила мимо них, чувствуя себя чужой. У меня не было сейчас настроения поддерживать шутки одноклассников. Джесс не было видно, хотя ее машина стояла справа от въезда на парковку. Я не решалась подойти к Лиз, замеченной мной на скамейке около входа во второй корпус, так как не могла знать, что Джессика рассказала ребятам, а что оставила в тайне. К счастью, Лиз заметила меня сама и призывно замахала рукой. Я подошла, и она накинулась на меня, сочувствуя:
- Белла! Привет, я так рада, что ты, наконец, выздоровела! Как тебя угораздило простыть? Как ты сейчас себя чувствуешь?
- Привет, вроде нормально. Температуры уже нет. Без меня тут, наверное, было скучно? Никто не падал и не сбивал учителей с ног?
Она засмеялась:
- Ты права, даже скандальчика никакого не случилось, все было тихо и благопристойно!
Значит, Джессика не рассказала? Я не могла понять ее действий. Если она со мной в ссоре, об этом все равно узнают. Но вместе с недоумением в моем сердце затеплилась благодарность и слабенькая надежда на примирение.
- Ну что ж. – я улыбнулась – Придется мне постараться, чтобы не нарушить эту идиллию.
Мы важно кивнули друг другу, улыбнулись, и отправились по классам.

Первым уроком у меня сегодня биология. Почти все уже сидели на местах. Мистер Вернер оторвался на секунду от каких-то табличек, поздоровался со мной и пробормотав себе под нос что-то вроде: «Ох, как же я мог про нее забыть…», кивнул мне на единственный пустующий стол, предпоследний по центральному ряду. Пока мое внимание было направлено на поиски карандаша, завалившегося за подкладку, по классу пролетел легкий шепоток и, подняв глаза, я поймала удивленный золотистый взгляд.



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:48 | Сообщение # 32

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 30.

Эдвард.

Несмотря на одолевавшее меня нетерпение, вольво двигался по дороге даже медленнее обычного, почти не превышая положенную скорость. Сзади сердито сигналил Эммет, но я не давал ему возможности для обгона. В итоге, на стоянке наши машины появились в числе последних. Пикап Беллы уже украшал собой парковочное место, как памятник в музее автомобилестроения. Значит она в школе. И это значит, что в столовой я смогу ее увидеть.
Перед тем, как разбежаться по классам, Элис коснулась моей руки и шепнула:
- Надеюсь, ты нас не разочаруешь…
Понять к чему это относилось я не смог, мысли сестренки в тот момент крутились в вариантах будущего Джаспера. В последнее время она ведет себя чересчур загадочно. Постоянно какие-то тайны, секреты. Это так не похоже на обычно открытую для всех Элис, что невольно настораживает.
Направляясь на биологию, я готовился к очередному долгому и неинтересному дню. Однако, войдя в класс, со всей очевидностью понял, что скучать не придется. Совсем. У меня появилась соседка по парте! И о чем только думала судьба, допуская подобное? Боже! Дай мне сил и выдержки! Но одновременно, я был рад такому стечению обстоятельств. Если не придется много отвечать на уроке, то дышать не потребуется. Зато можно будет приглядеться к этой девушке получше. Мне все еще не давали покоя слова Эммета. Хотелось разобраться в этой ситуации до конца. Как бы с ней пообщаться и при этом не напугать? В голове мелькнула идея. Да, так и поступлю. Я поскорее набрал полные легкие воздуха и остановил дыхание. Надеюсь, мистер Вернер не будет спрашивать меня часто. Это может стать проблемой. Погруженный в свои мысли и переживания, я совершенно упустил из виду необходимость двигаться, и моя застывшая фигура вызвала тихие перешептывания:
- Что это он застрял?
- Отстань, не знаю, может, забыл где сидит…
- Гляди-гляди, как он на Свон уставился!
- Да отстань ты от меня.
В этот момент Белла подняла глаза и, увидев меня, испуганно застыла с раскрытой сумкой на коленях. Прямо как кролик под взглядом удава. Как жаль, что мне недоступен ее внутренний мир! Это становилось навязчивой идеей, пунктиком. Умение слышать мысли окружающих давно стало привычкой. И, несмотря на то, что иногда это доставляло определенные проблемы, отказаться от нее было бы нелегко. Поэтому в отношении своей Поющей, я чувствовал себя слепцом, вынужденным познавать окружающий мир на ощупь. Медленно, стараясь не напугать девушку еще больше, я подошел и сел рядом. Она осторожно отодвинула свои тетрадки и, явно стараясь, чтобы это выглядело естественно, отодвинулась сама, насколько позволяла длина парты. Что ж, не стоит расстраиваться, эта реакция абсолютно естественна для человека, знакомого с вампирами не понаслышке.
Начался урок. Белла старательно записывала лекцию, отгородившись от меня стеной каштановых прядей. И все-таки чувствовалось как она напряжена. Сердце билось быстрее обычного, а кисти рук едва заметно подрагивали. Я написал записку и положил перед ней, стараясь чтобы мое движение не было заметным для остальных. После долгой паузы изящные пальцы легко коснулись бумаги, и я смог прочитать ответ…

Белла.

Мое состояние было одновременно растерянным и испуганным. Совершенно точно зная, что вампир, сидящий по соседству, сейчас не дышит и не намерен меня убивать, я все-таки боялась. Но покажите мне того человека, который был бы совершенно спокоен, находясь рядом со своим потенциальным палачом! Наверное, таких людей не существует, а если кто-то утверждает обратное, он либо врет, либо болен. Упорно стараясь погрузиться в тему сегодняшнего урока и не думать о своем соседе, я сама себя загоняла в ловушку. Это как психологический тест: если тебе нельзя думать о белой обезьяне, то все мысли будут крутиться только вокруг нее. Парень не издавал ни одного звука, и все сильнее тянуло обернуться и проверить, не померещилось ли мне его появление перед уроком. И когда я уже почти сдалась и готова была повернуть голову, на стол передо мной легла записка, как доказательство того, что в сумасшедший дом мне еще рано. Я не заметила, как она материализовалась у меня под носом и около минуты просто смотрела на клочок бумаги с одной единственной строчкой, написанной каллиграфическим почерком:
«Привет, мы с тобой так и не познакомились. Меня зовут Эдвард Каллен».
Это действительно проявление вежливости или он играет со мной? Надо что-то написать. Я старательно вывела, стараясь не очень заваливать буквы:
«Белла Свон».
И не успела убрать ладонь, придерживающую записку, как на ней появилась следующая строчка:
«Очень приятно».
Подобная оперативность заставила меня вздрогнуть. Практически сразу же появилась следующая запись:
«Прости, я не хотел тебя напугать».
Пришлось нацарапать еще одно слово:
«Ничего».
Я не стала убирать пальцы с записки. Больше строчек на ней не появилось. Зато сверху лег новый листок бумаги:
«Ты извинишь меня за то, что я невольно стал причиной твоей ссоры с подругой? В тот момент я был немного растерян».
Мои брови удивленно поползли вверх. Он винит в случившемся себя? Почему? Это ведь именно я ухитрилась споткнуться практически на ровном месте. Это именно я не смогла найти слов для Джесс. Это именно моя несчастливая звезда заставляет меня всегда и все делать не так! Чуть повернув голову, я в немом изумлении уставилась на парня. Мои пальцы почувствовали прикосновение очередного послания, немного проясняющего его позицию:
«Я услышал мысли Джессики. Мне очень жаль, что из-за моей оплошности, тебя подозревают в предательстве».
Ох… И зачем вообще надо было мне об этом напоминать? Настроение моментально испортилось. Я покачала головой, пытаясь избавиться от грустных мыслей, и одновременно давая понять эмм… Эдварду, что мне неприятна поднятая им тема, но он, видимо решил, что это относилось к извинениям, и я получила еще один листочек:
«Что я могу сделать для того, чтобы получить твое прощение»?
Очень захотелось написать «Исчезни!», но это слишком грубо, да и несправедливо. Если не считать нашей первой встречи, он вел себя почти безукоризненно. Доказательством этому служит тот факт, что я все еще жива. Моя рука вывела в ответ:
«Не надо просить прощения. Я просто не хочу вспоминать о том, что не смогу исправить».

Прозвенел звонок. Ученики, галдя и подталкивая друг друга, выходили из кабинета. Мне не было необходимости спешить. Следующим уроком в расписании стояла история. В этом же корпусе, идти далеко не надо. И совершенно не хочется торопиться, особенно если учесть, что сидеть мне придется с Джессикой. Где-то в глубине души я все-таки надеялась, что нам удастся помириться. Но, едва завидев меня в классе, Джесс развернулась спиной и уткнулась в учебник, полностью проигнорировав мое тихое и сдавленное приветствие. Слезы были опасно близки к тому, чтобы прорваться сквозь барьер зажмуренных век, но невероятным усилием воли я удержала их внутри. Успокоиться и прийти в себя помогло осознание того, что так будет даже лучше для безопасности Джессики. Ведь находясь рядом со мной, даже не посвященная в тайну, она все равно была бы в группе повышенного риска. Сейчас же, ей ничего не грозит. А о том, как больно мне, волноваться нужно в последнюю очередь. От моих привязанностей и глупых слез не должна зависеть ничья жизнь. И, раз уж ничего нельзя изменить – нужно попробовать смириться и идти дальше. Все равно хуже уже быть не может.

Пролетело несколько дней, и я пришла к выводу, что как бы ни было плохо, всегда может быть еще хуже. Эдвард Кален почему-то решил, что провинился и должен заслужить прощение. Теперь он ходил за мной следом, молчаливо пытаясь помогать даже там, где это совсем не требовалась. Подобные ситуации невероятно смущали меня, я краснела едва ли не каждые полчаса, стараясь как-то отделаться от «виноватого», но не решаясь сказать ему прямо, чтобы он оставил меня в покое. Джесс бесилась, и демонстративно со мной не разговаривала, но при этом по молчаливому уговору, все остальные так и остались непосвященными в причину ссоры. Получилось так, что мы обе откололись от нашей обычной компании и общались с девочками только при условии, что одна из нас отсутствует. Но самым ужасным было то, что мы повздорили с Джейком! Мой защитник исправно встречал меня каждый день после занятий, и я заподозрила, что ради этого он просто прогуливает последние уроки в своей школе. После допроса с пристрастием, Джейк признал, что «не всегда», но пропускал школу ради того, чтобы встретить меня и убедиться, что все в порядке. Разумеется, я потребовала больше так не делать, а он отказался дать такое обещание. Мне пришлось настаивать и, в конце концов, дело дошло до возмущенного писка: «Я запрещаю тебе приезжать за мной после уроков!» после которого Джейк молча развернулся и вышел. Вот уже три дня он не приезжает в Форкс, а я после школы тороплюсь домой для того, чтобы успеть поднять трубку и сказать «алло» тишине на другом конце провода.



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:49 | Сообщение # 33

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 31.

Форкс

Тишина в окрестностях Форкса. Только что закончился дождь и последние его капли падают, пробираясь сквозь листву и хвою, стремясь к земле. Однако лесные птицы не торопятся радоваться жизни. Меж мокрых стволов стремительно мелькают два силуэта, быстрых и безжалостных. Вампиры. И замирает вокруг все живое…, прячется. А два красноглазых вампира, не обращая внимания на эту мелкую суету вокруг, продолжают свой путь….

Эдвард

Очередной урок биологии. Я не стал его прогуливать, хоть Элис и сказала, что сегодня будут определять группы крови. Все равно, останавливать дыхание в присутствии Беллы стало привычкой, даже не смотря на то, что это уже не обязательно. Я влюбился! Глупая шутка Эммета, в итоге оказалась правдой! И с каждым днем, эта девушка нравилась мне все больше. Умная, скромная, очень изящная, невероятно добрая, даже жертвенная… этот список можно продолжать до бесконечности. В современных молодых леди найти все эти качества одновременно - задача не из легких. И если начиналось все с простого желания присмотреться и отчасти загладить свою вину, то теперь меня тянуло к ней уже по другой причине. Даже запах Беллы, такой манящий, стал восприниматься мной немного иначе. Уже не только добыча, а еще и предмет чувств, ранее мне неведомых. Не спрашивайте меня, как можно подобное сочетать в одном сознании, не знаю, но это действительно так. И чувства эти усугублялись тем, что я не мог читать ее мысли. Мне были доступны лишь те же способы восприятия, что и всем остальным. Это ранило. Я казнил себя за слабость, за то, что находясь рядом с Беллой, подвергал ее опасности, но не мог сопротивляться своему эгоизму и снова и снова искал предлог для того, чтобы побыть хоть какое-то время с ней. Сегодняшний день ничем не отличался от остальных. Белла так же уклончиво отвечала на мои записки и старалась держаться от меня подальше, но делала это предельно вежливо. Кажется, она все еще боялась. Эти ребята из европейского ордена, с которыми она общается… да, у каждого из них непростая судьба, но это не значит, что все вампиры одинаковые! А Белла, наслушавшись их рассказов, воспринимала меня как мину замедленного действия, и я не знал, как доказать ей, что для серьезного беспокойства нет причин.

Когда прозвенел звонок и мистер Вернер приступил к раздаче материала, одновременно объясняя, что нужно делать, моя соседка по парте сжалась в комочек и еле слышно даже для вампира прошептала:
- О, нет…
«Что случилось?»
Ответ был таким же тихим:
- Я не смогу на это смотреть!
Она не переносит вида крови?!
«Ты боишься вида крови?»
- И запаха тоже, меня начинает мутить. Не всем же быть вампирами!
Кажется, она разозлилась? Ей настолько не нравится быть слабой, что она даже забыла испугаться, когда я придвинулся к ней поближе.
«Ты должна сказать преподавателю об этом!»
Едва заметное отрицательное движение головой. На наш стол легла коробочка с набором для определения группы крови. Мистер Вернер посмотрел на побледневшую Беллу и спросил:
- Мисс Свон? С вами все в порядке?
- Да, да. Все хорошо.
Зачем так издеваться над собой? На висках девушки выступили крохотные капельки пота. Надо увести ее отсюда, да и самому желательно уйти, мне как-то не пришло в голову утром подумать о том, как будут выглядеть мои попытки определить СВОЮ группу крови. Представив себе удивление преподавателя от этой картины, и подавив рвущийся наружу смех, я решил действовать. Тем более, что Белла уже практически лежала на столе и ее лицо приобрело нежный оттенок зеленого цвета.
- Мистер Вернер, Белле плохо! Она сейчас потеряет сознание!
- Ох…. Мистер Каллен, помогите ей добраться до медпункта, позаботьтесь о вашей соседке. Ребята! Если еще кто-то не переносит вида крови, скажите мне об этом сразу, не ждите пока вам станет нехорошо.
Я обнял безвольное тело за плечи и осторожно повел девушку в сторону медпункта. На лестнице она чуть не упала, чем я бессовестно воспользовался и подхватил Беллу на руки. Слабые протесты были слишком тихими, чтобы на них реагировать.

В медпункте было тихо и спокойно, пахло каким-то дезинфицирующим средством. Мисс Хаммонд отложила медицинский журнал и быстро подошла ко мне, с беспокойством глядя на Беллу. Я поспешил ее успокоить:
- Мы определяли группу крови на биологии, и ей стало плохо.
- Ясно, это бывает. Положите девушку на кушетку. И можете быть свободны.
- Мне велели остаться с ней.
- Первый раз слышу подобное, если вы так не желаете возвращаться на урок, можете подождать снаружи.
- Спасибо.
Неудивительно, что с таким характером она до сих пор мисс. Мне пришлось выйти в приемную комнату и просидеть там одному около десяти минут, прежде чем вышла Белла. Казалось, она не очень-то рада меня видеть.
- Как ты себя чувствуешь?
- Спасибо, мне уже лучше, зачем ты это сделал? И почему не вернулся на урок?
Неопределенно пожав плечами, я задал встречный вопрос:
- Тебе было плохо. Какие у нас планы до конца урока?
- У нас?
- Ну да – воздух в легких заканчивался – мне же велели позаботиться о тебе.
- Хмм… Мисс Хаммонд сказала просто подышать свежим воздухом. Так что я пошла на улицу.

Мне ничего не оставалось, как согласно кивнуть и последовать за ней. Дождя уже не было. Он закончился около получаса назад, и было не холодно. Во всяком случае, я не заметил, чтобы Белла замерзла или чувствовала себя некомфортно. Обойдя школу со стороны стоянки, мы направились в лес по едва заметной тропинке. Девушка медленно брела впереди, внимательно выбирая место на мокрой земле для каждого шага. С черепашьей скоростью добредя до уже знакомой мне полянки, она развернулась и решительно спросила:
- Зачем ты преследуешь меня?
Интересно, этот вопрос родился спонтанно или Белла специально ушла подальше в лес, для серьезного разговора?
- О чем ты?
- Ты сам знаешь.
Упс. Похоже, разговоры с этой троицей из ордена, не прошли даром.
- Ну, я же писал, что хочу загладить свою вину из-за той ссоры.
Девушка помрачнела:
- Перестань, я говорила, что твоей вины тут нет. И… так, наверное, даже лучше для нее. Если ты не…
Она замолчала, но я понял, что осталось недосказанным. Белла считает, что оберегает таким образом Джессику, и если мне не удастся удержать под контролем свою жажду, то пострадает только она одна. То есть это обычное недоверие.
- Я не настолько слаб! И твой запах уже не сводит меня с ума. Моя жажда вполне поддается контролю! Ты можешь не бояться!
Горло жгло неимоверно, я все-таки медленно сходил с ума, но старался не показать ей, насколько тяжело дается контроль того зверя, что живет в вампире по имени Эдвард Каллен. Жидкий огонь разливался по телу, но мне безумно хотелось добиться доверия этой удивительной девушки!
В кармане зазвонил телефон и немедленно поплатился за это, рассыпавшись в крошево под моей ладонью. Если Элис желает сказать мне, как безрассудно я сейчас поступаю, то пусть сделает это позже. Сначала мы с Беллой поговорим! Она как раз собралась что-то сказать, как из-за стволов вылетела стремительная рыжеволосая тень! Откуда она взялась? Неужели я был настолько поглощен своими переживаниям, что ухитрился не почувствовать ее приближения? И почему Элис… ах да…

***

Школа города Форкс.

Джессика скучала. Испанский никогда не был ее любимым предметом, а сегодняшний урок по занудности побил все рекорды. Чтобы как-то отвлечься, она наблюдала за школьной стоянкой. Неровные ряды машин, казались новобранцами на плацу. Где-то справа должна стоять ее красавица, которая уже совсем скоро превратится в самую настоящую «божью коровку». Девушка улыбнулась, наконец-то в этой школе будет хоть одна машина, кроме роскошных авто Калленов, выделяющаяся из общей массы! Может эта эксклюзивность даже сблизит их? И Эдвард, наконец, обратит на нее внимание? Девушка в очередной раз мечтательно посмотрела в окно и, увидев там предмет своих воздыханий в компании Беллы, чуть не упала со стула. И как это понимать? И это ее бывшая подружка?! Девочка – божий одуванчик?! А захомутала самого красивого парня в школе! И врала еще, что ни сном, ни духом!!! Вот ведь змея! Куда это их понесло? Рука сама собой взлетела вверх:
- Senhora Kano, me siento mal, puede ir? (Сеньора Кано, мне плохо, можно выйти?)
- Si, ciertamente, necesita ayuda? (Да, конечно, тебе нужна помощь?)
- No, gracias.
Но тут нахально влез Тайлер, сидящий на две парты позади Джесс.
- Senhora Kano, la ayudé… эээ… добраться до медпункта! (Сеньора Кано, я помогу ей…)
Он же в жизни никому не помогал! Придурок, кто его просит лезть со своей помощью? Да и преподаватель уже с некоторым подозрением смотрит на его «участливую» физиономию.
- Bien. Nadie está enfermo? Amplíe la lección. (Хорошо. Больше приступов ни у кого нет? Тогда продолжим урок.)
Вылетев из кабинета, Джессика первым делом попыталась отделаться от приставалы:
- Тайлер, вали в свой медпункт самостоятельно! У меня дела!
- Ха! Видел я твои дела... на стоянке! Так что милая, или мы идем вместе, или я тебя закладываю по полной программе!
- Что ты видел?
Парень ухмыльнулся самым гнусным образом:
- Не строй из себя дуру! Я видел то же, что и ты! Свон с этим новеньким задавакой решили уединиться в лесу? Не тебе одной хочется это увидеть!
Вот блин! Это совершенно некстати. Одно дело выяснить самостоятельно, чем там занимается эта сладкая парочка и совсем другое, посвящать во все это скотину Тайлера. И ведь мало ему урока от Джейкоба, полученного этой весной!
- Давно по физиономии не получал, да?
Он поморщился:
- От кого? Краснорожего здесь нет, а эту бледную поганку я даже трогать не буду, чтоб не пачкаться! Впрочем, дело твое, не хочешь идти, не надо.
И он решительно двинулся по коридору. Джессике ничего не оставалось, как поторопиться следом за ним. Поспешно обогнув строение с противоположной стороны, преследователи успели заметить, как скрываются за деревьями ничего не подозревающие жертвы шпионажа. Тайлер хмыкнул на ходу:
- Ну что, мы вместе? Ты же вроде сейчас со своей подружкой в контрах?
- Не твое дело! А быть с тобой заодно – это себя не уважать!
- Как хочешь. Только потом не жаловаться....
Оборвав фразу, он ускорил шаг и, забирая влево, быстро скрылся среди деревьев.
А девушка в нерешительности остановилась на границе леса... Если пойти за парнем следом, то, конечно скрывшаяся парочка обнаружится быстрее, но... Это получится, что Джессика с ним заодно. Нет, так не пойдет, не дай бог их обнаружат – вовек не отмоешься. Подставляться не хотелось, и она пошла отдельной тропинкой, благо вокруг школы их хватало, стараясь держаться параллельно пути Тайлера и не очень шуметь. По мере удаления от школьной территории, кустарник становился все гуще, и выбирать путь становилось намного труднее. Опасаясь, как бы ее не обнаружили, девушка почти не продвигалась вперед, все больше смещаясь влево, где кусты потихоньку переходили в одну из небольших полянок, окружающих территорию школьного леса. Подойдя почти вплотную к просвету между деревьев, она остановилась окончательно и прислушалась, оглядывая поляну, нет ли кого? Слабое шевеление на другом краю открытого пространства, заставило ее порадоваться своей предусмотрительности. Из густого подлеска показались, что-то негромко бормоча, две фигуры, одна за другой. И это были не Эдвард с Беллой! Первым из кустов, спиной вперед, выдирался Тайлер, плаксиво выговаривая спокойно идущему за ним следом мужчине:
- Ты мне ничего не сделаешь! Ты не сможешь мне ничего сделать!
Джесс испуганно замерла, наблюдая как грациозно, будто танцуя, приближается незнакомец к парню. Вроде бы и не было ничего пугающего в его внешности, он, бесспорно красив, но вот пробирал до костей животный ужас при одном только взгляде на хищные, быстрые движения, на предвкушающую белоснежную улыбку, на кроваво-красные радужки глаз… это вообще, человек?!
Тайлер тем временем выбрался на открытое пространство. Одно неуловимое движение и мужчина уже за его спиной… медленно он протягивает руку и касается плеча парня. Тот дергается как от удара током, пытается вырваться. Джессика видит мельком его перекошенное от ужаса лицо. Забыв, как дышать, она заворожено наблюдает вечный, бессмертный танец хищника и его жертвы. Стремительное и в то же время бесконечное движение, это немного похоже на поцелуй. Поцелуй смерти… последняя дрожь тела и жертва мягко обвисает в руках убийцы. Из-под рукава спортивной куртки, по безвольно свисающей кисти, стекает алая струйка, рассыпаясь в воздухе на тысячи еще живых бисерин. Такая яркая, такая живая на фоне замшелых стволов и серо-стального неба. Этот танец почти закончен и скоро наступит очередь невольного зрителя….
Но вот мужчина приподнял голову, прислушиваясь к едва заметному шуму, доносящемуся справа. Настороженный взгляд алых глаз, казалось, стремится проникнуть сквозь плотную зелень леса. На окровавленном лице поочередно отражается недоверие, изумление и мимолетная ярость. Голова Тайлера отлетела в сторону, тело рухнуло на землю, а сам незнакомец просто исчез. Окаменевшая от ужаса Джессика, будучи не в силах пошевелиться, продолжала смотреть на мертвое тело посреди красно-зеленого участка травы.

Эдвард.

…по небольшому участку открытого пространства, разбросаны фрагменты тела рыжеволосой мстительницы. Желание отомстить Белле (они знакомы!?), это единственное, что я успел понять из мыслей однорукой вампирши за время нашей короткой драки. И сейчас как раз собирался «поковыряться» на предмет подробностей в ее немного поврежденной голове, которую держал в руках. Однако от этих планов меня отвлеки звуки, доносящиеся с края полянки. Белла, стояла на коленях в траве и ее тошнило. Наверное, успела что-то рассмотреть, глупенькая, неужели не могла отвернуться? Бросив несостоявшийся источник ценной информации на землю, я метнулся к девушке, на ходу прикидывая, не могла ли она как-то пострадать, не решаясь вдохнуть - с зовом крови Поющей, если она поранилась, мне точно не совладать. И не нужно ли вообще отнести ее в медпункт, выдержат ли хрупкий человеческий организм и психика, шокирующие события сегодняшнего дня?
- Белла, - руки сами собой потянулись придержать тяжелые каштановые пряди, стараясь при этом не коснуться теплой нежной кожи – ты не пострадала?
Едва заметное движение головы из стороны в сторону и она тут же попыталась отстраниться, чуть не упав при этом. Все-таки это сильно похоже на шок. Приступ закончился. Белла самоотверженно попыталась подняться на ноги, но она была слишком слаба, мне пришлось взять ее на руки и поторопиться (по человеческим меркам) в сторону школы. Чтобы уберечь девушку от царапин, дорогу приходилось выбирать через наиболее открытые участки леса. Выскочив на очередную полянку и увидев там распластанное тело, когда-то бывшее Тайлером Кроули, я моментально развернул ее лицом в противоположную сторону и коротко попросил:
- Не смотри.
Ответом мне был сдавленный всхлип и последовавший за ним обморок. Что она там увидела? Вот черт! Голова! Довольно мерзко смотрится. Этот парень ухитряется досаждать моей Белле даже после смерти! Однако если убит он только что, то где же убийца? Это не могла быть та рыжая…, а значит, она была не одна. Осторожно положив свою драгоценную ношу на чистый участок и стараясь не отходить от нее далеко, я попытался поймать запах того, кто прикончил Тайлера. Бесполезно. Аромат Беллы забивал все остальное, не давал сосредоточиться, окончательно загоняя сознание в огненный ад. Пришлось остановиться. В густых кустах на противоположной стороне прогалины послышался тихий шорох, а затем, как будто повернули выключатель, на меня обрушилась лавина образов, щедро приправленная животным ужасом. Этот мысленный голос был мне знаком – Джессика! Она-то что здесь забыла?! Практически за шиворот вытащив завывающую девушку из ее укрытия и хорошенько встряхнув, я попытался добиться от нее ответа:
- Где он? Куда он ушел? В какую сторону?
В ответ только тихий вой вперемешку со слезами. Пришлось дать пощечину. Не могу сказать, что Джесс пришла в себя окончательно, но в какой-то степени это помогло. И она сквозь всхлипы смогла выдавить:
- Н-не з-знаююю! Я не ув-видела… П-просто исч-чез и все!
Послышался голосок Элис (наконец-то!):
- Он сейчас там, где ты дрался с рыжей. Надо быстрее уводить девочек отсюда.
Я метнулся за Беллой, сестренка подхватила Джессику, скомандовала:
- Можно бегом до коридора на втором этаже, там нас никто не увидит и до медпункта недалеко.
И мы побежали. Уже на пороге здания, я оглянулся….



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:51 | Сообщение # 34

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 32.

Лес.

Джеймс осторожно, практически с человеческой скоростью, продвигался на звуки яростного шипения Виктории и треска рвущейся кожи вампира. С кем она там сцепилась? С теми оборотнями, про которых рассказывала? Вряд ли, от них она постарается держаться подальше. Разве что, драки было не избежать, а там явно был нешуточный бой…. Аккуратно обходя источник уже затихшего шума, ищейка старательно принюхивался и всматривался в зеленый полумрак леса, в надежде вовремя обнаружить причину воцарившейся тишины. Ничего. Как будто все просто испарились. Найдя след своей спутницы, он прошел по нему до крошечной полянки, на которой все произошло. Не обращая внимания на уже начинающую собираться вампиршу, Джеймс прошелся по центру открытого пространства, по запаху восстанавливая для себя картину произошедшего. Буркнул под нос:
- Дура.
Не сомневаясь, что Виктория прекрасно справится с восстановлением и без посторонней помощи, он пошел по следу того странного вампира, который не только якшается с людьми, но еще и защищает их. Эта игра становится все интереснее. Появляются новые участники. Веселье почти началось. Если бы не эта дура… своей импульсивностью она может все испортить! Надо будет ее наказать…. След привел ищейку на ту же полянку, где он уже побывал сегодня. Мелькнула мысль, что из-за драки, затеянной девчонкой, он так и остался голодным, и это еще больше укрепило его в желании наказать провинившуюся напарницу.

Пройдя еще немного вперед, Джеймс уже был готов лично убить Викторию. Остановило его лишь то, что пока она нужна. Его увидели во время охоты! И свидетель остался жив!!! Это уже никуда не годится! Если бы не пришлось, тащить эту рыжую с собой через густонаселенную территорию, постоянно опекая и практически не имея возможности поохотиться самому, он бы не накинулся здесь на первую встречную жертву! Если бы эта идиотка не затеяла драку, почувствовав аромат человека, ему не пришлось бы все бросать и мчаться на место происшествия! Это значит, что свидетель был бы вовремя обнаружен. А теперь он исчез, и наверняка к этому причастна та парочка ненормальных вампиров, чей запах щекочет сейчас ноздри ищейки, впитываясь в сознание. Найти! Найти и убить! Но не сразу… Неизвестно какие бойцы из этих защитников человечества. А инстинкт охотника нашептывает про осторожность, на Викторию надеяться не стоит. У этой девчонки просто дар влипать в неприятности, как бы это не оказалось заразно. Выходить из леса Джеймс не стал, наблюдая из-за деревьев, как удаляются в сторону построек два вампира со своей ношей, и ехидно улыбаясь. Перед тем как войти в здание, высокий парень оглянулся. Взгляд необычных золотистых глаз был обеспокоенным. Да. Это будет весело! Неизвестно пока, что заставляет эту парочку волноваться о сохранности человеческих жизней, но это здорово ослабляет их позиции. Когда ты нашел ахиллесову пяту противника, игра становится сплошным удовольствием!

Белла.

В чувство меня привел холод. Знакомые зеленые стены, опять медпункт, что я тут делаю? И почему так холодно? Откуда-то справа послышался мелодичный голос:
- Эдвард, Белла пришла в себя, ее можно отпустить.
Бархатный голос над моей головой произнес с едва заметной иронией:
- Спасибо Элис, я понял, – а потом обратился уже ко мне, - Белла, как ты себя чувствуешь?
- Голова кружится и мутит. Почему мы снова здесь?
Попытка сесть самостоятельно оказалась удачной. И пусть меня шатало, но поддержка ледяных рук уже не была необходимостью.
- С медицинской помощью это состояние скоро пройдет, - произнес тот же голос справа – а вот с памятью будет хуже.
Перед глазами моментально проявилась та ужасная картина на полянке, что заставила меня потерять сознание. И только сейчас до меня дошло осознание того, кто погиб сегодня в лесу! Кроули! Парня было жаль. Несмотря на все зло, что он причинил мне и остальным девушкам в нашей школе, Тайлер не заслужил подобной участи. Но смерть не дает поблажек никому. Она окончательна и бесповоротна, и ее не заботят твои незавершенные дела на земле, неисправленные проступки. Смерти все равно, кем ты был или мог стать…, ей неважно, чьи слезы прольются, и будет ли вообще кому-то больно от твоего ухода из жизни. Она просто приходит. В виде маньяка-убийцы, пьяного водителя, несчастного случая, невидимкой во сне, или… вампиром. Смерть любит менять маски…. Погрузившись в свои мысли, я не сразу сообразила, что мелодичный голосок все еще журчит где-то на задворках сознания.
Повернувшись в направлении звука, я увидела одну из Калленов, маленькую брюнетку, Элис, придерживающую Джессику за плечи. Моя подружка была в ужасном состоянии: растрепанная, зареванная, макияж размазан по всему лицу до однородного серого оттенка, она смотрела сквозь меня, явно пребывая в шоковом состоянии. Боже, что она тут делает? И почему она в таком виде?! Трагедия Тайлера невольно отошла на второй план. Забыв обо всем остальном, я кинулась к подруге. Разумеется, мои ноги не ожидали такой прыти и отказались поддерживать меня в самый неподходящий момент. Отказавшись от молчаливой помощи и вернувшись самостоятельно на кушетку, я попробовать позвать Джессику.
- Джесс?!? – она не отреагировала – Что с ней? Почему она в таком состоянии???
Ответил Эдвард, который присел рядом со мной,
- Она увидела нас с тобой в окно и пошла следом….
- И…?
Он немного поколебался, но продолжил:
- Тайлер увязался с ней в лес, и она видела, как его убили.
Меня снова замутило. Бедная Джессика! Ей пришлось пройти через такое испытание.
- Как это произошло?
- Тебе нужны подробности?
- Нет! Боже, нет, конечно! Я хотела сказать – это был вампир?
Небольшая пауза. Теперь ответила Элис:
- Да. И нет.
- Что, да и нет?
- Да, это был вампир, и нет, это не один из нас.
- А кто же?
- Этого мы пока не знаем, Белла, но мы выясним все и устраним угрозу до того, как он сможет принести еще больше вреда.
Внутренне содрогнувшись от того, как прозвучало это «устраним», я, осторожно поднявшись и держась рукой за стенку, все-таки добралась до кушетки напротив. Элис уступила мне место и беззвучно переместилась к двери. Джессика все еще отрешенно смотрела в одну точку на стене. Она равнодушно позволила себя обнять, точнее никак не отреагировала на мои действия. Мне было невероятно больно видеть лучшую подругу в таком состоянии. И во всем опять виновата именно я, если бы не эта глупая затея пойти в лес, ничего бы не случилось, и Тайлер остался бы в живых, и Джесс не сидела бы сейчас в прострации, как грязный гипсовый манекен. Ну почему, почему мои поступки заставляют страдать других? Это так неправильно!
- Джесс? Джессика, посмотри на меня. Все хорошо. Ты в безопасности. Тебя никто не тронет. Джесс, ну скажи хоть что-нибудь!
Я встряхнула ее, чтобы хоть как-то заставить реагировать на окружающий мир. Это помогло.
- Белла? О Боже! Белла!
Джессика разрыдалась, уткнувшись мне в плечо, не было необходимости что-то говорить, можно было просто обнять ее и ждать когда слезы пройдут. Послышался голосок Элис:
- Белла, нам надо идти, урок скоро закончится. Мисс Хаммонд вызвали в спортзал, она вернется через семнадцать минут. С Джессикой все будет хорошо, ты все сделаешь правильно.
- Почему ты так в этом уверенна?
Она улыбнулась:
- Я вижу это.
И исчезла за дверью. Эдвард немного задержался, но, когда он уже открыл дверь, я вспомнила кое-что очень важное,
- Эдвард? – Он остановился и вопросительно посмотрел на меня, - спасибо тебе…



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:52 | Сообщение # 35

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 33.

Эдвард.

Выйдя из медпункта, мы с Элис, не сговариваясь, устремились в сторону леса. До окончания урока было еще целых пять минут. Роскошь по вампирским меркам. Разумеется, там уже никого не было. И ничего. Тело Тайлера Кроули тоже исчезло с полянки. Только перепаханная земля и разлитый повсюду запах крови и смерти говорили о том, что это то самое место, где все произошло. Картину дополняли два следа, уходящие вглубь материка. Я раздраженно буркнул:
- Ну почему бы им на территорию оборотней не сунуться?
Элис промолчала, пытаясь увидеть хоть что-то определенное в будущем. Потом покачала головой:
- Не могу. На данный момент будущее еще не определено. Кроме одного, они сейчас далеко, но эта парочка еще вернется.
- Присматривай за будущим Беллы, если сможешь. Хорошо? Эта рыжая думала о мести, кидаясь на Беллу, но я не успел понять деталей.
Она нахмурилась:
- Как скажешь, братец, но из-за плотного общения девочки с оборотнями это будет нелегко. Кстати, может, есть смысл расспросить саму Беллу, о том, где она могла завести столь неподходящие знакомства в среде вампиров? И заодно предупредить, чтобы не ходила одна гулять в лес.
- Я подумал об этом...
- …Но будет лучше, если это сделаю я. – Сестренка улыбнулась. – Мне не придется бороться с зовом Поющей.
Пришлось признать, что это хорошая мысль. И мы направились в сторону школьных зданий.

Белла.

Джесс постепенно затихала. Я думала о том, что у меня все меньше времени для разговора с ней до того момента, когда вернется медсестра. Наконец подружка чуть отстранилась и посмотрела мне в глаза:
- Я и теперь не имею права знать? Вампиры? Тот… - она вздрогнула – там… на полянке, он просто загрыз Тайлера! Зубами! Как… как…
Ее снова начинало трясти. Я поспешила остановить поток шокирующих воспоминаний:
- Джесс, я тебе все объясню! Я клянусь! После сегодняшнего, для тебя безопаснее быть в курсе, чтобы знать, чего опасаться, если… ох, Джесс! Видит Бог, я не хотела тебя втягивать в эту мистическую карусель. Это совсем небезопасно, поверь мне.
- Мне все равно! Я хочу знать, во что на этот раз ты влипла из-за своей невезучести.
- Все равно?! Джесс, я тебя умоляю – будь осторожнее! Любопытство может стоить тебе жизни, в конечном счете!
Кажется, подружка мне не поверила, решила, что я просто запугиваю ее. Пришлось напомнить:
- Загрыз, помнишь?
Ну вот, перестаралась, она снова позеленела. Мне самой все еще было плохо после пережитого. Побоявшись, что мои сумбурные объяснения сейчас все только усложнят, я ограничилась просьбой:
- Просто помни об этом, хорошо?
- Хорошо. Рассказывай.
Но тут дверь распахнулась и вошла мисс Хаммонд.
- Девочки… – она осеклась и быстрым шагом подошла к нам – так, давайте-ка в кабинет. Обе.

На историю мы, разумеется, опоздали и повышенное внимание со стороны преподавателя не оставило возможности для разговоров, так что разбегаясь по разным кабинетам после урока мы успели обменяться только парой слов. За ленчем поговорить не дали друзья. Обрадованные потеплением в наших с Джесс отношениях, они болтали без умолку, не давая нам возможности сбежать и поговорить по-человечески. Это утомляло, все-таки волнения сегодняшнего дня еще сказывались на моем поведении и мироощущении, а кроме того, я дополнительно ежилась под оценивающими взглядами Сирши и ВиВи, как народ стал называть Вильку с Вайолет, из-за того, что они везде ходили вместе. Почему-то их золотисто-рыжая спутница при этом не учитывалась, хотя разлучались они только на время пары занятий, а после них снова воссоединялись как три части одного целого. Я могла только предположить, что это связано с явным лидирующим положением Сирши, она воспринималась немного иначе. Ви неубедительно возмущалась, а Вилька хихикал и шутливо звал ее замуж. Это повторялось изо дня в день, но не сегодня. Все трое явно собирались засыпать меня вопросами при первом же удобном случае. Ох, ждет меня сегодня еще один допрос с пристрастием. И словно для того, чтобы сделать это неизбежным, к нашему столику подошла та самая сестра Эдварда, Элис и обратилась ко мне, мимолетно улыбнувшись остальным:
- Белла, извини, пожалуйста, можно с тобой поговорить?
Ну конечно же, троица вампироборцев моментально напряглась. Вайолет зачем-то принялась нервно теребить навороченный широкий браслет, который смотрелся скорее как древнее защитное обручье, а не украшение. Я не нашла ничего лучше, как обернуться на столик Калленов. Все они наблюдали за нами, взгляды разных оттенков золота были прикованы сейчас ко мне. Что они хотят? Не думаю, что что-то плохое, ведь Эдвард спас мне сегодня жизнь, да и проверка удалась на все сто, но…. Вот именно, но. Мои сомнения перебил сердитый настороженный вопрос Сирши:
- Что тебе от нее надо?
- Просто поговорить. Честно, – она перевела взгляд на меня – мы можем пересесть за отдельный столик, чтобы не выпадать из поля зрения твоих друзей. Просто не хотелось отнимать у тебя время после уроков…
Она оставила вопросительную паузу, и я почти уже кивнула в ответ, моля Бога о том, чтобы не влезла Джесс, и она молчала, хотя вопросы плясали тарантеллу в ее голубых глазах, зато решил вмешаться Майк, только пришедший в себя от улыбки вампира-эльфа. С радостно-глуповатой миной он «галантно» предложил:
- А почему бы тебе не присоединиться к нам? Я подвинусь. И можно будет спокойно поговорить.
Элис даже не взглянув в его сторону, отбрила:
- Потому что я хотела поговорить с Беллой, а не с тобой!
Не дожидаясь продолжения, я встала и под пристальными взглядами друзей позволила девушке отвести меня за пустующий столик у входа.
- Ты хотела поговорить о том, что произошло утром?
- Конечно. Дело в том, что Эдвард услышал кое-что странное в мыслях напавшей на вас вампирши. Она знает тебя, Белла. Эта однорукая напала не потому, что была голодна, а из желания отомстить. Поэтому я и хотела поговорить с тобой сейчас, предупредить, чтобы ты была осторожнее. Не знаю, чем человек мог так насолить вампиру, и поэтому прошу тебя помочь нам информацией. Дело в том, что Форкс и прилегающую территорию наша семья считает своим домом, и нам бы не хотелось, чтобы здесь происходили убийства. А если ты сможешь сообщить хоть что-то об этой агрессивной особе – это могло бы нам здорово помочь.
Мне даже не пришлось задумываться для того чтобы вспомнить день, когда я узнала о существовании вампиров и оборотней. Тот невесомый женский силуэт на границе света и тени, волшебный голос… Лоран и Вики. И если первый никогда уже не сможет причинить вреда людям, то его спутница смогла скрыться с места происшествия, оставив там одну руку. Я рассказала Элис о том случае и решилась спросить:
- А… Тайлера…?
Она изобразила разочарованную гримаску и пожала плечами:
- Нет, это не она. Наверное, просто нашла себе нового спутника. Если вспомнишь еще что-нибудь, дай мне знать, ладно? Давай обменяемся номерами?
У меня в руке оказался красивый бумажный прямоугольник, немного напоминающий визитку. Не считая виньеток, там было написано всего два слова и номер телефона. Выглядело стильно.
- Хорошо.
Я продиктовала свой номер и Элис кивнула, показывая, что запомнила. Мы поднялись одновременно и разошлись к своим столам. Вся столовая провожала нас взглядами. Ребята встретили меня вопросительными взглядами.
- Все в порядке, мы просто поговорили.
Анджела улыбнулась:
- Тебе удалось то, что оказалось не под силу всем остальным в школе – эти новенькие еще ни на кого не обратили столько внимания, сколько досталось на твою долю. Я думала, Лорин тебя подожжет своим взглядом.
Ох, только этого мне не хватало. Лорин славилась своими жестокими шутками на всю школу, а также тем, что еще никому не удалось доказать ее причастность к этому. Единственная, кому до сих пор удавалось достойно противостоять ей, была Джесс. И если меня выберут в качестве персонального врага, то мне с этой ролью точно не справиться. Плюхнувшись на поцарапанный стул, я задумчиво гоняла по пластиковой столешнице шарик из салфетки. Ну за что мне все это? Чем я так провинилась перед судьбой, что на меня свалился целый параллельный мир? Я все чаще думала о том, как могла сложиться моя судьба, если бы то дурацкое пари с Тайлером не состоялось? Было бы все привычно тихо и размеренно в моей жизни, или же нет? Понимаю, гадать поздно, все уже случилось, но порой так хотелось закрыть глаза и представить, что ничего не было….

После уроков, поговорив с ребятами из ордена, объяснив им ситуацию, и в очередной раз дав слово быть осторожнее, мы с Джессикой, прячась от моросящего дождя забрались ко мне в машину, чтобы просто поговорить. А Сирша с товарищами умчались рассказывать о появлении классических вампиров своему руководителю группы. В машине было почти так же тепло, как и у меня на душе. Я так соскучилась по болтовне Джесс! И пусть сегодня она непривычно молчалива, но она рядом со мной. Теперь бы еще ухитриться выпросить прощение у Джейка, и жизнь будет прекрасна и удивительна. Да, надо его тоже предупредить об «однорукой», наверняка мой друг в большей опасности, чем я, ведь именно от его зубов и пострадала сегодняшняя гостья. Джесс тоже о чем-то задумавшаяся, встрепенулась и повернулась в мою сторону:
- Беллс!
- М?
- Эээм, слушай, мы же с тобой так и не помирились толком….
О чем это она? Я уставилась на подружку в немом испуге, что наша глупая ссора будет продолжаться. Джесс, чуть помедлив, продолжила:
- Ты… сможешь меня простить? Хоть когда-нибудь? – она виновато шмыгнула носом – никчемная тебе подружка досталась, Белла. Я же видела, что с тобой что-то не так, по-крупному не так. Но мои мозги были заняты только одним человеком, да и тот вампиром оказался, – усмешка получилась грустная – зато каким красивым…. До сих пор душа словно в тумане, хоть и знаю теперь, кто он такой. Ничего не могу с собой поделать. И еще обида накатывала, когда я вас вместе видела, а это происходило практически постоянно. Ревность, особенно неоправданная – это такое глупое чувство… прости меня, а?
Господи, в первый раз за десять лет вижу Джесс настолько серьезной. На глаза навернулись слезы,
- А ты меня. Мне надо было больше доверять тебе и все сразу рассказать, а не пытаться удержать тебя подальше от всего происходящего. Только хуже получилось.
Слезы не давали говорить, прорываясь наружу короткими всхлипами. В голубых глазах напротив, окруженных разводами снова пострадавшей туши, я видела отражение своих чувств. Мы крепко-крепко обнялись, рассказывая друг другу сквозь соленый водопад, очищающий души и чувства, о том, как же нам было плохо без поддержки друг друга. Наверное, это заняло немало времени, потому что стоянка почти опустела. И с глухим ревом надвигающегося торнадо по мокрому асфальту к нам приближался байк Джейка….



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:53 | Сообщение # 36

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 34.

Джейкоб.

Вот вроде бы день как день. Обычный резиновый день. И тянется как обычно. А сердце не на месте с самого утра. Чует мудрая мышца, что непременно случится сегодня какая-нибудь масштабная пакость. Понять бы только, к чему готовиться? От чего беречься? Или кого беречь? Кого…. Отец сегодня сидит дома, работает (значит скоро опять в Порт-Анджелес тащиться). Рейчел у подружки до завтра застряла (значит сегодня опять голодаем). Парни бегают по двое (значит, если что, дежурного позвать успеют). Остается кандидат номер один: Белла. И ведь знакомо уже это ощущение беспокойства…. Как бы дотерпеть до окончания занятий, не сорваться и не рвануть в город – проверить, как она там? Не обидел ли кто? Ч-черт! Как же тянется этот день…. И чего было выпендриваться? Обиженного строить. Ну подумаешь, не хочет Белла меня видеть. Я-то ее хочу видеть всегда, а теперь, благодаря собственной дурости, остались только ночные дежурства под ее окном, да звонки после школы, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, услышать самый красивый в мире голос и опять промолчать, не зная, что сказать и как попросить прощения за свою дурацкую выходку. Да еще беспокойство это после рассказов Вильки о том, как «тот самый» кровосос за ней хвостиком ходит. Ох, не нравится мне это. Что ему от Беллы нужно? Чего он добивается? Ведь, если с ней хоть что-нибудь случится…, нет, надо гнать такие мысли из головы. А то точно свихнусь. Ур-р-ра! Звонок с последнего урока! Я схватил свои вещи и первым выскочил из класса, даже не слушая, что мне там Квил пытается втирать про футбол. Домой, скорее домой, услышать ее голос и успокоиться наконец, а то так и правда, недолго до психушки. И чего я сам себя накручиваю? Там же ребята, они не дадут Беллу в обиду. Конечно, если успеют….

Влетев в дверь и не глядя зашвырнув куда-то школьную сумку, я на ходу ухватил телефонный аппарат и затащил его в свою комнатушку. Благо длинный провод позволял таскать это допотопное чудо техники по всему дому. Пока набирал номер, обнаружил, что у меня дрожат руки, да что же это такое! Длинный гудок, номер не занят, обычно Беллс снимает трубку не позже третьего гудка. Второй гудок, такой же длинный, вытягивающий душу, короткая пауза, пошел третий гудок… четвертый… шестой… десятый. Может, я номером ошибся? Медленно и аккуратно набрал еще раз, перепроверяя себя на каждой цифре. Вслушиваясь в противный писк трубки, я пытался представить себе как Белла входит в дом, подходит к маленькому столику на котором у них живет телефонный аппарат, протягивает руку, чтобы взять трубку… ну же! Очередной гудок. Уже понимая, что не дозвонюсь, набрал в третий раз. Те же треклятые гудки. Белла, где же тебя носит? Сотовый! У нее же есть сотовый! А у меня где-то был его номер… с проклятиями переворошив все на столе, я обнаружил драгоценный клочок бумаги приколотым к полке. Голова дырявая! Вроде молодой, а памяти нет совсем! Ругая себя, набрал номер: «Аппарат абонента выключен или…». Беллс в своем репертуаре, наверняка забыла его зарядить. Так, хватит терять время. Не зря же сердце еще с утра пыталось до меня достучаться. Что-то случилось! Точно что-то случилось или вот-вот случится! Я нащупал ключи в кармане, крикнул в сторону мастерской:
- Пап, я в город!
И рванул в гараж, на ходу соображая, будет ли быстрее до школы Форкса, если ехать лесными дорожками, а не по шоссе? Будет. Опять дождь. Мокрый асфальт стелился под колеса байка роскошной серебряной лентой в обрамлении до блеска умытой зелени, но мне было не до окружающей красоты. Эта дорога гораздо хуже шоссе, но она короче, главное не отвлекаться и тогда можно не сбрасывать скорость, а значит, я не потеряю больше ни секунды драгоценного времени. Показались первые городские здания, дорожное покрытие стало чуть лучше, и я добавил газу, выводя машину на предел ее возможностей.

Красные корпуса школы, кусты загораживающие обзор стоянки и, наконец, въезд. Территория практически пуста, пара машин не в счет, но мне-то важен только один автомобиль, хотя невольно обращает на себя внимание жучок Джессики, какой-то грустный и одинокий, несмотря на свой радостный ярко-красный цвет, ему не хватает хозяйки. Где же пикап? Неужели Белла куда-то уехала? И где тогда ее искать? В городе не обернешься, а в человеческом виде я могу блуждать по крохотному Форксу часами и все равно не найти ее. Мелькнула мысль развернуться и начать поиски с ее дома. В душе сохранялась крохотная надежда на то, что пока я добирался сюда, Белла просто уехала домой. Такое ведь может быть? Может конечно, но, зная как относится удача к этой девчонке, вряд ли все окажется так просто. Раздумывая, я по инерции продвигался вглубь стоянки, и как оказалось не зря. Из-за огромного джипа показался бампер до боли знакомого автомобиля. Я боялся оторвать взгляд от пикапа, боялся, что тот просто исчезнет и мне снова придется теряться в догадках, где искать Беллс. Проявилось ветровое стекло, за ним два знакомых лица: Белла и Джессика. Значит, они помирились. И, похоже, что примирение далось им нелегко, у девчонок совершенно измотанный вид. Видно, что обе плакали. Я остановил байк, не заглушая мотор. Ну что ж, все в норме, мне здесь больше нечего делать. Белла в порядке, у нее теперь есть поддержка, я не нужен. Уже приняв решение, я немного задержал взгляд на ее лице, боясь поднять глаза чуть выше, встретиться с ее омутами, увидеть раздражение или, еще хуже, равнодушие. Это могло меня просто убить сейчас. Девчонки явно видели меня, но говорить было не о чем. Требование Беллы не приезжать к ней в Форкс нарушено, и теперь она наверняка не захочет даже отвечать на мои звонки. К черту, все! Я почти закончил разворот, когда услышал, как открывается дверца пикапа. Беллс в своем репертуаре, только она может споткнуться, пытаясь выйти из машины. Мне пришлось использовать всю свою силу воли, и не оглянуться, чтобы проверить, все ли с ней в порядке. Послышался ее неуверенный голос:
- Джейк?
Бороться с собой больше не было сил. Глаза Беллы не были раздраженными или равнодушными. В них жила неуверенность, обитало волнение, гнездилась усталость. Бедная моя девочка! И все эти чувства смотрели на меня вместе с ней, приковывая к земле, не давая двинуться, и в ее сторону в том числе. С трудом отведя взгляд, я выдавил:
- Извини, Беллс. Я….
Неловкая пауза. А что сказать? Что я больше не буду? Так по-детски, да и не могу я гарантировать, что точно больше не приеду. Ведь приеду. И не раз, если не буду уверен, что с ней все в порядке.
- Джейк… нам надо поговорить.
Хлопнула вторая дверца пикапа, Джесс, непривычно тихо поздоровалась со мной и обернулась к Белле:
- Вы разговаривайте, а я домой. Надеюсь, у мамы еще осталось то успокоительное, а то я после сегодняшнего не засну... или кошмары будут сниться.
После чего сегодняшнего? Ее слова заставили меня заново оценить состояние девчонок. И ведь, черт! Все-таки что-то точно произошло!
- Что случилось?
- Это долго рассказывать. Может, ты сядешь в машину? И мы сможем поговорить. В конце концов, вы тоже должны быть в курсе.
Джесс уже исчезла. Мы с Беллой остались одни на стоянке. Заглушив мотор и направляясь к ней, я не удержался и спросил:
- Ты как?
- Уже лучше.
Лучше? Что же случилось? Единственное, но главное, что успокоило меня в данный момент – это сама Белла, живая и невредимая. По крайней мере, физически. Поэтому, захлопнув за собой дверцу пикапа, забыв про остальной мир, я молча ждал, пока она заговорит.

Белла.

Я молчала, не зная, с чего начать. Джейк, ну помоги же мне! Скажи что-нибудь! Но он просто внимательно смотрел на меня и ждал. Молчание, возникшее между нами, уже било все рекорды, когда у меня, наконец, прорезался голос…, и заговорила я совсем не о том, о чем планировала сначала:
- Джейк… ты… прости, что я тогда на тебя накричала…. Я на самом деле так не думала, просто беспокоилась из-за твоих пропусков…
Раз уж сегодня у меня день примирений, может и с Джейком поможет? Я не знала толком, что сказать ему, поэтому опять замолчала, не смея оторвать глаз от приборной панели.
- Ты, не сердишься на меня?
- За что?
Какое-то время мы удивленно изучали друг друга, а потом… на наших лицах появилась улыбка, одновременно, одна на двоих. Меня сгребли в охапку горячие руки, Джейк что-то неразборчиво шептал мне в волосы, а я уткнулась носом в ворот его рубашки, оттаивая рядом с моим персональным солнышком, таким горячим, таким родным и, что бы там не происходило, лучшим другом на свете!

Потом Джейк, видно вспомнил об остальном, не отпуская меня, он спросил:
- Так все-таки, что случилось? От тебя пахнет вампиром, ты такая измученная, плакала, Джесс тоже, и вообще, она какая-то… тихая сегодня.
Чуть отстранившись, но не отпуская его руку, я рассказала о сегодняшних событиях, начиная с урока биологии, стараясь, чтобы эмоции не перевешивали информационную составляющую рассказа и не захлестнули меня целиком. Выслушав меня, и убедившись, что я больше ничего не хочу добавить, Джейк спросил:
- Кроули, это не тот самый..?
Мне ничего не оставалось, как кивнуть. Мое «солнышко» процедило сквозь зубы:
- Надо же… и от вампиров бывает польза.
- ДЖЕЙК!
Он вздрогнул от моего возмущенного писка.
- Извини, это непроизвольная реакция, правда. Жалко парня. Но меня больше беспокоит твоя безопасность. И… Белла, ты можешь мне объяснить, зачем тебя понесло в лес в обществе вампира? Да еще того самого вампира, который чуть не прикончил тебя незадолго до этого?
Упс! Этого вопроса я боялась больше всего, и больше всего надеялась не услышать. Мое замешательство не осталось незамеченным. Руки Джейкоба развернули меня лицом к нему, пальцы осторожно коснулись подбородка.
- Беллс? Посмотри на меня. Я что-то не то спросил? Почему?
- Эмм-м…. – я все еще старательно прятала взгляд – заранее представляя его реакцию на правду, но придумать что-то правдоподобное прямо сейчас, мой мозг отказывался. Сделав глубокий вдох, как перед прыжком в воду, я потребовала:
- Только пообещай, что не будешь меня ругать. И вообще, нервничать.
- Белла, я от такого предупреждения сейчас помру на месте. Говори уже. Пожалуйста!
Я решилась и, зажмурившись, медленно выговорила:
- Я хотела убедиться, что он сможет не убить меня…
Тишина. Потом тихое, как выдох:
- Что?
И опять тишина. Я зажмурилась бы сильнее, если бы это было возможно. Поэтому сделала наоборот, осторожно приоткрыла глаза. Неизвестность пугала гораздо больше. Потрясение на лице Джейка заставило меня съежиться, того количества боли, что сейчас передавали его глаза, хватило бы на десять человек. Лучше бы мне промолчать.
- Зачем? Ты хотела умереть?
- Я… - ох, ну как же объяснить это? – хотела… определенности.
Он схватился за голову, потом повернулся ко мне:
- А о Чарли ты подумала? Ладно, на меня ты была обижена, но Чарли…?! Ты ведь понимала, чем рискуешь! Каково ему было бы узнать, что ты пропала без вести или, еще хуже, найти твое… тело?

Джейк говорил, а в глазах метались те же самые чувства, заставляя дрожать его руки. Он выскочил из кабины, заставляя себя успокоиться, подставляя лицо льющему с неба дождю. Я молчала, не зная как рассказать ему о своих чувствах. Как передать всю ту усталость, что давила мне на плечи, начиная с момента появления этой постоянной угрозы. Как заставить почувствовать то полное отсутствие безопасности, ведь что вампиру наши замки и двери? Их даже стены не остановят…. Как рассказать о постоянно преследующем чувстве страха, что лишало рассудка на протяжении всего этого времени? И о том чувстве одиночества, что в итоге добило меня? Когда ты одинок, когда не с кем поделится, не на кого опереться, любая малость может сломить тебя. Похоже, именно это и случилось со мной, я сломалась. Как детская игрушка. Потерявшись в своих мыслях, я не сразу сообразила, что уже какое-то время стою под дождем и молча смотрю в глаза Джейку, а по щекам течет горячий дождь. И он понял! Его руки обнимали меня, защищая от всего мира, губы согревали своим теплом, убирая соленый дождь с моего лица, возвращая к нормальной (насколько это возможно для меня) жизни. Через несколько минут я снова оказалась в машине, но уже на месте пассажира. Джейкоб легко закинул свой байк в кузов пикапа, и садясь за руль, улыбнулся мне:
- Ну что? Ты позволишь мне отвезти тебя домой?



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:54 | Сообщение # 37

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 35.

Джейкоб.

Когда Белла оказалась дома, мне пришлось скрепя сердце, оставить ее одну и мчаться в резервацию. Как бы я не соскучился, и как бы мне не хотелось остаться рядом и никого к ней не подпускать, но это необходимо. В голове все еще звучит ее рассказ, поэтому надо срочно найти Сэма и все ему рассказать. Потом сбегать на место сражения и там все разнюхать. Потом поговорить с парнями о том, кто сможет меня заменить в патруле. Потом..., в общем, еще много всяких «потом». Только вот Сэма нигде не было. Может, он где-то в лесу носится? Я решил пока заняться вторым пунктом своей программы, то есть смотаться на место происшествия и получить полную картину того, что там случилось. Честно говоря, надо было сделать это сразу, наверное, но меня так волновала полная беззащитность Беллы, что хотелось сначала попросить Сэма направить кого-нибудь из парней присмотреть за девушкой.

Около моего дома стоял уже знакомый лендровер и рядом с ним два мотоцикла боевиков. Вот блин! Они же тоже в курсе и наверняка приехали к нам все рассказать! Вот я дубина! Это значит Сэм как раз у нас, и мне сейчас попадет за то, что ношусь неизвестно где и теряю время. Ну и ладно, сам понимаю, что сглупил. Я загнал байк в пристройку и зашел в дом. Ну точно, по всей имеющейся в доме мебели были равномерно распределены гости. Вилька с Сиршей ютились на табуретках с кухни, Рон оккупировал кресло, диван был занят Крисом, Гарри и мастером Сабио (кстати, классный мужик, все понимает без слов, и действительно соответствует своей фамилии). Сэм подпирал плечом дверь в кухню, а в центре гостиной торчало кресло отца. Как он сам всегда шутит, что если инвалид приходит в гости, хозяевам на него мебель запасать не надо – он со своей ездит. Наверняка сегодня уже успел пошутить на эту тему. Как раз ситуация подходящая. Собственно, протискиваться в дом смысла не было, а поздороваться можно и с порога, что я и сделал. И в надежде все-таки избежать заслуженного нагоняя, сразу добавил:
- Сэм, а я тебя везде ищу. Вам уже все рассказали?
- Да. Как раз ждали ребят, чтобы можно было туда сгонять, но раз ты уже здесь и в курсе, то можно выдвигаться, а парней в патруле оставим. Кстати, кто рассказал об убийстве тебе?
- Белла, – на лицо сама собой вылезла улыбка, – мы помирились. Слушай, а есть кого поближе к ее дому направить? На всякий случай?
Отец подал голос:
- Хорошо, что помирились, может теперь, хоть по ночам дома будешь появляться?
Он подмигнул мне с видом заговорщика. Надо же, я-то думал, что мои ночные вылазки остались незамеченными. Сэм хмыкнул, глядя на меня:
- Ладно, Ромео. Там сообразим, пошли.
Они с Роном двинулись в мою сторону, осторожно лавируя в маленьком помещении. Я заметил, как переглянулись Вилька с Сиршей и в один голос спросили:
- А мы?
Сэм покосился на охотника, тот на своего руководителя и чуть заметно покачал головой. Он был прав. От ребят на месте толку не будет, мы неплохо справимся втроем. Особенно, если те кровососы все еще крутятся неподалеку. Мастер тоже прекрасно это понимал, поэтому придумал энтузиастам «задание»:
- А вам я предлагаю отправиться в гости к Белле и заняться ее охраной. Оружие у вас собой? – ребята одновременно, но без воодушевления задрали рукава, показывая наличие браслетов, под которые были замаскированы их «иглометы». – Тем более что, насколько я помню, у вашей подруги завтра день рождения? Вы ведь хотите ее морально поддержать?
Я с энтузиазмом покивал, радуясь, что Белла не останется ждать возвращения Чарли в одиночестве. У нее будет компания, не самая бесполезная с точки зрения безопасности и в то же время, ей не будет скучно. Но кого-нибудь из наших парней все-таки надо отправить поближе. Непременно напомню об этом Сэму как перекинемся, все-таки реакция человека не идет ни в какое сравнение со скоростью вампира, эти пиявки могут двигаться о-о-очень быстро.

Похоже, друзья-боевики записали меня в предатели. Как иначе можно понять те молнии, что метали в меня сейчас две пары прищуренных глаз? Да я бы с удовольствием поменялся с ними местами! И не отходил бы от нее ни на шаг, оберегая и любуясь. Я бы подарил ей свой подарок и радовался, глядя, как она осторожно снимает оберточную бумагу (ох, и намучился я с ней), как ее лицо озаряет улыбка…. Но это все завтра, сначала надо многое успеть сделать.

Эдвард.

Эммет из всего может устроить шоу. Это аксиома. С одной маленькой поправкой, вовремя останавливаться мой братец не умеет. И в итоге, вместо шоу получается сплошная неразбериха. Так получилось и сейчас. Обсуждение планов защиты городка было успешно провалено, Элис с Розали гоняли хохочущего громилу по всему дому, приводя здание в состояние развалин, а остальные в немом возмущении смотрели на это безобразие. Наконец, Джасперу это «кино» надоело, и он послал волну покорности на лидера гонок. Эммет был схвачен, обезврежен и после десятка подзатыльников, чувствительных даже для вампира, отпущен на свободу. А Эсме, расстроенная полуразрушенным домом, предложила наказать его «невидимостью». То есть вся семья должна была игнорировать его в течение суток. Девочки ее поддержали, а мужчинам ничего не оставалось, кроме как смириться с их решением. И все, за исключением надувшегося «невидимки» вернулись к карте окрестностей. Основной проблемой была граница с Квилетами, которую мы не могли пересекать. А так как Элис до сих пор не удалось увидеть решение мстительных гостей – приходилось рассчитывать только на патрулирование территории. Эм оторвался от просмотра телевизора, и ехидно предложил:
- А давайте патрулем с той стороны оборотней напряжем?
Идея была неплохая, тем более, что волки наверняка уже были в курсе происходящего, но это будет выглядеть как просьба о помощи, и всерьез над поданной идеей задумался только Карлайл, да и то ненадолго, до того момента, когда Элис сообщила, что ближайшие два дня опасная парочка будет в Сиэтле. Они решили переждать и поохотиться. Но вот дальнейшие их планы оставались для нас загадкой. Поэтому обсуждение продолжили. Часа через три мы с Кристианой выскользнули из дома в первый патруль. Моя «напарница» явно была чем-то недовольна, но старалась скрыть это за обыденными мыслями. Я тихонько позвал:
- Тиа?
- Что?
- Я хотел поговорить с тобой. О Сирше.
Горькие образы затопили сознание девушки.
- Зачем ты напоминаешь?
- Для того чтобы поддержать, – она недоверчиво дернула бровью – я серьезно. Вы избегаете друг друга, мучаясь от невысказанных обид. Может быть, стоит попробовать поговорить с ней?
- Сирша не захочет говорить со мной.
- А она считает, что это ты не хочешь с ней общаться и считает, что виновата перед тобой.
Кристиана остановилась и осторожно поинтересовалась:
- Ты это прочел в ее мыслях? Что она считает себя виноватой?! Не верю! Ты не видел ее глаз тогда, там на побережье!
Она зажмурилась, воскрешая в памяти события того дня, и на меня обрушился поток образов: блеск волн, машины, люди, отец (его лица не видно), Сирша…, бывшая сестра и подруга, ее глаза…, ненавидящие, пронзающие насквозь. Раскаленным металлом выжигающие в душе клеймо Отверженной. С трудом отключившись от этого хаоса горечи, я смог заговорить:
- Тиа, людям, свойственно ошибаться. Ты знаешь это. И вампиры не идеальны, но и те и другие могут признать свои ошибки и попытаться их исправить! Сирша смогла это понять, почему не можешь ты?
- Я? – Она запнулась на долю секунды. – Не знаю. Но я подумаю над этим. Серьезно подумаю.
Дальше мы бежали молча, под аккомпанемент собственных мыслей. Кристиану я старался не слушать, чтобы дать сначала ей самой разобраться в себе, надеюсь, она примет правильное решение.

Тонкая пока еще дымка облаков на востоке посветлела, напоминая о том, что начинается новый день. И так хочется верить, что он принесет с собой только хорошее. Ведь сегодня день рождения Беллы. Надеюсь, ей понравится мой подарок.



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Суббота, 31.07.2010, 18:55 | Сообщение # 38

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 36 (1 часть).

Белла.

Как ни странно, но после вчерашних событий я спала без кошмаров, даже удивительно. Утро встретило меня облачной дымкой на горизонте, постепенно затягивающей небосвод, что ж, солнышка мне в день рождения не подарят. Давно пора бы к этому привыкнуть, но вот накатывает порой желание пробить огромную дыру в облаках над головой и окунуться в теплые сияющие лучики. Раскинуть руки и упасть в траву, лицом к звезде по имени Солнце. Вспомнить то самое, давно забытое, янтарное, текучее тепло, утонуть в чистом бездонном небе…. Увы, здесь это невозможно. Даже в редкие солнечные дни, облака не уходят полностью, они кружат по периметру голубого блюдца, пересекая иногда невидимую черту и неохотно исчезая за ней снова, ожидая возможности вернуться и занять свое место на небосводе, заботливо укрывая от бескрайнего космоса, оберегая от солнечных ожогов, спасая от простора. И не замечая в своей заботливости, что душат нас. Ох, что-то я в философию с утра пораньше ударилась, надо просто заставить себя встать и пойти умыться. Подняться получилось с первого раза, а вот с водными процедурами возникла заминка. Ванна была занята. Обычно папа уже на работе к тому моменту, как я просыпаюсь. Что-то случилось? Невольно вспомнился Тайлер, может ли его гибель повлиять на график отца? Вряд ли. Да и Элис говорила, что тело исчезло с полянки, а значит, беднягу сначала объявят пропавшим без вести. Настроение медленно, но неуклонно портилось.

За дверью что-то зашелестело, послышалось сдавленное ругательство Чарли. Блин! День рождения! Я же только что про него помнила. Значит, папа остался дома ради меня и сейчас наверняка мучается в ванной с оберточной бумагой. Интересно, зачем надо было туда забираться? Он хоть поел? Размышляя, что бы такого вкусненького приготовить на завтрак, я медленно двинулась в сторону кухни. Вафли? Нет, они были вчера. Блинчики? С джемом…. Надо проверить, остался ли джем. А может…. Мысли разбрелись по голове в поисках лучшего решения, а руки уже доставали муку, молоко, яйца, джем. О! Есть джем – значит, будут блинчики! Довольная, я принялась за работу и к тому моменту, когда щелкнул замок ванной комнаты, на тарелке рядом со мной уже красовались три румяных красавца, аккуратненьких, кругленьких, аппетитных до такой степени, что у меня в животе громко заурчало. С лестницы донеслось:
- Ммм… какой запах! Я уже умираю от голода!
Я оглянулась и не смогла удержаться от улыбки. Спускаясь по лестнице, папа демонстративно поглаживал живот и облизывался, изображая вселенский голод.
- Пап, мне, наверное, стоит вставать утром пораньше, чтобы тебя накормить?
- Да нет, что ты. Мне и кофе с утра хватает, это сейчас такие запахи по всему дому, что хочется слопать парочку слонов и закусить хрустящим бегемотом.
- О Боже! Пап! Побереги природу, иначе Гринпис тебе этого не простит!
- Хмм…, ну ладно, это веская причина для того, чтобы вернуться к твоим кулинарным шедеврам.
Он подмигнул и добавил, целуя меня в макушку:
- С днем рождения, дорогая. Я думал, что ты встанешь как обычно, поэтому подарок ждет тебя в ванной. М-м-м, мне показалось, что это будет оригинально, но если хочешь, я принесу его сюда и вручу, как полагается.
Как обычно? Взгляд метнулся к часам на стене. Надо же, оказывается, я вскочила на час раньше! То-то противного писка будильника не было слышно! Но удивляться не стоит, учитывая, во сколько вчера отключился мой измученный организм. Усталость отправила меня в царство Морфея практически сразу после отъезда ребят. И уроки остались не сделанными. Вот ведь блин! И на Джессику надежды нет, она, может вообще сегодня в школу не явится. Что же делать? Все бы ничего, но мистер Вернер вроде грозил тестами по прошлогоднему материалу... Из круговорота начинающейся паники меня выдернул голос отца:
- Беллс?
- А? Нет-нет. Оставь его там. Так гораздо интереснее. Садись лучше завтракать.
Он не заставил себя упрашивать и быстренько устроился за столом, получил тарелку с уже готовыми блинчиками, джем, кофе, и умолк. На некоторое время в кухне воцарилась тишина, прерываемая лишь шипением сковороды и стуком вилки. Я тоже поела, и чтобы не смотреть в ужасе, как папа в честь моего дня рождения пытается мыть посуду, отправилась в ванную. На подзеркальной полочке, среди стаканчиков и тюбиков, нотой диссонанса красовалась очень милая коробочка с бантиком. Без оберточной бумаги. Интересно, а с чем же он тогда так долго возился? Я заглянула в мусорную корзину – оттуда мне подмигнули клочки красивой оберточной бумаги, смятой и порванной. Все понятно, не справившись с упаковкой, папа решил вопрос радикально. И зачем вообще стоило возиться с бумагой? Коробочка сама по себе очень красивая. Крышка легко поддалась пальцам, открывая миру маленькое чудо. Из упаковочной соломки, на меня смотрела фарфоровая девочка. Неизвестный мастер чуть тронул краской голубое платье, коричневые волосы и глаза, оставив все остальное без внимания, и это было правильно, один лишний штрих мог бы испортить все очарование фигурки, но рука, державшая кисть, сумела вовремя остановиться.
- Боже…, какая прелесть…
Я вытащила ее из картонного плена. Оказалось, что это подставка под карандаши. Девочка изящно опиралась на основу в виде резной тумбы, только без верхней части. Нет, использовать подарок по назначению будет просто кощунством. Ноги сами вынесли меня из ванной, в надежде, что отец еще не уехал и благодарность не придется откладывать до вечера.
- Паааап!
- Что случилось?
- Спасибо! Это… она просто прелесть! Настоящее произведение искусства! Где ты ее раздобыл?
- В какой-то сувенирной лавочке в Порт-Анджелесе, мне показалось, что она похожа на тебя. Кроме того, у тебя же до сих пор нет нормальной карандашницы.
- Правда, похожа на меня?
- А ты разве сама не замечаешь?
- Не знаю, мне кажется, она слишком красивая, чтобы я была на нее похожа.
- Со стороны виднее – папа прищурился – и не спорь со старшими!
Я засмеялась:
- Ладно-ладно, сдаюсь! Мы похожи. Только я просто не смогу использовать ее по назначению, мне кажется, это будет жестоко.
- Ну вот, а я так надеялся получить обратно свою старую пивную кружку…, между прочим, она нравится не только твоим ручкам и карандашам.
Это прозвучало настолько ворчливо, что я в полном недоумении подняла взгляд, собираясь поинтересоваться, почему же я узнаю об этом только сейчас, и сообщить, что без этой кружки моя жизнь не закончится, но успела заметить смешинки в глазах отца. Видимо мой возмущенный вид был настолько забавен, что он не выдержал и расхохотался.
- Па-а-ап!!!
- Прости, не смог удержаться! Ты такая забавная, когда пытаешься обижаться. Я почти забыл, как это выглядит – он посерьезнел – нам надо больше времени проводить вместе, Белла. Ты так быстро растешь. Я уже не успеваю за тобой.
- Ну что ты такое говоришь? Ну, хочешь, я в воскресенье с тобой на рыбалку съезжу? Счастливого лица не обещаю, но честно высижу до конца, и не буду канючить! А?
- Ну, вообще-то я не это имел в виду. Как тебе поход в кино со стареющим отцом, а потом посещение кафе?
- Эээм… это было бы здорово, но как же твоя рыбалка? Билли выловит всю рыбу без тебя.
- Вообще-то, именно он в прошлое воскресенье мне всю плешь проел своими рассуждениями о том, как быстро растут дети. Что Рейчел спуталась с каким-то их местным сорвиголовой, а Джейк вовсю за тобой ухлестывает – он покосился на меня – ведь ухлестывает?
Ой, кажется, я порозовела…
- Нууу, вроде бы я ему нравлюсь.
- Ага, ладно не буду спрашивать, нравится ли он тебе, а то ты совсем покраснеешь, а я опоздаю-таки на работу. Значит, на воскресенье договорились…
И чмокнув меня еще раз в макушку, папа исчез. Что это было? Хотела бы я знать. Плюхнувшись на диван в гостиной, и вертя подарок в руках, я пыталась проанализировать наш разговор, но меня постоянно отвлекал какой-то странно знакомый противный звук. Где-то на втором этаже… Будильник! Школа! А уроки не сделаны….

Рев пикапа привычно прокатился по стоянке, оповещая всех заинтересованных о моем появлении. Джесс уже здесь, интересно, как она? После вчерашнего? Наверное, ей тяжко пришлось ночью. Это меня постоянно пытаются съесть и, несмотря на расшатанные нервы, определенная привычка спасает от сумасшествия. А подружке моей это еще пережить надо. Честное слово, если в течение ближайшего месяца, я не влипну в очередную передрягу – мир рухнет.
Безуспешно выглядывая светлые кудряшки Джессики, я добралась до кабинета истории. И обнаружила, что она уже сидит за нашей партой и сосредоточенно что-то пишет на цветном листочке, лежащем перед ней. Листочек оказался открыткой, моментально пропавшей со стола, как только я была замечена.
- Белла, привет. Тебя еще нет в кабинете. Закрой глаза.
Послушно выполнив команду, я поинтересовалась:
- Привет, ты как? А зачем глаза закрывать, если я уже заметила?
- Я нормально, мамины таблетки – просто чудо, весь день проспала и всю ночь, зато встала пораньше и хоть часть из заданного на дом успела сделать. В остальном, надежда только на тебя. Не открывай глаза!! Пока нельзя. Я из-за уроков ничего больше не успела. Даже накраситься.
Она говорила довольно бодро, но как-то монотонно, как будто робот научился бегло разговаривать и теперь пытается убедить всех окружающих, что он живой и его нельзя разбирать на запчасти. Неужели это действие таблеток? Очень хотелось заглянуть подружке в лицо.
- А можно я все-таки открою глаза? Все равно ведь я уже видела, что ты там пытаешься разрисовать. И вынуждена тебя огорчить, у меня уроки вообще не сделаны.
- Открывать нельзя…, подглядывать – тем более…. Погоди, как это не сделала? А чем же ты занималась вчера весь день?
- Тоже спала. Ты думаешь, у тебя одной было шоковое состояние?
Я прикусила язык, мало ли кто мог войти в класс или услышать часть нашей беседы из коридора. Ужасно хотелось открыть глаза. После небольшой паузы послышался голос Джесс, уже с совершенно другой интонацией:
- Не напоминай.
- Постараюсь.
Стоять без движения надоело, руки нащупали край парты, а затем и стул, на который благополучно приземлилась моя пятая точка.
- Глаза открывать все еще нельзя?
- Сейчас…, – послышалась тихая возня сбоку, потом довольное – открывай! С днем рождения, Белла!
Передо мной лежал аккуратный сверток с открыткой. В ней красивым ровным шрифтом был напечатан поздравительный стишок и пририсована забавная рожица. Видимо именно над ней так упорно «трудилась» Джесс. Улыбка сама собой появилась на губах:
- Спасибо!
- Ты же еще даже не развернула!
Ах, да. Под оберточной бумагой оказался симпатичный фотоальбом, обтянутый джинсовой тканью. Джесс сразу же принялась пояснять.
- Это тебе на будущее. Ты же очень любишь всякие красивые местечки и, если кто-нибудь из взрослых – она скорчила рожицу, сильно напоминающую свою близкую родственницу из только что подаренной открытки – догадается купить тебе фотоаппарат, то ты сможешь их увековечить и хранить в этом альбомчике.
- Джесс, спасибо! Теперь я точно знаю, что папа подарит мне на Рождество!
Как-то незаметно пролетело время и вот уже в кабинет вплывает историк. На уроке пришлось вести себя очень тихо, чтобы ничем не вызвать интереса преподавателя. Наконец прозвенел звонок, и мы выскочили в коридор. С первым уроком повезло, не вызвали и не спросили, хорошо бы и с остальными так же…. Джесс поплелась на свой испанский, а я направилась в сторону кабинета биологии. Ученики привычно суетились, кто-то отчаянно пытался найти свою сумку, не замечая хитрого лица соседа по парте. Кому-то нужна была запасная ручка. В коридоре перед кабинетом, двое мальчишек выясняли отношения, до драки дело пока не дошло, но толпа зрителей уже собралась в предвкушении «интересного» зрелища. Все было как обычно, как всегда. Проскользнув на свое место, я достала прошлогодние тетради и попыталась хоть немного освежить в памяти пройденный материал. Если сегодня действительно будет тест, то, может быть, это хоть немного поможет. Хотя…, кого я обманываю, готовиться надо было заранее. Но попробовать все-таки стоит.
Слева от меня возникла неясная тень, которая не пролетела мимо, как остальные, по своим делам, а приземлилась на соседний стул, Эдвард Каллен. Пока я решала, стоит ли пытаться поздороваться, мой сосед все решил за меня:
- Привет, ты как?
- Эм. Привет, все нормально, – и, не удержавшись, спросила – а ты сейчас дышишь?
Он покачал головой, потом, немного посомневавшись, заговорил снова:
- Я стараюсь не дышать, просто на всякий случай, сейчас твой запах уже не сводит с ума настолько, чтобы потерять контроль. Ты можешь не бояться.
- Я не боюсь.
И это было почти правдой. Парень приподнял бровь в немом изумлении. Пришлось сказать правду:
- Ну, почти не боюсь.
Он чуть улыбнулся:
- Тебе не стоит опасаться меня.
Мимо нас пролетели два парня, принеся с собой волну воздуха, и я заметила, как Эдвард глубоко вдохнул. Бедняга, ему так нелегко, но он так старается. Это достойно, по меньшей мере, уважения. У кого-то надрывался телефон, напомнив, что мой бедняга опять лежит разряженный, надо будет, как приду домой, все-таки покормить несчастный аппаратик. Эдвард опять заговорил:
- Та парочка, они в Сиэтле, но вернутся, постарайся не ходить в лес без защиты. Мы следим, но мало ли….
- Мне Джейк то же самое твердит.
Вопрос, застывший в янтарных глазах.
- Ну, ты же на утесе с ним разговаривал, он мне несколько раз уже жизнь спасал.
- Я помню его, он молодец.
А что же тогда его удивило?
- Да, – парни пролетели по проходу в обратную сторону, еще один глубокий вдох – А можно спросить?
- Что?
- Почему ты это делаешь? Зачем тебе защищать людей от… тех…?
Секундная пауза, видимо, я его удивила этим вопросом.
- Не так много людей посвящено в нашу тайну.
Потом передо мной легла записка. В принципе, правильно. Класс уже начинает постепенно утихомириваться и нашу, пусть и тихую беседу, все-таки могут услышать. Хоть ничего и не поймут, но все-таки...
- «Если бы можно было уберечь всех. Жизнь любого человека ценна, но мы не можем спасти каждого, кто попадает в беду. Однако, если уж такое случилось с кем-то, кто нам не безразличен – мы будем стоять до конца».
- «А я вам не безразлична? Почему?»
Начался урок, мистер Вернер прошелся по рядам, раздавая листочки с тестом. А я так и не подготовилась! В пальцы ткнулась записка Эдварда:
- «Это сложно объяснить».
На этом переписка прервалась. Мой сосед по парте быстренько проставил галочки в нужных местах и теперь сидел, скучая и изображая занятость. А мои мозги кипели, как и у большинства. Тест был огромный, на пяти страницах. Примерно половину вопросов я даже помнила, но вот остальное…. Нет, я люблю биологию, но это просто издевательство какое-то, в самом начале года устраивать такие вещи! Я в очередной раз наморщила лоб, в надежде, что это активизирует мозговую деятельность. Увы. Время урока уже подходит к концу, а у меня неотмеченных вопросов еще на два листочка наберется. Из груди вырвался тяжелый вздох. Каллен в очередной раз обернулся в мою сторону.
- «Какие-то проблемы?»
Я покачала головой.
- «Может все-таки помочь?»
До окончания урока пять минут… участливые глаза слева, сочувствующие, заманивающие… чувствуя себя так, как будто продала душу дьяволу, приподнимаю ладонь с теста. Он исчезает буквально на секунду и возвращается ко мне вновь, заполненный и даже исправленный в одном месте. Тихо шепчу «спасибо», сгорая от стыда и сама не понимая своей реакции. Почему мне никогда не казалось преступлением списать у Джесс, если вдруг возникала такая ситуация, что я оказалась не готова? И почему помощь, принятая от Эдварда, кажется тягчайшим грехом? Но ведь Джессика, моя подруга, мы всегда помогаем друг другу, если можем это сделать. А Каллен? Кто он мне? Прозвенел звонок, спасая меня от меня самой. Ученики горохом посыпались из кабинета. Величественно вышел преподаватель, прижимая к груди кипу листочков. Я тоже направилась было к двери, но меня остановил голос Эдварда, тихий и неуверенный:
- Белла…
Я развернулась к нему:
- Что?
- Можно я спрошу?
- Конечно.
- Ты смогла бы… подружиться с вампиром?

*продолжение следует...*

***

- Ты смогла бы… подружиться с вампиром?
Вопрос застал меня врасплох и оставленный без присмотра язык сам собой выдал:
- Не знаю, не пробовала.
Парень быстро опустил глаза, пытаясь спрятать улыбку, но явно проигрывал в этой борьбе. Мои щеки заливал предательский румянец, пришлось срочно исправляться:
- Эм… то есть, ситуации до сих пор были, не располагающие к дружеским отношениям.
Улыбка немного померкла, но быстро вернулась на свое место:
- А если ситуация будет располагать?
- Ну тогда… я не знаю…, наверное.
- Может быть, попробуем?
Я настороженно уставилась на него. В каком смысле, попробуем? Что он хотел этим сказать?
- Что попробуем?
- Подружиться.
Он что, серьезно?
- Ты уверен? То есть… дружить с тобой?
- Ну да.
Боюсь, только шоковое состояние спасло меня от очередной сказанной вслух глупости. Язык просто онемел. Перед глазами сама собой возникла картинка: я вполне серьезно набиваюсь в друзья к котлете, перед тем как ее съесть. Бр-р-р-р… жуть! Пока мое сознание занималось просмотром ужастиков, Эдвард продолжал что-то говорить, аккуратно стараясь набирать воздух в легкие от тонкой струйки сквозняка из приоткрытой двери. Кажется, это было бы довольно убедительно, если бы я его слушала. Вроде бы что-то о пользе дружбы? Подружиться с вампиром… Джейк меня убьет! А Сирша ему поможет! Да еще и Вильку с Вайолет подключит! А уж что со мной сделает Джессика…, нет, это невозможно!
- Хорошо.
Парень просиял. А я поняла, что пропала! Но… как я могу сказать нет? Каллены же хорошие вампиры, и людей не едят. А Эдвард мне вообще, жизнь спас…, может, они с ребятами смогут подружиться? Очередная картинка не заставила себя ждать: стоя между вампиром и оборотнем, я призываю их пожать друг другу руки… да-а, мое воображение сегодня в ударе, нет бы ему так работать на уроке литературы, когда нам с Джесс задали описание нестандартной ситуации. Заняли бы первое место. Очнувшись от своих мыслей в очередной раз, мне опять захотелось уйти в себя. Потому что на столе перед моим носом лежала небольшая плоская коробка, аккуратно обернутая серебристой голографической бумагой, да еще и перевязанная сверху огромным синим бантом. В ушах мягким бархатом прозвучал вопрос:
- Ты не откроешь?
- Это мне?
Однобокая улыбка скользнула по мертвенно-бледному лицу:
- Это наш с Элис подарок. Остальные пока ничего не знают.
- О…, вам не стоило тратиться…
- Мы не потратили много, открой.
Он явно волновался, что же это за подарок такой? Золотистые глаза настойчиво просили действовать, да он же меня просто гипнотизирует! Спокойно, Белла, спокойно, это просто обычные штучки из вампирского арсенала…, глотнув воздуха и немного приглушив биение сердца, я взяла подарок в руки, соображая с какой стороны можно подступиться к этой красоте. Довольно тяжелый для такого объема. Если это книжка то, наверное, какая-нибудь энциклопедия. Эдвард решил подсказать:
- Просто потяни за бант.
Один из концов ленты легко поддался неуверенным движениям пальцев, и упаковка сползла вся разом, один кусочком, как шкурка фантастической серебряной змеи, меняющей кожу. Под ней оказалась белая коробка, сделанная из плотного картона с тиснением. Прямо не подарок, а капуста какая-то…. Крышку удалось открыть без подсказок. Ну конечно… тонкий слой папиросной бумаги, сквозь которую просвечивал уже сам подарок. Рука осторожно откинула шуршащую преграду. Фоторамка. Старинная рамочка, сделанная из витиевато переплетенных полосок металла «под червленое серебро» а в нее вставлена… моя фотография! Откуда?! Такого снимка у меня никогда не было, это точно. Я вообще не очень фотогенична и те редкие фото, на которых моя персона выглядит презентабельно, могу пересчитать по пальцам одной руки. Этот же снимок был явно из другой реальности. Черно-белый, идеально подходящий под рамку портрет. Мое лицо на фоне древнего леса. Глаза смотрят прямо в объектив, и создается ощущение, как будто я только что задала вопрос и теперь доверчиво жду ответа от неизвестного собеседника. Сбоку снова послышался голос:
- С днем рождения, Белла.
- Спасибо…. Откуда у тебя это?
- Я не очень хорошо рисую, но мне кажется, получилось похоже, а оформляла все Элис.
- Это рисунок?!?
Я поднесла подарок к самым глазам, пытаясь рассмотреть его в мельчайших подробностях. Действительно, если внимательно присмотреться, повернув плоскость рамочки так, чтоб не отсвечивало стекло, становились заметны следы штрихов то ли угля, то ли карандаша, немного недорисованный листик в нижнем правом углу, да и мое лицо… слишком идеальное для фотографии, слишком красивое.
- Это ты сам нарисовал?!
- Тебе не нравится?
- Нет! Что ты! Очень нравится! Я просто не знала, что ты художник! Это… так красиво. Потрясающе!
- Я не художник, просто было много свободного времени.
Не художник? Всем бы быть такими «не художниками»! Тогда мир был бы намного красочнее, ярче и добрее. Возразить я не успела, в класс влетели две девушки, оживленно галдя, обсуждая какого-то Бобби, который «совершенно не умеет целоваться». Делая вид, что не обращают на нас никакого внимания, они то и дело бросали косые взгляды то на меня, то на моего собеседника, продолжая разговаривать намного громче, чем это было необходимо в таком небольшом помещении. Следом за ними стали появляться другие ученики. Кстати, мне ведь тоже надо успеть дойти до кабинета английского вовремя. Опаздывать сегодня недопустимо, так как это гарантированно вызовет ненужный интерес учителя. Словно прочитав мои мысли, Эдвард понимающе кивнул и стал неторопливо собирать свои тетрадки. Быстренько сунув новый подарок в сумку, и практически беззвучно прошептав: «Спасибо», я поспешила выйти в коридор.

Подруга встретила меня гневным шепотом:
- Где тебя носит? Я уже хотела отправлять поисковую группу!
- Извини, я немного задержалась.
- Немного? Тебя где-то носило всю перемену!
- Джесс, ну не ругайся.
Меня терзала мысль о том, как лучше поступить: рассказать ей все сейчас и получить выговор один на один, или дождаться ленча и поделиться последней новостью сразу со всеми? Все-таки на глазах у остальных учеников меня убивать не станут, я надеюсь. Один минус, потом Джесс опять будет обижаться, что я от нее скрыла такую важную информацию, а мы же только вчера помирились. Только вот, если рассказать сейчас – мне весь урок придется прятаться от нее под партой, да еще потом в столовой заново выслушивать, насколько я беспечна и «кто меня подменил» и «где настоящая Белла»… ох, что же делать? Компромисс, мне нужен компромисс…. Подружка, тем временем продолжала ворчать, но уже гораздо тише:
- Я не ругаюсь, я за тебя переживаю. Вдруг, в один далеко не прекрасный момент, ты просто исчезнешь, как… - она осеклась на полуслове, а потом продолжила, еще больше понизив голос, уже без капли напускного раздражения – Беллс, я ведь правда боюсь за тебя. Я не хочу потерять свою лучшую подругу и даже не иметь возможности похоронить ее…
Кошмар вчерашнего дня потихоньку восстанавливал позиции в моей памяти. Ну зачем, зачем надо было об этом напоминать? Волнение по поводу реакции на дружбу с вампиром сразу отошло на второй план. По позвоночнику вверх неторопливо вползала привычная ледяная рука знакомого уже страха. Ощущение полной беззащитности, помноженное на беспокойство за окружающих меня людей и моих друзей в особенности. Все они, будучи рядом, находятся в группе повышенного риска. И имею ли я право подвергать их опасности, удерживая около себя? Это так эгоистично. Да в одиночку было бы намного тяжелее, но оправдает ли это меня, если кто-то из них пострадает? Нет. Только вот есть одна проблема, я не могу сделать выбор за них, к сожалению. Не могу указывать им, какие поступки верны, а какие нет. Мои теперешние рассуждения не заставят никого из ребят отойти в сторонку, и как бы ни было эгоистично осознание этого, оно все же грело душу, опаляя периодически чувством вины. Заметив на моем лице виноватое выражение, Джессика решила переключиться на настоящее время и, дернув плечиком, изображая легкомыслие, поинтересовалась:
- Ну, так что же тебя задержало?
Я вздохнула и решилась:
- Каллен. Только ты не пугайся и не ругайся, там ничего страшного не случилось.
Небольшая пауза…
- То есть? Поясни.
- Джесс я все честно расскажу, только в столовой, ладно? Сейчас уже урок начнется.
- Смерти ты моей хочешь – разочарованно пробормотала подружка – ладно уж…
- Спасибо!
Звонок, теперь можно сосредоточиться на том, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания преподавателя, то есть сидеть тише мыши и стараться дышать через раз.

В столовой было весело. Кто-то включил музыку, и она перекрывала обычный фон, добавляя жизни и эмоций в привычный процесс. Честно говоря, я бы не отказалась от музыкального сопровождения и в последующие дни. Да и многие ребята подпевали себе под нос. Волнение вернулось на свое законное место в моем сознании, и есть не хотелось, но под выжидающим взглядом Джессики, я набрала почти полный поднос. Остальная компания уже была за нашим столом, все как один, с хитрым выражением на лицах. Казалось, даже у Вайолет, прорезалась тень этого чувства. Вилька незаметно, как ему казалось, начал отсчет движением кисти, и, сообразив, что же сейчас будет, я в ужасе зажмурилась и съежилась, ожидая оглушительного, на всю столовую: «С днем рождения, Белла!». Тишина. Потом, под тихое хихиканье Джесс, Сирша озадаченно спросила:
- Белла? С тобой все в порядке?
За меня ответила Анджела:
- Я же вам говорила, наша Белла не любит подобной гласности. Могли бы сначала у Джессики поинтересоваться.
Ребята недоуменно переглянулись, и Вилька пожал плечами:
- Честно говоря, мы решили, что ты преувеличиваешь. Немного.
Лучшая подружка фыркнула:
- Немного? Да ей дай волю, она закопается в темном углу на веки вечные и будет там киснуть в гордом одиночестве! – Она тяжко вздохнула и добавила, усаживаясь за стол, – знали бы вы, сколько я с ней уже намучилась!
Я мученически подняла глаза к потолку, а остальные дружно расхохотались.

Потом меня все-таки поздравляли с появлением на свет. Все по очереди. Дарили подарки. На столе передо мной лежала небольшая красочная горка. Я стала обладательницей очень красивой ручки от Майка, маленькой шкатулки для полезных мелочей от Лиз, странного угловатого браслета от неразлучной троицы, который было велено пока не надевать, и наконец, изящного блокнота от Анджелы с цитатами и афоризмами от разных мудрых людей на каждой странице. Это было так мило с их стороны, устроить мне настоящий день рождения, не превращая его в пытку всеобщим вниманием. И если бы Джессика не вспомнила о моем обещании все рассказать, можно было бы считать, что ленч прошел идеально. Честно говоря, мне уже удалось благополучно забыть о своем обещании, поэтому ее вопрос просто выбил меня из колеи:
- Ладно, Белла, а теперь давай рассказывай, что тебе такого сделал Каллен после биологии?
А еще подруга называется. Все моментально насторожились. По разным причинам, но какая разница! Сейчас будут пытки.
- Ничего особенного.
Джесс предупреждающе пропела:
- Бе-е-е-елла…
- Правда! Он просто подарил мне подарок и…
- …ты же мне говорила, что принимаешь подарки только от друзей?!
- Мм-м-м, ну да.
- То есть, – ошеломленно вмешалась Сирша, недоверчиво глядя на меня – ты и Каллен, теперь… друзья?
- Да.
Майк присвистнул:
- Нормально. Белла, а не зря говорят, что в тихом омуте… Ауч! Андж! Больно же!
Анджела сильно шлепнула его по руке, и он замолчал, но и так было понятно, что будут думать большинство учеников в школе. Я покраснела. Но гораздо важнее для меня была реакция тех, кто знал, кем на самом деле является Эдвард Каллен: Джессики и Сирши с ребятами. Не знаю, чего я ждала, но понимания в их глазах не было ни капли. Наконец, Вилька серьезно спросил:
- Ты уверена, что это хорошая идея?
Можно было долго рассуждать о том, что предложение мне показалось искренним, что отказаться было бы верхом грубости, что если бы меня хотели убить, то сделать это можно гораздо проще и без затей, и так далее. Только зачем? Хотелось пожать плечами, кто же может все предугадать заранее, но, зная наверняка, что Каллены сейчас пристально наблюдают за нашим разговором, мне пришлось ограничиться молчаливым кивком.
Джессика смотрела изучающе, как будто видела меня первый раз в жизни. Потом тряхнула головой, вытряхивая из нее какую-то назойливую мысль. И с грустной улыбкой попросила:
- Подарок-то хоть покажи?
Пока ребята рассматривали рамочку с рисунком, я украдкой обернулась к столику вампиров. Прямо в нашу сторону смотрели только Эдвард и Элис. Остальные казались недовольными (Или это у меня воображение разыгралось?). Поймав взгляд маленькой брюнетки, я одними губами прошептала «Спасибо» и получила радостную улыбку в ответ. А голову пришла банальнейшая мысль, о том, что почему-то никого не удивляет диапазон характеров и поступков представителей «стандартного» человечества… от скотского до святого. Но при этом, посвященных в тайну повергает в шок «нестандартное» поведение в среде вампиров. Это странно, неужели никто до меня не думал в этом направлении? Быть такого не может! Надо будет у Вильки поинтересоваться…

Остаток занятий ознаменовался одним единственным событием. Позором на последнем уроке, когда мистер Стамп спросил меня о теме предыдущего занятия, и пришлось признаться, что я не только не готова, но даже не слушала его сегодня, задумавшись о том, как перевернулась моя жизнь за последние полгода. Наказывать меня не стали, но от этого не было легче, ничуть, до стоянки я добиралась с пылающим лицом, кажется, даже уши светились рубиновым цветом. А около машины меня уже поджидали…



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Вторник, 24.08.2010, 22:29 | Сообщение # 39

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 36 (2 часть).

- Белла, ты понимаешь, насколько опасно общение с вампиром? – Начала Сирша, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что посторонних поблизости нет, и ее никто не услышит. – Да еще учитывая, что ты его «Поющая»? Если тебе надоело жить, есть гораздо более гуманные для окружающих способы умереть.
Вайолет, согласно кивала в такт каждому ее слову, слава Богу, хоть Джесс не было, ее срочно вызвал домой отец, и она не влезала со своей поддержкой. Вилька тронул девушку за плечо, останавливая:
- Не наседайте, это наверняка была не ее инициатива. К тому же, если мыслить логически, с этой стороны Белле сейчас опасность угрожает не больше чем, обычно. Гораздо больше меня беспокоят залетные гости. Надо будет нам с Алексом поколдовать над этим вопросом. А пока, Белла, мы будем повышать уровень твоей безопасности. Достань-ка наш подарок.
Было ужасно непривычно видеть его таким серьезным и …взрослым. Как будто две сущности, забавный ребенок и взрослый мужчина, уживаются в одном человеке, и мужчина предпочитает находиться в тени, лишь изредка показывая себя, как сейчас. Полная благодарности к этому человеку за отмену лекции, я быстренько достала из сумки сверток с тем странным браслетом, который мне торжественно вручили еще в столовой. Недоумевая, как украшения могут влиять на уровень моей защиты. Тем более такие странные украшения. Подарок больше походил на наручье эльфа-гота, чем на девичью побрякушку. Очень широкий, черный, немного угловатый, с сильно выступающим узором из накладных пластинок. Может мне сейчас к нему в пару подарят еще и лук со стрелами? Или что там полагается из подобной экипировки? Наблюдая, как Вилька возится с застежкой, я заметила, что из-под рукава его тонкого свитера выглядывает близнец того браслета, который он сейчас крутил в пальцах. Что-то тихо щелкнуло.
- Ага. Вот так. Белла, иди сюда. Смотри, надевается эта штука вот так – он ловко накинул мне на запястье гибкий прохладный пластик и защелкнул – и застегивается вот так. Вот эта пластинка, видишь?
- А снимать как? И для чего он нужен?
Ви отодвинула парня в сторону со словами:
- Дай-ка лучше я все покажу. В конце концов, кто эту погремушку собирал…, это браслет индивидуальной защиты, последнее слово в споре с вампиром.
- А почему последнее?
Она даже бровью не повела, и объяснять принялся Вилька:
- По нескольким причинам, во-первых, это оружие ближнего боя…
- Оружие?!
- Не перебивай! Да, это маломощный игломет¸ радиус поражения всего футов тридцать. Поэтому до них очередь всегда доходит в последний момент, если доходит вообще. А во-вторых, это как способ отомстить перед смертью, если успеешь.
- Очень оптимистично.
Сирша фыркнула:
- Вообще-то вся жизнь, это путь к смерти. Главное - как его пройти.
Поколебавшись, я рискнула все-таки задать еще вопрос:
- Ребят, неужели вы верите, что я смогу этим… этой штукой воспользоваться?
Ви, продолжая подгонять какие-то пластинки на моем браслете, задумчиво сказала:
- Ты только не обижайся, но, если честно, не очень. Для этого нужен немалый опыт, доведенный до автоматизма. Мы вообще-то даже рассказывать тебе про такие вещи права не имеем, но Джейк так упрашивал добыть для тебя хоть какое-то средство обороны..., что…, в общем, я собрала его из запчастей и научу им пользоваться, а дальше на все воля Провидения. Ты только его нашим старшим постарайся не показывать, если вдруг общаться придется, ладно? А то нагорит мне на вторые девяносто, и весьма основательно.
Мне показалось, или она улыбнулась?
- Хорошо, не буду. А как им пользоваться?
- Довольно просто, вытяни кулак вперед – она вытянула мою руку в сторону мусорного бака – нет не так, только от локтя, а то тебе будет неудобно.
Я прижала локоть к телу и вытянула кисть параллельно земле.
- Руку в кулак. Да, вот так. А теперь смотри на рисунок. На что похоже?
- Не знаю, треугольнички какие-то…, а, что-то вроде стрелки? Да?
- Да, тут система защиты от случайного спуска, поэтому, чтобы выстрелить, тебе надо одновременно нажать и сдвинуть вот эти две пластины по краям рисунка, положи ладонь на браслет, чувствуешь их?
- Вот эти?
- Да…
Автоматически пальцы сжались, вот уж не думала, что пластинки-кнопочки так легко поддадутся, послышалось тихое пф-ф-ф и довольно громкое Вилькино:
- Ч-черт!!!
Из ноги парня торчало что-то крошечное, отблескивающее металлом.
- Ой! Прости пожалуйста!
Сознание утонуло в ужасных предположениях. Как этот состав действует на человека? Вдруг он ядовитый?! О нет! Только не это!!! От шока начало подташнивать, колени подогнулись и если бы не рука «жертвы», сидеть бы мне в холодной луже. Окончательно сбила с толку реакция Сирши, она расхохоталась так, что на наш закуток стали оборачиваться немногочисленные ученики, еще не разъехавшиеся по домам.
- Получил? Защитник! – простонала эта «добрая» девушка сквозь смех смущенному донельзя (но живому!) парню – Будешь знать, как правила нарушать! И других на это подбивать!
И она опять согнулась пополам, безрезультатно пытаясь загнать хохот обратно в легкие. Вайолет невозмутимо выдернула снаряд из рук пострадавшего и поднесла на ладони прямо к моему лицу:
- Вот так выглядит ампула. Раз в неделю тебе надо будет отдавать мне браслет на перезарядку... Белла? Что с тобой?
Глаза зажмурились сами собой, чтобы не видеть страшной иголки. Сил еле хватило простонать:
- Убери…
- Что?
Послышался все еще смущенный голос Вилли:
- Ампулу у нее из-под носа убери! Она же иголок и крови боится.
- А. Совсем забыла. Все, убрала, можешь открывать глаза, все-таки не понимаю я тебя, как можно бояться крови и не бояться вампиров?
Я осторожно приоткрыла один глаз, парень, живой и здоровый, стоял напротив и сочувствующе улыбался, хороший он все-таки человек, даже не обиделся.
- Я боюсь вампиров, только не всех. А… ты как?
- Я в порядке. Не переживай, ампулы безопасны для человека, ну подумаешь, позудит немного, смертельно состав действует только на вампиров, и только в том случае если попасть под прямым углом, чтобы игла могла проткнуть кожу. Так что не паникуй, убить этим – он кивнул на браслет – человека - практически невозможно.
- Уфф….
Сирша, широко улыбаясь, уточнила:
- Ты сама-то как? А то, если мы тебя такую бледную оставим дома одну, Джейкоб нас к твоей тушке больше вообще не подпустит, сам будет ходить хвостиком и охранять.
Представив себе эту картину, я содрогнулась, только почетного эскорта мне и не хватало.
- Ой, не надо. Я уже в порядке. А что, Джейк не приедет?
- Приедет, но не сразу. Его Рон решил на сегодня взять в проводники, а когда он что-то хочет, отказать ему невозможно. Так что твой парень появится не раньше чем через час-полтора, в лучшем случае.
Сирша хихикнула в последний раз и направилась к своему байку.
- Поехали. Я с тобой посижу, а ребят мы отпустим. Кстати, могу помочь с алгеброй, а то мне показалось, что ты сегодняшнюю тему вообще не слушала. Или я не права?
Она подмигнула, а я опять покраснела. Блин, ну вот надо же было напомнить. Помощь мне, правда, нужна. Будет совсем некрасиво, если еще и на следующем уроке я не смогу ответить ничего вразумительного.

Дома было тихо и спокойно. Вытряхивая учебники из сумки, я вспомнила про телефон и поставила его на зарядку. Сирша помогла мне с салатом, и мы засели за алгебру. Цифры и формулы утомляли, усыпляли сознание, заставляя бродить в голове совершенно посторонние мысли. О сегодняшнем дне, о Джейке, о вампирах, плохих и хороших, о том, что может ждать меня завтра, послезавтра, или через неделю. Ничего радостного или обнадеживающего в будущем не предвиделось. Меня не могут оберегать двадцать четыре часа в сутки. Но, даже если кто-то будет находиться рядом со мной в момент нападения…, папа, Джейк, Сирша или кто-нибудь из троицы, да даже просто кто-то незнакомый - это всего лишь еще одна жертва, возложенная на алтарь мести однорукой вампирши и ее спутника. В одиночку никому из них с двумя вампирами не справиться, это общепризнанный факт. И опять получается, что я невольно подставляю под удар дорогих мне людей, и от этого становится только страшнее. Нет, надо выкинуть все это из головы и все-таки заняться уроками, очень пригодится, если меня в итоге не съедят. Я встряхнула головой и жалобно простонала:
- А можно еще разик? Сначала? Я ни-че-го не поняла!!!

Когда алгебра была покорена, все остальные уроки сделаны и приготовлен обед для папы, появился Джейк. Лицо усталое, но глаза сияют. Он сгреб меня в охапку и закружил по комнате:
- Беллс! С днем рождения!
Потом, не опуская на пол, коротко поцеловал и спросил, поглядывая то на меня, то на улыбающуюся Сиршу:
- Ну, как у вас день прошел? Никто не нападал?
Так как я еще не успела перевести дух, ответила она:
- Нет, – девушка встала и с ленивой грацией дикой кошки направилась к выходу – никому не нужны в этом городишке две симпатичные девушки на выданье.
Опершись одной рукой о косяк, она подмигнула мне и исчезла за дверью, из-за которой уже донеслось звонкое:
- Ребята, пока. Белла, еще раз с днем рождения!
Джейк недоуменно хмыкнул ей вслед, мы одновременно крикнули:
- Пока! Спасибо!
И замерли посреди гостиной. После недолгой паузы, все еще не отпуская меня на землю, он поинтересовался:
- Как настроение?
Так хотелось ему все рассказать! О том беспокойстве, что разъедало душу, подтачивая самые основы мироощущения кислотой страха. О чувстве беспомощности, возникающем, несмотря на такое количество охранников. О боязни за них и вины перед ними. Но он просто не поймет. Для оборотня хорошая драка – это всего лишь повод повеселиться. И как донести до парня весь страх за него же, если он сам за себя бояться не умеет? Дилемма. Неразрешимая. Поэтому:
- Все хорошо. А зачем тебя Рон с собой брал?
- Ох, этот Рон, просто садист! Если он так ребят каждый день гоняет – то я в орден больше не хочу!
- А что улыбаешься тогда?
- Ну, все равно же интересно… и вообще, я может, не ему улыбаюсь, а тебе! Сейчас…
Я моментально оказалась на диване, а Джейк исчез буквально на полминуты и появился с небольшим свертком в руке. Аккуратно приземлившись рядом, он уже с серьезным лицом вручил мне свой сюрприз:
- С днем рождения. Это первая часть подарка. Надеюсь, тебе понравится, я сам делал.
С оберткой пришлось немного повозиться, но результат стоил того. Под упаковкой оказалось невероятной красоты настенное панно с объемной резьбой: огромные стволы деревьев, маленькая полянка и на ней – девушка и волк..., легко узнаваемые я и Джейкоб…. Прозрачный золотистый лак только добавлял великолепия картинке. Это был закат в лесу. Золотой закат на знакомой мне до боли полянке. Панно жило своей жизнью, маленькая дверца в мир счастья и спокойствия, ушедшего навсегда лета. От нахлынувших чувств перехватило дыхание, я провела пальцами по фигурке волка, почти ожидая, что он обернется в ответ на мимолетную ласку, повернет голову и привычным движением подтолкнет руку, как будто хлопнет по плечу, молча поддерживая и все понимая без громоздких конструкций из слов. Джейк, внимательно наблюдавший за моим лицом, улыбался все шире и наконец, не выдержал:
- Тебе нравится!
Это был не вопрос. Все-таки он чувствует меня гораздо лучше многих.
- Ура! Тебе нравится!
- Конечно нравится! Ты еще сомневался?
Вместо ответа он взял кусочек лета из моих рук, положил его на низкий стеклянный столик у дивана, умостив среди разбросанных тетрадок и учебников, перетянул меня к себе на колени и поцеловал. По-настоящему. Так мы еще ни разу не целовались. Это было не то мимолетное полушутливое прикосновение губ, к которому я привыкла, а неторопливый, нежный, властный поцелуй, который пробуждал во мне неведомые доселе ощущения и желания, заставляя табун чувственных мурашек пробежаться по спине и рукам. Не размыкая кольца своих рук, Джейк зарылся лицом в мои волосы и еле слышно, с хрипотцой прошептал:
- Я надеялся.
Говорить не хотелось совершенно, мы оба замерли, пытаясь удержать момент, остановить неумолимое время, но кому и когда это удавалось? Вскоре мы уже носились по гостиной друг за другом с диванными подушками в руках и, несмотря на то, что друг мой почти не поддавался – победа была за мной! Все еще хохоча, мы рухнули на многострадальный диван, и пока я пыталась отдышаться, Джейк хитро поинтересовался в пространство:
- Вторую часть подарка хочешь получить?
Мой ответ-вопрос был направлен туда же:
- А что для этого надо сделать?
- Ничего особенного, всего лишь отдать мне душу.
- Да ну тебя! А если серьезно?
- А если серьезно, то оторвать себя от дивана и проехаться до резервации.
- И непременно на байке?
- Не обязательно, если хочешь, можем поехать на пикапе, но лучше поторопиться, мы должны быть на месте до заката.
- Ладно, я только напишу записку папе.
- Давай. Я на улице.
И он исчез. Поиски подходящего для записки листка бумаги не заняли много времени, на то чтобы найти ручку потребовалось чуть больше. Наконец, все было готово. Уже у самой двери мне на глаза попался сотовый, мигающий сигналом полной зарядки, прекрасно, аппаратик отправился в карман куртки. Довольная собой и жизнью, я выпорхнула на крыльцо….

- А что включает в себя вторую часть подарка?
- Увидишь.
- Ну Джейк…
- Не-а.
- Так нечестно!
- Честно.
Мы проехали чуть больше половины пути, а я уже перебрала весь свой арсенал уловок в попытках выудить интересующую меня информацию. Безрезультатно. Очень хотелось узнать все заранее. Сейчас это почему-то было принципиально важно, а значит, придется использовать тяжелую артиллерию. Я попросила парня остановить машину и, сделав вид, что собралась его поцеловать, в сотый раз озвучила свой вопрос. И почему мне казалось, что ситуация под контролем? Горячие ладони взяли мое лицо в плен, а его губы прошептали, почти прикоснувшись:
- Тебе действительно так важно это знать?
Ответа, похоже, не требовалось, но, в самый ответственный момент в кармане куртки запиликал телефон.
- Надеюсь, это не твой отец – пробормотал Джейк, неохотно отстраняясь – иначе я поверю в то, что полиция вездесуща.
Понимая, что это шутка, я все-таки посмотрела на экран с некоторой опаской, мало ли…, но номер был незнакомым.
- Алло?
Из трубки на меня обрушился встревоженный перезвон. Не сразу, но я опознала в нем голос Элис Каллен:
- Белла! Слава Богу, ты жива! Где ты сейчас находишься?
- А что случилось? Мы на шоссе между городом и резервацией.
Секундная пауза в эфире, а потом Элис заговорила с такой скоростью, что я не могла разобрать ни слова. Однако смог Джейк, который внимательно прислушивался к звукам, доносящимся из трубки, и в ответ на них сказал только:
- Не успеем!
После чего моментально оказался снаружи, обращаясь уже ко мне:
- Белла, давай за руль! Гони в резервацию и сиди у меня дома, пока за тобой кто-нибудь не приедет. На улицу ни ногой!
- Что случилось?
- В… неподалеку видели вампиров, мне надо сгонять на разведку следа.
- Тогда за мной придешь ты?
- Хорошо, не высовывайся из дома, пока я не приду. Тебе еще подарок получать, – он улыбнулся – давай живее.
Дверца захлопнулась, ничего не понимая, я завела мотор. Фигурка парня в зеркале заднего вида становилась все меньше, а мне становилось все хуже…. Вот он скрылся за поворотом. Душе не давала покоя откровенная паника в голосе Элис… глаза Джейка… разведка… вампиры… глаза Джейка… глаза… разведка. КАКАЯ ЕЩЕ РАЗВЕДКА?! Он… он…, нет, он не мог! Меня просто отправили в тыл! Значит, они вернулись. Дрожащей рукой я попыталась вытереть испарину со лба и почувствовала на запястье посторонний предмет. Браслет. У меня же есть оружие! Я могу помочь Джейку! Убить (ну или хотя бы отвлечь) одного из вампиров! И тогда мы победим! Решительно развернув машину, я поехала обратно.



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Среда, 23.02.2011, 19:13 | Сообщение # 40

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 37 (1 часть)

Сиэтл.

Большой шумный город. Он не засыпает никогда, ни днем, ни ночью. Бурлит, переваривая в себе сотни тысяч человеческих жизней. Превознося до небес судьбы одних, калеча других. Мегаполису нет до них дела, он бездушен по сути своей. Пожалуй, только маленькие городишки, да и то не всегда, могут позволить себе такую роскошь – иметь душу. Ведь складывается она из внутреннего мира живущих там людей. А чем больше душ – тем меньше душевности. Грустно, но это так. Так вот, город. Никогда не спящий, как вампир, и такой же безжалостный….
Сегодня Марк был счастлив. Удалось добыть целых пятьдесят баксов. Да еще с мелочью. Правда его чуть не сцапал тот шустрый парень, но ведь не сцапал же? А? Ха! И это главное. В конце концов, пусть поделится своим благосостоянием, Марку деньги нужнее. Мальчишка размечтался о том, на что он потратит свой свежеобретенный капитал. Перво-наперво – отдать долг Пёрышку, надоело прятаться от него по подворотням, когда-нибудь ведь поймает. Это сразу минус двадцатка. Жалко, но лучше отдать. Остается еще тридцать… сколько там было? Ага, тридцать два доллара и шестьдесят пять центов. Монетки приятно позвякивали в грязной ладони, навевая мысли о еде, нормальной, как мама готовила. Желудок громко и с энтузиазмом эти мысли поддержал, а память с извращенным садизмом перекинулась на картинки прошлой жизни. Той, в которой не было холода, голода, смертельных драк и гнетущих воспоминаний.
Вот раннее утро, мама заходит в комнату и ласково убеждает, что в школу все-таки надо, что папа приедет только вечером, а пока надо съесть завтрак и поторопиться, чтобы не опоздать на автобус. Мама… ее лицо стоит перед глазами как наяву: симпатичное, округлое, в обрамлении светлых прядей, со смешинками в глазах и ласковой улыбкой. И невозможно не подчиниться этой ласке, как можно ослушаться, если в тебя так верят? Невозможно. И юный Марк из той, прошлой жизни, тоже не может. Он вскакивает с кровати и бежит умываться….
Щелчок в голове. Новый кадр из прошлого. Школьный двор, куча приятелей, перед которыми можно похвастаться новым приемчиком. Ну и пусть, что еще не очень хорошо получается, это исправимо, почти четыре месяца занятий в секции борьбы сделали свое дело, и неуклюжий когда-то мальчишка уже вполне может дать отпор обидчикам….
Щелчок. Новая картинка. Последний день рождения. Ощущение абсолютного счастья. Специально приехал отец, он дальнобойщик, но уговорил напарника перенести рейс, ходку, как он их называет, на пару дней. Когда отец дома, это всегда праздник. Он шумный, веселый, с колючими усами и крепкими, сильными руками. И мама смеется и льнет к нему, наслаждаясь моментом. Марк старается им не мешать, он уже взрослый, ему уже десять лет и он ВСЕ-ВСЕ понимает! Пусть побудут вместе, а он пока посидит в сторонке и полюбуется на свой новенький и невероятно красивый скейтборд. Подарок отца. Такого ни у кого в классе нет, и не будет….
Щелчок. Счастливые глаза родителей и осторожно преподнесенная ими новость о будущем братике. Или сестричке. Пусть уж лучше будет братик, а то девчонки такие плаксы…
Щелчок. Переезд и ожидания лучшей жизни. Потрясающее чувство первооткрывателя, которое хорошо знакомо всем детям.
Щелчок. Мама в больнице. Пустые глаза отца и неизвестно откуда взявшиеся деньги на операцию.
Щелчок. Мамины похороны.
Щелчок. Угрозы по телефону и исчезновение отца.
Щелчок. Сухая фраза судебного пристава о переводе Марка на попечение государства.
Щелчок. Детский дом. Боль.
Щелчок. Побег.
Щелчок.
Щелчок.
Щелчок… в лоб! Настоящий! И насмешливая гнусавая фраза:
- Эй, мелкий! Заснул что ли? Кому говорят?
Марк распахнул глаза. Надо же было так лопухнуться! Расслабился! Даже не заметил приближения врага. И ладно бы кто-то другой, но это же пацаны из банды Тука. Они так просто не отвяжутся. Он нехорошего предчувствия заныл старый шрам за ухом, первая метка улиц.
- Я не на вашей территории!
- Хе, нет, вы слышали, парни? Он тут границу нам рисовать будет.
Долговязый Чет с вечно простуженным носом так удачно толкнул Марка, что старательно сжимаемый кулак с мелочью на секунду дал слабину и монетки звонко и радостно посыпались на мокрые камни сквозь останки гнилых ящиков, наваленных в закутке меж двух портовых ангаров. Непрошенные гости сразу оживились:
- О! Мы сегодня богатенькие?
- Отвяжись!
Если прошмыгнуть у Чета под рукой и пнуть по щиколотке его толстого приятеля сзади, то есть шанс сбежать. «Делиться» никакого желания не было. Марк одним рывком вскочил на ноги и, столкнув двух противников друг с другом, устремился в сторону прохода на улицу, но на полном ходу врезался в плечо еще одного гостя. Тот ухватил его за шиворот и встряхнул.
- Ну вы чё? С одним сопляком справиться не можете?
Сам Тук. Из-за его плеча выглянул еще один мальчишка, судя по испуганным глазам, новенький в их банде. Нет еще той циничной цепкости при взгляде на потенциальную жертву. Марка встряхнули еще раз, да так, что зубы звонко клацнули, а язык чудом остался цел.
- Ну что, мелкий, чем ты нас порадуешь?
Разъяренный Чет рявкнул, поднимаясь с земли:
- Сейчас я его порадую! Держи его крепче. Увертливый, с-с-скотина…
И он двинулся к ним, сжимая кулаки. Тук подтолкнул свою жертву в его сторону и скомандовал новенькому:
- Комар, на стреме.
Остальные настроились на зрелищную драку. Марк затравленно оглянулся в сторону спасительного прохода, но там стоял злой толстяк, а еще чуть подальше – перепуганный Комар. Спасения нет. Чет уже подошел почти вплотную, возвышаясь над мальчишкой как демон возмездия. Он сильно размахнулся, собираясь одним ударом сбить противника на землю, но ярость никогда не была помощником в деле, Марк легко увернулся, одновременно делая подсечку. Парень рухнул. Напоровшись коленом на ржавый гвоздь, он взревел от боли. Блеснуло лезвие ножа. Игры кончились. Безымянный напарник Чета с неожиданной прытью подскочил сзади, хватая за локти, выворачивая их так, что невозможно было двинуться без острой, простреливающей до глубин мозга боли. И все же дергаться надо! Надо! Если хочешь получить хоть один шанс на выживание. Мальчик повис на руках своего мучителя и прицельно ударил по приближающейся руке с ножом. Опасная железка отлетела в деревянные завалы.
- Мой любимый нож!!! Ах ты…!
Увернуться от летящего кулака не было никакой возможности. Голову взорвала дикая боль, ослепляя ядовитыми искрами. На языке появился мерзкий привкус крови. Новая волна боли накрыла откуда-то из области солнечного сплетения, опутывая все тело, не давая опомниться, не позволяя дышать, двигаться, думать…, лишая воли к сопротивлению. Еще один удар, похоже, ногой. Хрустнула кость, еще раз… все равно… новые взрывы в этом океане боли уже не принципиальны. Сознание уплывало в небытие, рисуя напоследок мамино лицо: симпатичное, округлое, в обрамлении светлых прядей, со смешинками в глазах и ласковой улыбкой. И, словно солнечный луч, эта улыбка остановила поток ударов, осторожно укачивая в волнах боли. Сквозь звон в ушах, послышался негромкий, ошеломляюще спокойный, мелодичный голос:
- Ну вот, Джованни, как раз пятеро. Беспризорники. То что надо.
И ответ, еще более мелодичный, с капризными нотками:
- Cencioso? (Оборванцы?)
- У нас нет времени искать что-то более аппетитное. А мальчишек явно никто не хватится. Не капризничай. И говори по-английски, пока мы здесь.
Резким контрастом вонзился в сознание грубый голос:
- Эй! Вы кто такие?
Это Тук. Решил, что пора бы ему и вмешаться. Марк попытался разлепить глаза. Оказывается, он уже на земле. Левый глаз не поддавался, уже заплыл, но правый неохотно послушался нерадивого хозяина, который не сумел уберечь себя от побоев. Картинка была мутной, но все же как раз справа удалось рассмотреть пять монолитных фигур. В плащах они что ли? В сердце забрезжила надежда, слабенькая, еле оперившаяся.
Вопрос «Хозяина трущоб» был проигнорирован. Фигуры неторопливо двинулись вперед, и он решил «поговорить» с ними по-другому. Тихий щелчок выкидного лезвия вспорол воцарившуюся на долю секунды тишину.
- Эй…
Тихий хрип. Его заглушил пронзительный, писклявый визг толстяка:
- Аааааааа!
Визг захлебнулся странным булькающим звуком, вызывающим тошноту. Кто-то из мальчишек кинулся в сторону завалов, споткнулся о безвольное тело Марка, упал. Заскулил тихонько, обреченно, как смертельно раненый щенок, и тоже затих. Надежда беззвучно умирала в сознании мальчика. Он почувствовал сквозь новую волну боли, как его поднимают с земли, приоткрыл еще раз с усилием глаз. Близко-близко, прямо на него смотрели алые омуты, яркие даже в этой глубокой тени. Тихий музыкальный голос брезгливо спросил сам себя:
- Ну почему мне всегда самое неаппетитное?
Последняя волна боли прошлась как цунами по истерзанному телу Марка, от шеи к сердцу, и дальше, вбирая в себя все, что еще оставалось не затронутым. Последним ушло сознание, забирая с собой картинку: симпатичное округлое лицо, в обрамлении светлых прядей, со смешинками в глазах и ласковой улыбкой…
«Мама, я иду к тебе…»

Пять сумрачных теней вспарывали зеленое полотно леса, превращая умиротворенную тишину в испуганное молчание. Живность пряталась или разбегалась от проносящейся мимо угрозы. Пусть вампирам и нет до них дела – все лесные обитатели интуитивно чувствуют исходящую от них опасность и стараются исчезнуть заблаговременно. Пятерка закутанных в серые плащи путешественников сосредоточенно продвигалась вперед. Сиэтл и окрестности остались далеко позади. Цель экспедиции уже близка – территория между крохотным городком Форкс и резервацией Ла-Пуш. Где-то здесь и обитают странные оборотни, которых нужно уничтожить. Никто из командированных не горел желанием тащиться на другой конец света, но приказ есть приказ. А тем более приказ одного из высших повелителей Вольтеры. Поступить в этом случае можно было только одним способом – как можно быстрее и качественнее выполнить данное тебе поручение.

Показались первые пригородные постройки, небольшие домики в окружении все той же буйствующей зелени, но уже немного укрощенной, пара складов и стоянка для лесовозов. Значит сам городок уже недалеко. Днем там лучше не появляться и пятерка свернула в лес. Дорожек и тропинок хватает, и на одной из них наверняка встретится подсказка, в каком направлении двигаться дальше. Старательно вслушиваясь, сканируя лесные запахи и внимательно глядя по сторонам, вампиры, уже не торопясь, продвигались по большой дуге вокруг города к побережью. Вдруг один из них остановился и резко махнул рукой, подзывая остальных. Его внимание привлек запах, но не тот который они искали, а аромат такого же как они – вампира. Пунктир из следов, оставленный незнакомцем не далее как ранним утром, вел в сторону города, но упускать такую возможность было нельзя, и группа направилась следом. Чуть погодя, к первому следу присоединился еще один, а сам запах усилился, еще раз доказывая, что направление выбрано верно. Еще один след. Старый. Не меньше недели. И еще один, нет два. Надо с ними пообщаться, если они местные – то смогут помочь с поисками логова. Витторио, старший группы, молча указал подбородком в том направлении, куда вел первый найденный след….

Дом в лесу прорезал возглас Элис:
- Ребята! К нам идут гости!!!
Все присутствующие моментально собрались в гостиной вокруг нее, ожидая подробностей. Девушка молчала, снова погрузившись в мир будущего. Первой не выдержала Тиа:
- Ну? Кто там?
Джаспер негромко остановил девушку:
- Дай ей все увидеть, сейчас расскажет.
Возникла небольшая пауза. Наконец, Элис заговорила снова:
- Пятеро. Вампиры. Карлайл, помнишь, ты рассказывал про Вольтури? Из Италии? Похоже, это их посланцы, они здесь по какому-то поручению и случайно почувствовали в лесу на наш запах. Гости будут здесь через две минуты, их немного настораживает размер нашей семьи, но агрессии я не вижу. Абсолютная уверенность в себе.
Карлайл озадаченно нахмурился:
- Если это действительно Вольтури, то они забрались слишком далеко от своей привычной территории. Это редко случается. И в основном такими «гастролерами» бывают карательные группы, разыскивающие провинившихся в чем-либо вампиров. Но я не припомню, чтобы в округе произошло хоть что-то, что могло привлечь их внимание.
Элис пожала плечами:
- Не вижу, может они пока сами не определились?
Глава семьи глубоко задумался, но так и не смог придумать возможную причину визита представителей «Венценосного клана». Примерно через минуту он кивнул сам себе:
- Ладно, я надеюсь, что их появление у нас - просто визит для того чтобы познакомиться с представителями своего «вида». Будем верить, что это не доставит нам неприятностей. Но… на всякий случай: будьте настороже.
Все согласились с ним и, в ожидании гостей разбрелись по гостиной, не собираясь впрочем, покидать ее. Элис отслеживала будущее, Эсме, Кристиана и Джаспер вспоминали рассказы Карлайла о его скитаниях по Европе, историю о существующем там клане самопровозглашенных королей, стражей закона. Об их политике преследования «нарушителей»: до последнего, неотступно, безжалостно…. Вампир, забывший про Закон, должен быть наказан любой ценой. Разумеется, одновременно исчезали все свидетели происшествия (порой вымирали целые городки). Тайна должна быть сохранена от обывателей. Любой ценой….
Наконец на площадке перед домом послышались невесомые шаги визитеров. За секунду до стука в дверь, Элис одними губами прошептала:
- У них появились планы, как жаль, что нет остальных....

Эдвард

В поисках добычи, я отдалился от Эммета и Розали, но их мысли были все еще слышны. Не хотелось пропустить повод лишний раз остаться, хоть на какое-то время, в мысленном вакууме. Если взять еще немного вправо, то вокруг разольется блаженная тишина, не ограниченная мысленными щитами. Та тишина, которую не нужно старательно поддерживать и охранять от вторжения окружающих тебя людей. Я вспомнил тот период своего существования, когда только учился пользоваться проявившимся у меня даром. Иногда от обилия чужих мыслей хотелось просто бежать. Так далеко, как только смогу. Столько грязи, мелочности и фальши сконцентрировано зачастую в голове человека, что невольно напрягаешься, пытаясь отсортировать хоть малую часть, не допустить в себя весь этот яд. И снова, в который раз, зашевелилось в отсутствующей душе сочувствие к Джасперу, у которого не было даже временной возможности отдохнуть от чужих эмоций. Как же тяжело ему приходится. Постоянно испытывать на себе груз посторонних переживаний, какофонию чувств и эмоций, которые даже принадлежат не тебе. Это страшно. И если бы не Элис и ее любовь, было бы еще страшнее.

А я? Если бы у меня была вторая половинка, было бы мне легче существовать? Ответ, казалось бы, очевиден – да. Но, только если эта половинка, такое же существо как я, вампир. А если мое непослушное мертвое сердце оживает только рядом с одним человеком? Именно человеком! Что мне делать? Это проклятие, а не благословение. Любить кого-то и знать, что вам никогда не быть вместе. Что та, единственная, которую любишь больше всего на свете и за его пределами, опасается тебя. Пусть это уже не страх, какая разница? Даже если вдруг случится невозможное, и она… полюбит… что уже кажется сказкой – это ничего не изменит. Вампир и человек…, смешно, и заранее обречено на неудачу. Не бывает такого, не бывает, и кто ты такой, чтобы надеяться на чудо? Вампир? Бездушное создание тьмы? Забудь о ней! И не смей даже приближаться, чтобы не травить себя и не пугать ее, забудь. Забыть. Невозможно. Не настолько сильна моя воля, в которую так верит Карлайл, чтобы отказаться от возможности хотя бы видеть ее. И может быть, иногда ловить на себе взгляд бездонных карих глаз, пытаясь угадать, о чем же думает сейчас моя любовь? О ком? И робко надеяться, что обо мне….

Розали и Кристиана закатили мне скандал, когда я рассказал семье о своих чувствах и принятом решении. Мыслями одной руководил страх, что наша сущность будет раскрыта, если однажды мне не удастся сдержаться, а в голове второй творился такой хаос, что разобраться было невозможно. Эммет, конечно же, сразу нашел повод для шуток. Остальные не были счастливы, но приняли это. Карлайл верил в меня, Эсме верила ему. Джасперу было все равно, лишь бы Элис это не расстраивало. А Элис… Элис была единственным членом семьи, который поддержал меня. Мне иногда казалось, что у нее было видение, но если это и так – больше сестренка не думала о нем ни разу, в моем присутствии. Запах добычи вернул меня в реальность. Недалеко охотился крупный самец рыси, а это гораздо лучше чем лось. Утолив жажду, я повернул в сторону дома, по опыту зная, что ждать остальных бессмысленно.

Уже на подходе к дому, сознание окунулось в облако посторонних мыслей, смешанное со знакомыми «голосами» семьи. Гостей переполняло ощущение превосходства над «провинциалами» и раздражение их упрямством. А их собеседников объединяло беспокойство за семью и решимость отстоять свою позицию. Откуда взялись эти визитеры? Мысленный почерк незнакомый, я слышу их впервые, но то что я слышу - мне не нравится. И кто бы ни были эти таинственные гости, лучше быть с ними настороже. Я остановился приблизительно в миле от нашей подъездной дорожки и постарался как можно глубже войти в сознание Элис. Сестренка, как по заказу, развернулась лицом в сторону пяти фигур, закутанных в серые плащи старинного кроя, и сосредоточилась на происходящем. Диалог продолжался:
- …то есть вы отказываетесь помочь нам в нашей миссии?
Переспросил высокий вампир с каштановыми кудрями и чуть более темным оттенком плаща. Его терпение уже подходило к концу. Мужчина явно не привык получать отказы. Карлайл в очередной раз попытался прояснить позицию нашей семьи в… «договоре с оборотнями»? При чем тут волки-то?
- Ваша миссия нам так же непонятна, как и вам наше отношение к сосуществованию рядом с оборотнями. Поймите, со стаей у нас заключен договор о ненападении. Ничего плохого они не сделали ни нам, ни окружающим нас людям. – При этих словах высокий лоб под темными завитками недоуменно сморщился. – Я не вижу причин нарушать договоренность только потому, что наши соседи - оборотни. Мы живем в мире и…
- Вы что, боитесь их?!
- Нет, послушайте, нам нет необходимости опасаться друг друга, как минимум потому, что людям наше присутствие ничем не угрожает. Мы не трогаем их, они…
Гости рассмеялись и один их них, очень красивый, даже женственный юноша, почти мальчик, с лицом бездушного ангела, сквозь смех выдавил:
- И эти идиоты вам верят?
Карлайл в очередной раз пожалел, что меня нет рядом, забывая о том, что даже чтение мыслей не всегда помогает понять собеседника. В данный момент мое присутствие ничем не могло помочь, поэтому не было смысла спешить домой. С присущим только моему отцу терпением, он попробовал объясниться еще раз:
- У них нет причин не верить нам. Мы не охотимся на людей, нам вполне хватает крови животных.
Лица под капюшонами перекосило от отвращения.
- Вы питаетесь… животными? Какая гадость!
- Для нас жизнь человека неприкосновенна. Мы стараемся сохранить в себе все то, что делало нас людьми. И по возможности стараемся вести обычную жизнь. Я работаю врачом, помогаю больным…
Его опять прервали, непривычно звучали нотки презрительного гнева в бархатном мелодичном голосе.
- Вот уж не думал, что встречу когда-нибудь вампира, который поставит себя, высшее существо, на служение корму!
- Но ведь вы тоже когда-то были человеком!
Витторио медленно, с чувством собственного достоинства, поднялся. За ним вскочили все остальные.
- К счастью, я давно забыл об этом. Чего и вам желаю. Мы передадим нашим покровителям вашу позицию. Уверен, они захотят познакомиться с вами поближе, побеседовать.
Он криво улыбнулся. Последняя фраза прозвучала как угроза, которой она и являлась. Мысленно, этот мужчина уже позвонил некоему Кайюсу, своему хозяину, и получил благословение на уничтожение семейки придурочных недо-вампиров, предавших свою сущность, обесценивших само понятие «высшее существо». Мысли Элис сначала обеспокоенно заметались в поисках ответа о будущем, но проявившаяся картинка заставила ее и меня волноваться только за наших соседей.

Пятерка карателей вышла из дома, их предводитель набрал номер в мобильном телефоне и нажал клавишу вызова. Быстро, но четко рассказал о состоявшейся встрече и замер, ожидая решения своих хозяев, предвкушая расправу. И пошатнулся от неодобрения, излитого на него невидимым собеседником. Не готов оказался ревнитель вампирьей чести к тому, что для его «покровителя» важнее какие-то оборотни, чем такое попрание основ его «веры». Даже сжался весь на долю секунды. Но быстро взял себя в руки, и команду выдвигаться на поиски «основной цели» отдавал уже будничным, спокойным тоном.
- Вперед.
Пятерка осторожно двинулась в сторону побережья, забирая влево. Что ж пусть попробуют сунуться в резервацию. Судя по настроениям Джейкоба, когда он приезжал в город, ребята будут только рады "развлечься". Раздумывая о том, стоит ли предупреждать стаю, я двинулся в сторону дома. А потом меня оглушила мысль Элис: «Белла! Я не вижу ее!»



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Среда, 23.02.2011, 19:17 | Сообщение # 41

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 37 (2 часть)

До дома ноги донесли меня в считанные секунды. Элис вышла мне навстречу, она уже набрала номер Беллы и теперь слушала гудки, устремив взгляд в пространство и нетерпеливо постукивая кончиком туфельки по камушкам гравия. Остальные пока обсуждали в гостиной возможные последствия визита, не замечая ее отсутствия. Разговор гостей по телефону слышали все, а вот мысли моей сестренки, слава Богу, только я. Может быть, все в порядке и Белла просто со своим другом? Сидит дома и кормит его именинным пирогом? Хоть мне и не нравится эта картинка - пусть так оно и будет! Пусть… гудки оборвались, и в трубке послышалось неуверенное:
- Алло?

Я протянул руку, пытаясь выхватить аппарат из маленькой твердой ладони, но мой маневр был разгадан еще до того как начался, Элис резко развернулась ко мне боком и взволновано заговорила:
- Белла! Слава Богу, ты жива! Где ты сейчас находишься?
Ну зачем она так? А если наше беспокойство беспочвенно и девочка только зря испугается? Я дернулся еще раз за трубкой, из которой слышался голос Беллы:
- А что случилось? Мы на шоссе между городом и резервацией.
О Боже! Нет! Это же самый опасный участок на данный момент! Впрочем, рассчитывать на что-то другое для нее было бы сложно. Мы с Элис переглянулись, пытаясь на ходу сообразить, что же делать. Как ухитриться вывести магнит для неприятностей из зоны поражения, не напугав при этом больше необходимого? Сестренка попыталась рассказать все сразу, убеждая срочно разворачиваться и ехать обратно в город, тараторя при этом так, что ее слова наверняка невозможно было разобрать человеческому уху. И, судя по отсутствию ответных реплик, так оно и было. Но, прежде чем я успел все-таки перехватить телефон, из динамика послышался совсем другой голос. Встревоженный, но решительный. К нам было обращено всего два слова:
- Не успеем!

Дальнейший разговор происходил уже между Джейкобом и его спутницей. О нас, похоже, забыли. Оборотень убеждал девушку ехать в резервацию, видимо потому, что туда гораздо ближе добираться. Хлопнула дверца, раненым буйволом взревел мотор древнего пикапа, и мне сразу стало легче существовать. С пятеркой вампиров стая расправится без особых проблем, тем более, что один из ее представителей уже поставлен в известность о надвигающейся угрозе. И Белла почти в безопасности. Я посмотрел на Элис, ожидая ее вердикта о будущих событиях. Вот она улыбнулась и тотчас в моей голове вспыхнула картинка, пока еще туманная, но постепенно обретающая четкость: мокрый темно-серый асфальт, неторопливо стелящийся под колеса автомобиля, проплывающая мимо стена зеленых великанов, лобовое стекло в разводах моросящего дождя, лицо за ним, немного растерянное, но это уже не важно. Самый главный для меня на земле человечек скоро будет в безопасности.

Мы отправились под крышу. В холле уже никого не было, только у окна одиноким изваянием стоял Джаспер. Прежде чем мы успели поинтересоваться о том, куда все подевались, он развернулся к нам и едва заметно улыбаясь, сказал:
- Я вас тут решил подождать. Элис так волновалась, когда выбегала на улицу, что даже забыла позвать меня с собой. – Еще одна мимолетная улыбка. – А остальные отправились в библиотеку, копаться в старинных фолиантах Карлайла, надеются найти что-нибудь ценное о наших гостях. Эдвард, как давно ты пришел? Успел что-нибудь услышать?
- Да. Абсолютная спесь и уверенность в себе. Возможно даже оправданная. Но, судя по тому, что ему ответили, до нас хозяевам этих ребят дела нет. Так что, думаю, все будет в порядке.
- Даже учитывая то, что наши соседи почти наверняка их перебьют?
- Но ведь это уже не наша вина? Не правда ли?
Мы заговорщицки улыбнулись друг другу и пожали руки в знак полного взаимопонимания. А Элис задумчиво добавила:
- В любом случае, каждое решение, касающееся нашей семьи, я увижу, и мы успеем подготовиться.
Джас нежно обнял ее за плечи:
- И что бы мы без тебя делали? Наш маленький Нострадамус!
Кроха моментально взъерошилась и вывернулась из его объятий:
- Перестань меня так называть!
- Ну почему? Тебе так идет это имя!
- Нет, не идет! И ты прекрасно знаешь, что я не люблю, когда ты начинаешь дразниться. Не уподобляйся Эммету, милый мой, иначе я возьму у Роуз несколько уроков по воспитанию неотесанных вампиров.
- О Боже! Нет! Только не это! Я не переживу такого издевательства над моей хрупкой психикой. Милая, пожалей меня!
Оба уже улыбались. Продолжая нести «милую» чушь в том же духе, они направились к себе в комнату, а я, не торопясь, двинулся в сторону библиотеки. В помещении было тихо, только шелест страниц и скрип дерева выдавал присутствие живых существ. Если нас можно назвать живыми. Карлайл балансировал под потолком на хрупкой лесенке, подавая некоторые из наскоро просмотренных книг вниз, Эсме с Кристианой, для более детального изучения. На столе уже скопилось несколько внушительного вида стопок. Тиа заметила меня первой, она отложила в сторону небольшую книжечку в черном кожаном переплете, который уже рассыпался от старости, и кинулась навстречу:
- Эдвард! А у нас тут такое случилось!
- Да, я уже пообщался с Элис и Джаспером.
Сверху подал голос отец:
- Ты не застал их?
- Самый конец разговора.
Три пары янтарных глаз уставились на меня с немым вопросом…
- Не думаю, что нам что-то грозит. Хозяевам этой пятерки гораздо важнее именно оборотни. До наших «чудачеств» им дела нет.
- Ты уверен?
- Я не могу быть в чем-то уверен до конца. И людям и вампирам свойственно менять свое мнение, но на данный момент все выглядит именно так. И Элис обещала более пристально присматривать за нашим будущим.
Карлайл покачал головой:
- Как жаль, что в свое время я не добрался до Вольтерры лично. Сейчас было бы гораздо проще понять, может ли нашей семье угрожать опасность.
Эсме постаралась его поддержать:
- Не стоит так переживать. Невозможно знать абсолютно все. Если хочешь, давай все же поищем еще что-нибудь о Вольтури?
- Да, пожалуй так будет лучше. Информация еще никому не вредила.
И он, балансируя на одной ноге, развернулся к полкам. Дамы вернулись к изучению отложенных им книг. Я собирался к ним присоединиться, когда услышал мысленный зов Элис: «Эдвард! О Боже! Эдвард! Белла…», и картинка: эта упрямица с решительным видом разворачивает пикап и возвращается на то место, где оставила незадолго до этого Джейкоба. Каких сил мне стоило не торопясь положить увесистый фолиант на стол и со спокойным видом выйти из библиотеки, знаю только я. Элис уже вытащила Джаспера на улицу и подпрыгивала на месте, изнывая от желания сделать хоть что-нибудь. Похоже, она уже привязалась к девочке и беспокоится за нее не меньше, чем если бы это был кто-нибудь из нас. Радовало, что хоть кто-то в семье относится к этой ситуации не предвзято-настороженно, а с пониманием и сочувствием. Увидев меня, сестренка быстро затараторила, направляясь в сторону речного обрыва:
- Картинка исчезает через несколько минут! Времени мало. Нам надо успеть найти ее и перехватить до момента Икс. Я никак не могу увидеть почему Белла пропадает – то ли вампиров встретит, то ли вервольфа, но даже если и так, где оборотни – там и драка с вампирами. Так что, ничего хорошего из такой встречи не выйдет.

Она на бегу пыталась отслеживать перемещения Беллы в надежде получить ориентир и найти ее первой. Фора во времени была крайне небольшой, так что можно сказать, что видения получались практически в режиме реального времени и постоянно менялись (за исключением одного - концовки), видимо из-за того, что девочка сама не знала что творит. Вот она вышла из припаркованной на обочине машины. Разумеется, на дороге уже никого нет, и одинокая фигурка углубляется в лес в том месте, где ей померещились свежие следы кроссовок. Было бы неплохо, если бы она просто выбрала неверное направление. Найти человека по запаху и вернуть домой труда не составит. Но, увы, уже следующая картинка развеивает мои слабые надежды как дым. Недалеко от ствола огромного высохшего великана, покрытого мхом, заметны клочки, ранее бывшие одеждой оборотня. Тонкая ладошка тянется к ним, но видение обрывается, и не понять уже, зачем ей это было нужно. Следующий клочок будущего: Белла растерянно бродит меж замшелых стволов, разглядывая траву и низкий кустарник, не в силах найти, ни дороги обратно, ни следов своего волка. На лице все ярче проступает страх. Она заблудилась. Элис тряхнула головой, нарушая концентрацию, и попробовала еще раз. Полчаса… темнота. Десять минут - ничего. Пять: просвет между деревьями, девочка ускоряет шаг, направляясь к нему и… темнота. Неизвестность просто выбивала из колеи, не только Элис, но и меня вместе с ней. Знать, что кому-то, кто дорог тебе, угрожает реальная опасность, а ты можешь не успеть… это мучительно, поверьте. И подстегивает не хуже кнута.

Джаспер, как истинный стратег, предложил добраться параллельно шоссе до брошенного пикапа и уже от него идти по следу. Общая картина будущего не изменилась, но пришлось признать, что это лучший вариант, в нашем случае – единственно возможный. Блуждать по лесу наугад, наперегонки со случаем и вампирами, в поисках человека – не лучшее решение. Брошенная на обочине машина вызывала странное чувство. С одной стороны, признак человека, цивилизации, а значит, безопасности и надежности, но все это только при наличии полного бака и водителя рядом. Сейчас же покинутый автомобиль олицетворял собой одиночество и заброшенность. Если бы мое сердце было живым, оно бы неминуемо сжалось при виде этой картины. На всякий случай я остановил дыхание, полагаясь в данном вопросе на своих спутников, и распахнул сознание так широко, как только смог. Увидеть саму Беллу это не поможет, но, по крайней мере, позволит отслеживать приближение наших «конкурентов». Мысль об этом навела меня на неплохую идею.
- Элис!
Сестренка вздрогнула, стряхивая с себя туманную дымку будущего, и обернулась ко мне.
- Попробуй увидеть, что ждет кого-нибудь из наших итальянских гостей?
Она кивнула, и в ответ на мысленное усилие в ее голове показалась картинка: промокшие древесные стволы сменяются открытым пространством. И я узнал это место! Поляна находится на самой границе с территорией оборотней. Судя по всему, здесь не очень давно выгорел склон пологого холма, и на не успевшем зарасти участке образовалось что-то вроде природного амфитеатра. Сглаженные уступы напоминали ярусы древнеримских арен, а несколько крупных камней, выглядывающих из почвы, наводили на мысли о развалинах, что могут скрываться под слоем почвы. Красивое место, и находится совсем рядом, бывать здесь часто не получалось, не хотелось нервировать соседей, появляясь на границе территорий без очевидного для них повода. Но сейчас больше всего меня обеспокоило то, что след Беллы вел именно в этом направлении. Видение оборвалось пустотой. Значит, вот-вот состоится роковая встреча. Надеюсь, что она не станет роковой для одного маленького, глупенького человечка. Короткая пробежка по пересеченной местности и перед глазами встает ожившая картинка из видения. Только под другим ракурсом и пока без действующих лиц. Джаспер развернулся ко мне и, показывая рукой, пояснил:
- Ее след ведет на ту сторону поляны. Идем?
Элис его перебила:
- Пятерка все равно сейчас будет здесь и почувствует наше и ее присутствие. Если их не отвлечь – они пойдут за нами.
Ее слова прозвучали как удар грома. Кидаясь спасать Беллу, мы совершенно не подумали о собственной безопасности. И если нам придется драться за нее с «карателями» - перевес явно будет на их стороне. И еще… почему-то не видно и не слышно ни одного оборотня в округе. Это, по меньшей мере, странно.
Тут кусты на противоположной стороне зашевелились от неловких движений маленькой фигурки в зеленой ветровке. Белла! И почти одновременно с ней на поляну выскочил красно-коричневый волк. Увидев девочку, он в шоковом состоянии даже присел на задние лапы на долю секунды, а потом метнулся к ней. О том, какие мысли вертелись при этом в мохнатой голове, лучше не рассказывать, некоторых слов я до сих пор не слышал. А она, увидев своего друга, расцвела улыбкой и потянулась к возмущенно сморщенному носу – погладить! Как безрассудно! Неужели она не видит его состояния? Оборотни и в человеческом обличии весьма импульсивны, а уж сейчас… донесся ее голос:
- Ну Джейк, ну не ругайся. Я только хочу помочь! Я смогу – вот увидишь, и не буду под ногами путаться….
Она что, может читать его мысли? Волк с отчаянно-обреченным видом все-таки сел. Поднял голову к небу, как будто собрался завыть, но вовремя одумался, мотнул головой, вытряхивая из нее ненужные сейчас эмоции. Первой его цензурной мыслью было: «Как отправить ее домой!? И поскорее?» Я решил, что это самый удобный момент для нашего появления. Оставался шанс, что мы успеем забрать Беллу и унести ее до появления пятерки в серых плащах, а Джейкоб со своими друзьями смогут без помех разобраться с остальным, не вмешивая в это нашу семью.
Несколько шагов вперед позволили попасть в поле зрения оборотня, что мгновенно поменяло картинку: оскаленная волчья пасть, взъерошенная шерсть, плотно прижатые уши, безумные от ярости глаза… одинокий волк загораживает собой тонкую девичью фигурку, застывшую в кустарнике на границе леса. И такова была сила его ярости, что на секунду я поверил, что он сам, в одиночку, способен порвать любую угрозу. Руки взметнулись ладонями вперед в попытке успокоить разъяренного защитника.
- Спокойно, это всего лишь мы. Просто Элис увидела, что Беллу понесло обратно.
Рычание стало немного глуше, но в его голове зрело недоверие ко всему вампирскому роду. Наконец, оно оформилось во вполне внятную мысль: «А было ли правдой телефонное предупреждение?» Я его понимал, но на секунду растерялся, как доказать этому отчаянному парню, что вампиры из Италии не выдумка и они действительно двигаются сюда? Только показать их, ткнув пальцем, но это означает безвозвратно потерянное время. Драгоценные секунды, которые могут спасти жизнь Белле. Хотя…, попробовать стоит.
- Это не западня. Если бы нам это было нужно, все можно было бы сделать гораздо проще и быстрее. Ты же сам это прекрасно понимаешь.
Грозный рык стих. Но клочья неуверенности и подозрений все еще носились в мыслях оборотня.
- Мы теряем время.
И он решился. Доверил нам самое дорогое. Ее. Сделав крошечный шаг в сторону, Джейкоб пристально посмотрел девушке в глаза и осторожно подтолкнул в нашем направлении. Я уже собрался «перевести» ей молчаливую просьбу, но Белла прекрасно все поняла и без моего вмешательства и возмущенно заговорила:
- Я не пойду! Я могу помочь! Джейк, ты не имеешь права меня отсылать обратно! Их всего двое!
Тик-так, тик-так… Элис тоже чувствовала, как неумолимо исчезают драгоценные секунды в ненасытной воронке времени, она вмешалась:
- Белла, почему двое? Их пятеро! Пя-те-ро, понимаешь? И тебя надо отсюда срочно убирать, потому что они уже вот-вот появятся.
Девушка растерялась, а Джейкоб послал дельную мысль о том, что спорить с ней бессмысленно, надо просто хватать и тащить эту горе-воительницу отсюда подальше, и поскорее… недалеко послышался легкий, едва заметный даже для слуха вампира шорох шагов, и с противоположного конца прогалины за моей спиной раздался полный ехидства голос:
- Так и знал, что здесь что-то нечисто! Вы все-таки заодно с этими шавками!
Джаспер ответил максимально нейтральным тоном, сделав шаг в сторону карателя, и тем самым прикрыв Элис:
- Каждый сам по себе. Мы всего лишь пришли за девушкой.
Чуть правее одинокой фигуры, из кружева листвы, выступил второй закутанный в плащ вампир, и так же ехидно напомнил:
- Вы же совсем недавно говорили, что не едите людей?
Джас только тонко улыбнулся, как будто оценил хорошую шутку, и переместился еще на шаг. Он пытался встать на острие атаки, рассчитывая на треугольник обороны, но где же оборотни? Ответ нашелся в голове Джейкоба: он не смог их дозваться, хоть и пытался это сделать до сих пор. Тем временем Витторио, предводитель маленького войска, вернул улыбку и сделал свой ход:
- Нам нужен только оборотень. Но я надеюсь, вы оставите и нам немного? Пахнет очень аппетитно!
Огромный волк выступил ему навстречу с глухим рыком. В ответ, из смутных лесных теней вытаяла еще одна фигура. А я неожиданно понял, что не могу их слышать. Мысли Джаспера, четкие и собранные, вертелись вокруг Элис и ее защиты, осознавая, что без Беллы наша маленькая провидица отсюда не уйдет, он продумывал варианты нападения и защиты параллельно с доводами для слабой человеческой девушки, если удастся уйти отсюда мирно. Он все еще надеялся, что вот-вот подтянутся остальные оборотни. Элис прекратила мучить свое сознание попытками увидеть будущее вблизи волка и просто ждала, чем же закончатся «переговоры». Джейкоб перемежал встревоженные попытки связаться с кем-нибудь из своих товарищей и отчаянные требования ко мне «срочно забирать девчонку и валить уже отсюда», а дальше он «разберется сам». Дать бы ему затрещину, да боюсь, поймет неправильно. Уж если не доходит до его лохматой головы, что мы сейчас в одной лодке, то что-либо объяснять немного поздно, увы. Правда, мне показалось, что он все прекрасно понимает, но не хочет признаваться в этом даже сам себе – слишком сильно его беспокойство за хрупкую человеческую девочку, что стоит сейчас, так и не выпутавшись до конца из цепких объятий куста, и ничего не понимает. События начинают развиваться слишком быстро для человеческого восприятия. Белла была так же невидима для моего дара, как и раньше. А вот та троица, что стояла сейчас напротив нас, ощущалась как будто за стеклянной стеной. Тонкой, но абсолютно звуконепроницаемой. Помеха образовалась уже после появления их главаря, а это значит, что кто-то из них обладает даром щита. И насколько мощный этот щит – неизвестно. Так же как непонятно, от чего еще, кроме моего дара он сможет их оградить? Хулиганская мысль бросить в противника шишкой отпала сама собой, когда невидимую границу пересекло несколько крупных насекомых. Значит, их защита нематериальна. Это немного выравнивает наши шансы.

В этот момент Джас, как будто прочитав мои мысли, послал в адрес противника волну неуверенности и страха. Никакой внешней реакции. Для дара эмпата они оставались такими же бесстрастными, как и до невидимой атаки. Ехидство, проявленное нашими собеседниками чуть раньше, испарилось без следа, наталкивая на мысль, что эмоции эта стенка останавливает так же качественно, как и мысль. Остается только физический контакт. Самый невыгодный для нас вариант, учитывая их численное превосходство и наш балласт в виде одной человеческой жизни, которую надо сохранить любой ценой. Иначе все теряет смысл. Джаспер с Витторио еще обменивались какими-то малозначащими фразами, едва заметными шпильками, но это уже ничего не меняло – оба просто тянули время. Оба? Зачем? Понятно, почему это делает мой брат, он ждет оборотней, которых, скорее всего, не будет. А вот для чего лишнее время карателям? Полный тревожных предчувствий, я раскинул сеть сознания так широко, как только смог и обнаружил еще одну закольцованную стену! Она осторожно передвигалась с подветренной стороны к нам, явно намереваясь зайти с тыла. И разумеется, именно в той точке, где стоит симпатичный «магнитик для неприятностей». Прозвище, данное Джейкобом, подходило этой девочке как нельзя лучше.

Видимо чем-то я себя выдал, потому что в следующий момент окружающий мир изменился до неузнаваемости. И если до этого фраза «Они должны умереть» читалась только на лицах противников, то сейчас воздух был просто пропитан этой мыслью. Стена, прикрывающая троицу на опушке, рассыпалась с тихим, почти осязаемым звоном. И они двинулись в нашу сторону, уже не скрывая своих намерений, оборвав «беседу» с Джаспером на полуслове. Не обращая на них внимания, я всматривался в плотную стену деревьев за спиной все еще не замечающей атаки Беллы. Стандартная тактика этой группы, как оказалось, но как же некстати все вышло для нас! Взрывая землю мощными лапами, мимо меня ринулся в атаку красно-коричневый волк, принимая на себя главного, Витторио. Огромный стелющийся прыжок к вампиру навстречу, чтобы выиграть место для боя. Краем глаза я успел заметить как он, не пытаясь приземлиться, извернулся всем телом, и как будто облетел своего противника по кругу, уже на излете успев зацепить оскаленными клыками ногу под серым плащом и оторвав ее почти до колена силой своего веса и инерции. Одновременно вступил в бой Джаспер. Он был как всегда, скуп в движениях. Просто сделал один шаг вперед и в сторону, и одновременно присев, выводя этим самым противника на новую линию атаки, заставив того растеряться и потерять удачный момент для нападения. Они начали свой смертельный танец. Осторожный, но от этого не менее опасный. Борьба профессионалов никогда не бывает очень зрелищной, как правило, все решает один удар – первый. Что именно делала Элис, я уже не видел, но судя по фонтанам земли и вырванных с корнем растений, а также нецензурной брани в мыслях ее противника, борьба продвигалась с переменным успехом. В плечо мне попал довольно крупный камень, скорее всего вывернувшийся из-под чьей-то ноги, это может быть опасно для Беллы. Потянувшись к ней, чтобы заставить лечь на землю, я едва не пропустил момент атаки сверху. И если бы не мысль, предваряющая каждое действие моего противника, на этом могло все закончиться. Но сейчас мне удалось использовать сделанный вперед шаг, для того, чтобы отбить рукой, как битой, падающую вниз угрозу в сером плаще. Четвертый. Остался еще один. Где он? Пока же невысокий блондин, доставшийся мне в противники, снеся пару деревьев по дороге, летел назад, гневно сверкая алыми радужками глаз. Завязался бой, каждое его движение отражалось в голове как в волшебном зеркале, давая мне преимущество в долю секунды, и каждый раз этого хватало для того чтобы блокировать или отбить удар. Атаковать пока не получалось. Все-таки бойцы они действительно первоклассные. Пару моментов, удачных для контратаки, я просто напросто прозевал, постоянно озираясь в поисках пятого карателя. Его нигде не было видно и это нервировало все больше. Взгляд выхватывал фрагменты окружающего боя, как кусочки мозаики, которые, накладываясь на мысленную картинку, больше мешали, чем помогали в попытках обнаружить последнего из Вольтури. Справа доносился перекрывающий все звуки волчий рык, постепенно перерастающий в победный рев. Элис, судя по всему, тоже неплохо справлялась со своим итальянцем. Джаспер и его противник в процессе драки переместились ближе к центру открытого пространства. С той стороны доносилось только отчаянное шипение и скрежет рвущегося на куски каменного тела. Еще немного и хотя бы один из нас освободится для охраны Беллы. Хорошо бы поскорее, потому что в процессе боя мне пришлось отдалиться от нее, и растерянная девушка стояла совершенно одна около невысокого кудрявого куста, пытаясь разобраться в происходящем. Сделав над собой небольшое усилие, я сосредоточился на мыслях в светловолосой голове напротив, стараясь как можно скорее завершить бой. Вовремя. Один из выпадов карателя оказался чуть более размашистым, чем это было необходимо. И вампир моментально лишился части руки. Его шипящее рычание, прозвучало как музыка, как победный марш. Без одной конечности он не сможет драться так же эффективно. Вторая рука, уже целиком, со скрежетом отлетела в ближайшие кусты. В его глазах и мыслях плескался страх, пожалуй, впервые за всю его долгую «загробную» жизнь. Отчаяние заставило моего противника потерять контроль, он ринулся напролом, надеясь сломить меня. И оказался в смертельном капкане моих рук. Его голова с легкостью отделилась от тела, и я уже собрался отшвырнуть ее подальше, когда услышал тихое:
- Всем стоять!
И если бы мое сердце еще работало – сейчас бы оно сбилось с ритма, как у Джейкоба! Вольтури, пятый Вольтури стоял возле куста, плотно прижимая Беллу к себе одной рукой, и крепко держа за волосы второй! Рост хищника и его жертвы был почти одинаковым, шея девушки была в нескольких сантиметрах от белоснежных зубов, и казалась еще более беззащитной и уязвимой чем обычно. Убедившись, что все внимание приковано к нему, он заговорил снова, еще тише, вынуждая замереть и вслушиваться в еле различимые слова:
- Всем почему-то очень важна эта девочка…, так важна…
Его глаза на долю секунды оказались закрыты, и волк рядом со мной резко пригнулся для прыжка, но тут же отказался от этой идеи, слишком опасно. Вампир тем временем, удовлетворенно кивнул, наблюдая за нашей реакцией сквозь полуприкрытые веки с густыми темными ресницами.
- Да. – Прошелестел его голос. – А теперь отойдите все подальше от нас.
Я уронил на землю голову своего только что поверженного противника и сделал два шага назад. Остальные повторили мой маневр.
- Еще дальше.
В голове Элис царила настоящая паника с оттенками отчаяния и сожаления. Мысли метались перепуганными птицами, создавая хаос, от которого хотелось зажмуриться и отключиться. Она отчаянно пыталась увидеть хоть что-нибудь в будущем, и не могла, ощущая себя при этом абсолютно беспомощной. Джас почти хладнокровно просчитывал возможные варианты развития событий. И не надо было обладать никаким даром, чтобы почувствовать истинно звериную ненависть волка рядом со мной, которая сильно мешала сосредоточиться нашему эмпату. Хотя нет, ненависть истинно человеческую, ведь животным незнакомо это чувство, сжигающее изнутри дотла, до пепла. Что чувствовал я? Страх. Страх за хрупкую человеческую жизнь, которая испуганным воробышком трепетала сейчас в руках «красноглазого демона». То же самое чувство, что заставляло вибрировать от ярости оборотня, паниковать сестренку и напрягать мозги Джаспера, хоть он и пытался говорить себе, что заботится только о чувствах Элис. Мы все боялись за нее, и наш общий(!) враг прекрасно это чувствовал. Еще два шага его не устроили, и он весьма красноречиво дернул Беллу за волосы, заставив выступить слезы из перепуганных карих глаз. Еще три шага назад. Еще дальше два силуэта, практически слившиеся воедино. Еще меньше шансов вырвать девушку из смертельных объятий живой. В голове раздался голос брата: «Эдвард? Он все равно ее убьет…» Я едва заметно покачал головой, хотя в планы карателя действительно входило оставить Беллу живой только до восстановления его спутников. Но на восстановление нужно время! Это отсрочка, надежда на чудо. Нельзя сдаваться сейчас! Нельзя! Джас еще что-то говорил мне о безрассудности, о том, что позволив восстановиться остальным Вольтури, мы только поставим под удар себя, не выручив этим Беллу. Я не слушал, не слышал его, я… молился. Пожалуй, впервые с момента своей смерти, я открыто обратился к Создателю, взывая о справедливости. Не для меня – для Нее….

И как гром с ясного неба, ответом Бога, в моей голове возник голос, он звучал как будто издалека, низкий, рокочущий: «Что случилось?». И только после того, как Джейкоб мысленно обложил этот голос в три этажа за то, что его где-то носит в тот момент, когда больше всего нужна помощь, я понял, почему он показался мне знакомым. Это был Сэм, вожак волчьей стаи. Получив кратко всю необходимую информацию, он произнес только: «Мы идем, отвлеки его пока как-нибудь» и умолк. Красно-коричневый волк осторожно покосился на меня: «Все слышал? Попробуешь заговорить зубы этому…?». Одновременно позвал Джаспер, почувствовав перемену в нашем настроении: «Оборотни? Они идут?». Едва заметный кивок обоим: «Да», и пока Вольтури не заметил наших знаков и перемигиваний, я поспешил обратиться к нему:
- Послушай. Отпусти ее. Девочка тебе не нужна, мы не будем атаковать, слово чести.
Мои слова его здорово позабавили.
- Не держи меня за дурака. Эта девчонка сейчас единственная причина, которая держит вас всех на расстоянии. Кстати, может расскажешь мне, что в ней такого особенного?
Интересно, как долго он будет хохотать, если я расскажу ему правду?
- Вряд ли ты сможешь это понять.
Эта фраза была ошибкой, мой «собеседник», еще раз зло дернул Беллу за волосы, перехватил ее за шею и процедил:
- А ты попробуй, объясни. Постарайся, чтобы она осталась в живых. Если красиво расскажешь, я ее отпущу, так уж и быть.
Он усмехнулся. Врет…, издевается, но нам это на руку. Нужно просто потянуть время, отвлечь его, пока не появятся оборотни. Надеюсь, им не потребуется много времени на оценку ситуации.
- Она особенная тем, что живая.
Итальянец преувеличенно изумленно выгнул бровь. Чувствуя себя хозяином положения, он наслаждался этим моментом, предвкушая кровь Беллы на своих губах. Стиснув на секунду зубы, я продолжил:
- Каждый человек – особенный. Наша семья ценит жизнь. Мы не охотимся на людей и стараемся оберегать их от напрасной гибели. И каждый из нас пришел к этому выбору осознанно. Ведь мы сами когда-то были людьми, и сейчас стараемся сохранить в себе как можно больше человечности.
Я услышал мысли трех волков, что затормозили на границе слышимости и осторожно стали подбираться к Вольтури с подветренной стороны. К счастью, направление ветра позволяло подойти к нему со спины. Но как же быть с его заложницей? Как бы ни были быстры вервольфы, остается огромный риск, что Белла все же пострадает. И возможно, серьезно. Думать о том, что за ее плечами сейчас стоит смерть, не хотелось. И времени все меньше. Как только оборотни подойдут поближе, их выдаст стук сердец. Значит надо продолжать, и не только говорить самому, но и вынудить его отвлекаться от звуков окружающего леса. Заставить отвечать мне, спорить. Я спросил:
- Ты понимаешь меня?
Он презрительно поджал губу, оглядывая шевелящееся пространство между нами, некоторые части каменных тел уже начинали срастаться.
- Такой бред понять невозможно…
Каратель рассуждал о безграничной силе, что дает обращение. Отсчет шел на миллисекунды, я уже не слушал, мысленно наблюдая, как волки разделились, беря его в клещи, распределив между собой руки и шею обреченного вампира. Только бы Белла не пострадала, только бы все обошлось. Мой оппонент замолчал, и мне пришлось срочно вспоминать, о чем же он говорил.
- А как же душа?
Презрительное фырканье в ответ:
- Зачем она нуж…
Я чувствовал, как готовятся к прыжку оборотни, готовился вместе с ними, и все равно опоздал. Три бесшумные молнии одновременно вылетели из плотной стены листьев и хвои, щедро украшенных каплями недавно закончившегося дождя. Хрустальный водопад встряхнул время, оно перестало тянуться как растаявшая нуга и резко скакнуло вперед, увлекая за собой и события. Все что я успел, это выхватить девушку из под падающего тела, безрукого и обезглавленного. Тяжелого, как камень, которым оно и было. Черная мохнатая зверюга рыкнула на меня, продолжая рвать поверженного противника на кусочки. Сэм почти не контролировал себя, и лучше было отнести Беллу подальше от всего происходящего, не мозоля нашим спасителям глаза. Джейк следовал за мной по пятам, а остальные оборотни, при помощи Элис и Джаспера, занимались успевшими почти восстановиться Вольтури.

Чувствовать хрупкое девичье тело в своих руках было так… волнующе. Трепет сердца, биение пульса под пальцами, жар крови бегущей по венам, ее аромат… Боже! Запах просто оглушил меня. Я испуганно опустил глаза вниз. На шее, переходя на плечо, алела глубокая царапина, и крохотные капельки крови сбегали от нее за разодранный ворот, не желая больше поддерживать жизнь под бледной полупрозрачной кожей. Их аромат сводил с ума. Белла сводила меня с ума. Почти не осознавая своих действий, я положил девушку прямо на землю, почти уронил, и быстро отодвинулся, пытаясь думать о чем угодно, только не о благоухании ее крови, не о том, какова она на вкус. Не смотреть, не слушать ее дыхания, не ощущать! Это было больно. Действительно больно. Жажда, всегда готовая напомнить о себе пламенем, уступила. Один единственный раз. Но уступила она огненному шторму, который поглотил мое сознание целиком. Показалось, что меня обратили второй раз. Память о том огне, который уже сжигал мое тело, можно было потушить только одним – спасительной красной жидкостью, что текла сейчас в паре футов от меня, соблазняя, заманивая, обещая избавление от мук, прохладу и наслаждение. Но я-то знал, я помнил, что все это сиюминутно, что за избавлением придет новая мука, новый ад. Бесконечный. Ад Без Беллы. И худшим в нем будет то, что виновным в этом буду я сам! Не-е-ет! Я смогу! Я выдержу! Я не поддамся! Но легкие, помимо моей воли уже делают глоток воздуха, напоенного ее дивным ароматом…

В нос ударил неприятный запах оборотня, приводя меня в чувство. Резко, рывком. Заставляя открыть глаза и посмотреть на источник вони. Практически вплотную ко мне стоял волк, такой огромный, что ему пришлось переступить передними лапами через лежащую в обмороке девушку, чтобы приблизиться. Шерсть цвета засохшей крови вздыблена, голова опущена до уровня моего лица, в глазах… вера? Надежда? И его мысли, бьющие в сознание: «…ну давай же, парень, держись! Я не хочу тебя убивать! Держись, черт бы тебя побрал!!!». Джейкоб, это был именно он, с тревожной надеждой всматривался в мои глаза, пытаясь найти в них меня, и не находя. В отражении его зрачков мне виделось то же что и ему – монстр. Я наконец понял, почему у вампиров глаза красные – это отражение того адского пламени, что сжигает их изнутри. Вечно. Но мой монстр потихоньку исчезал, таял в огне, забирая его с собой. Не весь, конечно, но для окончательной переплавки одного отдельно взятого вампира этого было достаточно. Наблюдая за собственным преображением в прозрачных, темно-карих, почти черных глазах оборотня, я все больше приходил в себя. Вот пришло осознание того, что я стою на коленях, зарыв кисти рук в развороченную пальцами землю. Сбоку доносились звуки шагов. Сквозь мысленный заслон стоящего напротив меня волка слабо доносились мысли Элис: «Эдвард, не надо… пожалуйста… не надо…» если бы вампиры умели плакать, сестренка сейчас залила бы все вокруг слезами. Она не верила в меня. Джаспер, где он? Я оглянулся в поисках брата, затем попытался нащупать его сознанием. Он был где-то неподалеку, и ему было едва ли не хуже чем мне. Дар эмпата, ставший сейчас проклятием, усилил его собственную жажду, заставив вести такую же отчаянную борьбу за человека в себе. Ему не до меня. Но он победит, я знаю. Пара волков стояла неподалеку, внимательно наблюдая за происходящим, но не двигаясь с места. Третьего не было видно. Белла. Едва мысли вернулись к ней, как пламя вскинулось во всем теле, но на сей раз оно бушевало за тонкой стеклянной стеной. Ослепляя и опаляя, но не сжигая дотла и не лишая рассудка.
- Белла. Она ранена.
Это мой голос? Сухой, надтреснутый, безжизненный. Выгоревший. Ответил Сэм: «Квил побежал за аптечкой, сейчас будет здесь». Послышался тихий стон, и я попытался приблизиться к его источнику, но Джейкоб осторожно меня оттеснил, и был прав, в принципе. Не стоило безоговорочно доверять моему только что восстановленному самоконтролю. Но как же хотелось подойти к ней, взять за руку, помочь, и просто сказать, что все будет в порядке… увы. Мне этого не дано. Белла открыла глаза и слабо улыбнулась, увидев знакомый силуэт волка рядом. Потянулась к нему рукой и сразу скривилась от боли. Он тихонько покачал головой и осторожно прилег рядом.

Пока ждали аптечку, успели соорудить внушительный погребальный костер. Попутно выяснилось, почему Джейкоб не мог никого дозваться. В стае тройное пополнение. Сразу три новых оборотня. Видимо так повлияло приближение Вольтури на волчий ген в их крови. Разумеется, никто не был готов к этому, и пока ребят ловили, успокаивали и вводили в курс дела, о патруле временно забыли. Наконец послышался треск веток. Два мощных тела продирались сквозь зеленый покров леса с энтузиазмом молодых носорогов. На поляну вылетел Квил с долгожданной аптечкой в зубах, а следом за ним еще один оборотень с парой сумок на шее. В них была одежда. Я схватил аптечку и поспешил к Белле. Меня встретил настороженный волчий взгляд, и я поспешил успокоить недоверчивого защитника:
- Все в порядке. Я могу себя контролировать. И я умею оказывать первую помощь.
Он поднялся с места с глухим ворчанием в горле, но все же пропустил. Белла была настолько мила, что даже сде


Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Среда, 23.02.2011, 19:19 | Сообщение # 42

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 38.

Белла.

День рождения удался на славу. Ничего не скажешь. И ведь, если рассматривать этот несчастный день со стороны подведения итогов, то он действительно удался. Все «наши» остались живы, а пришельцы горят сейчас за широкой спиной Джейкоба. Меня не съели и даже не отругали. Но почему же мне тогда так плохо? Только потому, что стыдно? Ой, как стыдно… до такой степени, что хочется провалиться сквозь землю. Помощница нашлась, позорище. Разве может человек сравняться в скорости с вампиром? Да никогда! И с чего я решила, что успею что-то предпринять? Браслет ощущался сейчас на руке как нечто чужеродное, даже враждебное. Оружие. Зачем оно нужно, если я все равно не успею даже осознать того, что мне угрожает какая-то опасность, не то, что воспользоваться им? Потянулась было, чтобы снять сомнительное украшение и неловко дернула плечом, вздрогнув от метки оставленной вампиром на память. Джейк, конечно же, заметил и поспешил успокоить:
- Больно? Потерпи немного, сейчас доберемся до машины и тебе будет полегче.
- Нет, не в этом дело… Джейк?
- М?
- Ты меня даже не отругаешь?
Какое-то время он молчал, деревья неторопливо проплывали мимо, надвигаясь одно за другим и исчезая для того, чтобы уступить место таким же как они, одинаковым древесным великанам, покрытым мхом и листвой до такой степени, что никакому другому цвету, кроме зеленого, просто не оставалось места. Наконец парень заговорил:
- Беллс, я так перепугался за тебя там, что ругаться просто не в состоянии, хотя и надо было бы. И не только отругать, но и отшлепать. Жалко, что на тебя нельзя нажаловаться Чарли, ты бы точно неделю сидеть не смогла.
В его голосе проскользнула улыбка, и я подняла на секунду глаза, чтобы убедиться в этом.
- Ты этого никогда не сделаешь.
- Нет конечно. Я тебя сам отшлепаю.
Сил реагировать на шутку не было. Я осторожно уткнулась носом в свой разодранный воротник и, приложив ладонь к раскаленной коже оборотня, впитывала в себя глухие мощные удары его сердца, согреваясь душой и телом после леденящего захвата красноглазого агрессора. Там, на поляне мне казалось, что этот холод врос в меня, пустил корни, грозя захватить целиком и превратить в ледяную статую. Как может существовать на земле нечто настолько враждебное всему живому? Зачем оно существует? Для чего? Ведь есть другой путь. Семья Калленов это успешно доказывает одним только своим стремлением жить по-человечески. Я попыталась вспомнить, что чувствовала, когда тонкие пальцы Эдварда касались моего плеча и ключицы, осторожно и невесомо как перышки, стараясь не навредить. Они даже не казались руками вампира. Самовнушение? Стресс? Не знаю. В этой реальности я новичок, и мне еще многое предстоит узнать о ней и о себе, если удастся остаться в живых. Не дождавшись ответной реакции, Джейк едва слышно вздохнул, прижал меня чуть крепче и дальше нес молча. Кожа под моими пальцами была гладкой, горячей, такой …живой. Уязвимой.
- Джейк?
Он с готовностью отозвался:
- Что?
- Я правда больше не буду так делать. Честное слово!
- Я надеюсь.
- Только…
Я замолчала, пытаясь оформить в слова неясные пока даже для меня ощущения.
- Что? Что только?
Парень явно встревожился.
- Ты мне тоже пообещай одну вещь.
- Это какую?
- Я хочу быть уверена в твоей безопасности.
- Я буду осторожен.
- Ты не понял. Я имела в виду все эти твои оборотнические штучки. Борьба со вселенским злом и все такое прочее.
Джейк даже остановился, недоуменно глядя на меня и, видимо, силясь понять, шучу я или говорю серьезно.
- Белла…, ну…, я же не могу взять и просто перестать быть оборотнем. Это заложено в меня на самой природой.
- Оборотни…, вампиры…, и у тех и у других нет никакого другого выбора, кроме как быть потусторонними существами? Ничего не изменить? Ничего не исправить? Ты навсегда, до самой смерти будешь оборотнем? Будешь кидаться в драку, едва завидев вампира? Джейк, ты говоришь, что перепугался за меня сейчас, а я ведь тоже за тебя боюсь.
- Ох, Беллс, ну вот попробуй представить себя на моем месте. Если бы ты была оборотнем. Защитником. И знала, не подозревала, а именно знала при встрече с вампиром, что он уже убил множество людей. И также знала, что если ты, здесь и сейчас, не остановишь, или хотя бы не попробуешь остановить этого встреченного вампира – от его зубов умрет еще куча народа. И не какого-то там постороннего, а вполне может погибнуть кто-то из твоих родных или друзей. Да даже просто знакомых! Неужели ты смогла бы просто пройти мимо? Отпустить его? Смогла бы?
Он заглядывал мне в глаза, требуя ответа, а у меня перед глазами стояло кукольное личико Элис.
- Но ведь они не все такие!
- Ты это про Калленов сейчас? Каллены – исключение, подтверждающее правило. Но даже они опасны. Ты вспомни нашу первую встречу с этой семейкой.
- Ты просто не хочешь видеть в них людей!
- А ты не хочешь видеть в них вампиров! Беллс, мы просто разные. Совсем разные. Вампиры это нечто такое, что вообще не должно существовать на земле.
В запале, я выдала новость, которую до этого собиралась преподнести крайне осторожно:
- Эдвард и Элис – мои друзья. Да, они вампиры, но они мои друзья. И я очень надеюсь, что когда-нибудь станет возможна дружба между вампиром и оборотнем. Что вы сможете подружиться.
- Беллс…, ты требуешь невозможного. Да, они могут быть неплохими ребятами, но они вампиры и этим все сказано.
- Просто попытайся воспринимать их как людей. Ладно? Пусть это будет самым лучшим твоим подарком мне на этот дурацкий день рождения?
- Как будто это сделает их людьми…
- Джейк.
- Я попробую. Честно.
На этом беседа окончательно угасла, а минуты через три показался просвет между деревьев, в котором мелькнул знакомый силуэт старенького пикапа. Джейк осторожно сгрузил меня на пассажирское сиденье и спросил:
- Как ты себя чувствуешь? Сразу домой отвезти или сначала покажем тебя врачу?
- Не знаю. Вроде все нормально. Ты не уедешь?
- Ээм... если хочешь, то я, конечно, посижу с тобой, только тогда нужно будет заехать ко мне за одеждой, а то Чарли неправильно меня поймет, когда вернется с работы.
Он усмехнулся. Действительно, на парне были только джинсовые шорты, что для нормального человека было бы совершенно недостаточно, чтобы комфортно себя чувствовать в такую погоду. Я невольно улыбнулась в ответ, представляя себе реакцию отца на полуголого босого парня у нас в гостях. Особенно в свете его расспросов на тему нравится ли мне Джейк.
- Кстати, папа меня с утра о тебе расспрашивал. О наших отношениях.
- Хм, мне начинать бояться?
- Ты скажешь тоже…, мне показалось, что он настроен мирно. Ему Билли сказал, что ты за мной, эм… ухлестываешь.
- Мммм…. Вот ведь болтун. Он знает, что ты мне очень нравишься. Вообще все про меня знает. Мне иногда кажется, что мой отец умеет читать мысли, как этот вампирюга.
- Эдвард. Его зовут Эдвард. Мы же договорились.
- Ладно-ладно, Эдвард. Похоже, мне надо начинать не бояться, а ревновать. – Джейк скорчил забавно-злобную рожицу. – А что именно твой отец спрашивал?
- Да ничего особенного, просто спросил, правда ли это, а потом перевел разговор на то, что я слишком быстро расту и нам надо больше времени проводить вместе. В результате мы в воскресенье идем с ним в кино, а потом в кафе.
Мой друг восхитился:
- Во дает! Вот так и надо девушек в кино заманивать.
Улыбаясь, он покачал головой, захлопнул, наконец, дверцу, обошел машину и сел за руль.
- Точно тебя к врачу не надо?
- Нет, давай лучше у тебя посидим. И вообще ты мне еще вторую часть подарка не подарил!
Джейк мельком посмотрел на небо, потом на циферблат стареньких наручных часов привинченных к приборной доске:
- Да поздно уже. Пока доберемся…, ты ничего не увидишь.
- Хоть расскажи, что я должна была увидеть.
- Это не расскажешь, это видеть надо.
- Дже-е-е-ейк… я хочу… это увидеть…, пожалуйста. Может еще не поздно!
Я медленно сложила ладони в умоляющем жесте, и он сдался. Взревел мотор, и мы тронулись в сторону резервации. Немного не доезжая до знака, поясняющего приезжим, куда же они попали, Джейк свернул на малозаметную дорожку, ведущую в сторону заросшего лесом побережья, и остановил машину только тогда, когда под колесами пикапа не осталось даже следа колеи. Дальше пришлось идти пешком. Местность была покрыта невероятно густой, даже для этих мест растительностью, кроме того, уже начало темнеть. Парень бурчал что-то о том, что я устала, что поздно, но я настояла на том, чтобы идти самой, о чем пожалела уже на первых метрах. Хотя на повторное предложение помощи все-таки ответила отказом, сама не совсем понимая причины такого упрямства. Наконец, после двадцатиминутного блуждания по пересеченной местности, состоящего из трех пятиминутных передышек и пяти минут собственно блуждания мы вышли на финишную прямую. Одна ладонь Джейка легла на мое здоровое плечо, вторая поднялась к лицу, совершенно загораживая обзор.
- Эй!
- Доверься мне.
Еще несколько шагов пришлось пройти вслепую. И причиной этому была не столько рука, прикрывающая мои глаза, а то, что под деревьями уже практически стемнело. Где-то неподалеку слышался мерный рокот океана, настойчиво нашептывающего песню прибоя полоске земли, которой он нес свои волны. Меня развернули в сторону этого мерного звука, и почти сразу я ощутила, как исчезла с лица теплая ладонь.
- Смотри.
Кроме температуры воздуха ничего не изменилось. Я толком не видела даже ближайших к нам деревьев, не говоря уже о том, чтобы разглядеть что-то, что могло послужить подарком на день рождения. Джейк молча стоял позади меня, придерживая за талию.
- Ничего не вижу.
- Уже слишком темно. Жаль. Если бы сегодня было солнеч…
И тут, обрывая его на полуслове, сквозь плотный строй облаков прорвался один из последних лучиков исчезающего светила. Ярко-алый, цвета живой крови, он окрасил собой облачные пуховые бока, пропитал их солнцем, заставляя меня увидеть, как сквозь листву вековых деревьев проступает огромное …Сердце. Невероятно красивое, живое, пламенное. Ошеломляющее. Оно пульсировало в такт с тем сердцем, которое я чувствовала сейчас спиной даже сквозь свитер и куртку. И этот пульс проходил сквозь меня от одного к другому, заставляя замереть и впитывать каждое мгновение этого чуда. Губы Джейкоба невесомо коснулись моего виска, и он тихо-тихо прошептал:
- Это мое сердце. Для тебя.
Зная, что ответа от меня не требуется, я только прижалась к нему плотнее, ни на мгновение не отводя взгляда от «подарка». Жизнь солнечных лучей так коротка, иссякли силы и у нашего алого волшебника. Небесное сердце медленно погасло, впитываясь в темноту, но я еще долго не могла отвести глаз от черного бархата ночи, надеясь увидеть его еще раз….

Школа г. Форкс. 14 сентября. Пятница.

Редкий случай: в Форксе нет дождя. Нет, солнышка тоже не видно, небо затянуто плотной пеленой облаков, но при этом сухо и довольно тепло. Кому захочется в такую погоду сидеть в душном отапливаемом помещении? Никому. Вот и ученики во время ленча высыпали во двор практически всей школой. Гвалт стоял неимоверный. Кто-то уже успел подраться и теперь сердито сопел друг на друга с разных концов лужайки. Компания малышей затеяла игру в догонялки и теперь звонко хохотала над очередным «водилой», разбегаясь от него, как стайка воробьев от голодного кота. Ребята постарше предпочли пойти прогуляться вокруг школьной территории, преимущественно парочками, но было и несколько компаний, с одной из которых Майк, Анджела и Лиз утащили Беллу и Джессику. Смех парней и взвизги девчонок приблизительно подсказывали их маршрут. Сирша сидела на скамье в гордом одиночестве. Вилька утащил Вайолет в лес, присматривать за гуляющими учениками. Все с ним ясно. Но тащиться куда-то сейчас настроения не было совершенно. Она достала помятую тетрадку и принялась дописывать стихотворение, начатое еще на уроке литературы. Отчасти, чтобы не заснуть, а отчасти и для того, чтобы как-то выплеснуть из себя все те чувства, что поднимались в груди волной всякий раз, как ей приходилось сталкиваться с Кристианой в школьных коридорах или на пути из одного корпуса в другой. Стихотворение получалось каким-то обреченным.

Все предельно просто
Только ты и я.
Двое недо-взрослых
Посреди огня.
Мучаем друг друга,
Мучаясь в ответ.
Разве мы подруги?
Нет, наверно нет...
Жизнь сложна безмерно
Кто же мы? Секрет.
Мы враги, наверное?
Не найти ответ.
Что же мы такое?
Или может кто?
Хочется покоя...?
Нет, покой - не то.
Человек с вампиром
Смогут ли дружить?

Девушка прикусила колпачок ручки в поисках продолжения и чуть не откусила его совсем, когда услышала над ухом мелодичный, сильно изменившийся голос бывшей подруги:
- Может быть, попробуем? Нам ведь рядом жить...
Уронив тетрадь, она резко развернулась на звук, ожидая увидеть на мраморном лице практически все что угодно, от обиды до насмешки, но только не выражение неуверенности, не сомнение. Кристиана постояла за скамейкой, потом обошла ее и села.
- Ты все еще пишешь стихи.
Сирша кивнула и спросила, больше от растерянности и непонимания ситуации:
- А ты?
- Не знаю, скорее нет. Я не пробовала. С тех пор.
- Почему?
- Не было желания.
Повисла неловкая пауза, Кристиана помолчала, явно собираясь с мыслями, обводя взглядом веселую возню во дворе. И наконец, решилась:
- Я хотела поговорить.
Тонкие загорелые пальцы нервно хрустнули,
- Прямо здесь?
- Ну да. Когда тебя еще можно будет застать вот так, без твоих «сиамских близнецов».
В серебряных колокольчиках голоса промелькнула ревность, но настолько мимолетно, что собеседница не успела ничего заметить, а понять… может и поймет, но уже потом, когда это будет или не важно, или… опять же не важно, но уже по другой причине. Сейчас она подумала и спросила о другом:
- А твои где…?
- В лесу, присматривают за этими оболтусами. На всякий случай.
Очередная пауза.
- Я… на самом деле, я тоже хотела поговорить с тобой…
Девушка хотела сказать «извиниться», но почувствовала, что это слово было бы ошибкой, и оборвала фразу.
- А что не подошла?
- Ну…, ты тоже никогда не бываешь одна.
- И только поэтому?
Разговор не клеился. Злая ирония, горькая как отрава и такая же ядовитая, пропитывала постепенно пространство вокруг девчонок, исподтишка пытаясь погасить всякое взаимопонимание. Обе это чувствовали, но как же трудно бывает остановиться порой, когда душу захлестывают чувства, противоположные по сути своей, сбивающие с толку, не дающие внятно мыслить и говорить! Память услужливо подсовывала только негатив, старательно отодвигая на задний план многолетнюю дружбу.
- Я…, слушай, я просто трусила.
В ответ удивленный взгляд Кристианы и вопрос после недолгого молчания:
- И о чем же таком ты хотела поговорить?
Пауза.
- О нас.
- Хорошо, начинай.
- Что начинать?
- Разговор. О нас.
- Если бы я знала как его начать, он бы состоялся еще в день нашей первой встречи.
- А по-моему, как раз в тот день ты за словом в карман не лезла.
- Я просто перепугалась за девочку.
- И поэтому надо было рычать?
- Я не рычала, людям это не свойственно!
- А НЕ людям, значит, свойственно?!
- Да причем тут это?
- Да притом! Став вампиром, хоть и поневоле, я превратилась для тебя в существо низшего порядка! Потеряла право на жизнь. Ты ведь поэтому засаду привела! Потому что: Я! Жить! Права НЕ имею!
Кристиана уже тихо кричала. Шепотом, не менее страшным, чем крик в полную силу легких, так велики были ее обида и боль. Глаза цвета жженого сахара кричали вместе с ней, подтверждая: «Да, так оно и есть! Нашей неуязвимой хозяйке больно! Очень больно…».
- Да пойми же ты! Я считала тебя погибшей! И потом, ты человека убила! Как мне было реагировать? Что я, по-твоему, должна была чувствовать?!
И серые глаза кричали в ответ о боли не меньшей.
- Не знаю, что бы я чувствовала или делала, зарекаться не буду, но одного бы я точно делать не стала….
Кристиана замолчала на полуслове, провожая взглядом родителей Тайлера Кроули в сопровождении директора школы. Обходя играющих детей, они подошли слишком близко к их с Сиршей скамейке и могли услышать то, что не предназначено для посторонних ушей. Обеспокоенная пропажей сына мать вытирала платочком глаза, окончательно размазывая макияж и по десятому кругу начиная рассказывать сочувственно кивающей директрисе, что ее сын еще никогда не пропадал на такой долгий срок, что в полиции отнеслись с пониманием, но если вдруг что-нибудь станет известно, то пусть им со Стивеном дадут знать. Отец пропавшего парня молчал, кусая тонкие бледные губы, но выглядел при этом не намного лучше своей супруги. Сирша кинула в их сторону полный жалости взгляд, а потом принялась рассматривать надписи на спинке скамьи, ожидая, когда можно будет продолжить свой разговор, и совершенно не представляя себе, где найти слова, которые смогут не поссорить их с бывшей подругой окончательно.
Когда взрослые отдалились на достаточное расстояние, Кристиана поднялась, и не глядя в сторону собеседницы, сухо произнесла:
- Зря я к тебе подошла. Ни до чего хорошего мы не договоримся. – Она встала и продолжила уже на ходу – Пусть уж луч…
Узкая ладонь, покрытая золотистым загаром, не успевшим еще потускнеть от местных дождей, крепко ухватила ладонь белоснежную… золото на белом серебре.
- Подожди…! Подожди. Ладно, я виновата перед тобой. Я тебе не поверила. Но ты! Ани – не повторяй моих ошибок! Попробуй поверить мне! Прошлое в прошлом, оно ушло и не вернется, но у нас еще осталось будущее, у тебя так вообще вечность впереди. Мы же с тобой были как сестры! Неужели мы вот так все перечеркнем…?
Сирша говорила и с каждым словом понимала все яснее, что ее не слушают. Взгляд Кристианы был устремлен в пространство и наполнен горечью, обидами, страхами, почему-то с примесью вины…, но все эти чувства потихоньку вытеснялись болью и безысходностью. Тонкие изящные брови изломанными линиями чертили страдание, глаза под ними рисовали в небесной облачной дымке вечное «За что мне ЭТО? ЗА ЧТО?!», губы прикушены до такой степени, что если бы они принадлежали человеку – давно показалась бы кровь…, и рука, безжизненная, каменная и холодная рука, которая даже не дрогнула под ее пальцами… все кончено?

А Кристиану захватили в плен воспоминания собеседницы. В момент прикосновения сработало ее личное проклятие, дар работы с памятью, многократно усиленный перерождением. И каждое слово, произносимое Сиршей, било наотмашь вспышками эмоций, чувств и переживаний, которые испытывала ее «сестренка» в тот момент.
БОЛЬ. Боль от опустошающего чувства потери, когда ей сообщили о гибели группы, тщательно скрываемые слезы днем и разбитые в кровь о стенку маленькие крепкие кулаки ночью. Леденящий холод древних жестяных кровель на которые строго настрого запрещено подниматься, но здесь никто не найдет… Больные глаза Криса, потерявшего дочь, и невозможность подойти и разреветься, уткнувшись ему в плечо, потому что ты сильная, блин! Тебе надо держаться! Сочувствующие глаза всех встречных эмпатов, которым делать больше нечего, как только болтаться по коридорам и считывать твои эмоции, от которых выть хочется! И невозможность сбежать от этого. Держаться! Во что бы то ни стало! И снова кровь на кулаках по ночам…, и слезы, прорвавшие плотину воли, блестящие дорожки на поднятом к небу мокром лице в немом крике… боль…
БЕЗЫСХОДНОСТЬ. Почти смирение, разбитое вдребезги простым клочком бумаги. Обычным белым прямоугольником, который мелко исписан почерком, таким похожим, но все же чем-то неуловимо отличающимся от оригинала. Недоверие, яростная надежда и злость на себя за нее. И накрепко запавшие когда-то в память слова одного из Мастеров о перерождении не только тела, но и личности. Нет пути назад, первая жертва доказывает это. Безысходность, почти отчаяние при виде фурии с ржаво-красными глазами на незнакомом, мертвенно бледном лице, что крушит все вокруг, на корню убивая так и не случившуюся попытку поговорить. Безысходная, яростная злость, даже ненависть к этой незнакомке, которая убила ее Ани.
Ани…, Ани…, Ани…, сестренка… как же так? И мысль набатом по вискам: «За что мне ЭТО? ЗА ЧТО?!». Обреченность… все кончено?

Золото обреченно разжалось, отпуская серебро на волю, прерывая контакт. Сирша прошла уже несколько шагов в сторону школьных корпусов, когда услышала за спиной голос:
- Ани действительно умерла. Меня зовут Кристиана…, Тиа. Но… может я смогу заменить ее?



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
markiza21 Дата: Среда, 23.02.2011, 19:20 | Сообщение # 43

The Red Queen of England
 
Ранг: Демон
Сообщений: 480
Награды: 0
Глава 39

Белла.

Холод, повсюду холод и нигде нет от него спасения. Он не дает дышать, он сковал ледяными пальцами легкие, сдавил горло. Он поет за моей спиной серебряными голосами снежных флейт, и звук этот потихоньку превращается в хрустальное барабанное соло ледяных градин. Холод душит, давит, замораживает…, убивает. И у него есть имя. Было…, наверное было, но это уже не важно. Меня разбудил собственный вскрик, помноженный на ноющую боль в плече и гулкий перестук тяжелых капель дождя по подоконнику. А ведь еще вчера было тепло…. Ну почему природе незнакомо такое понятие как выходной? Я подошла к окну и с тоской уставилась на серую рассветную муть в прочерченных дождем дорожках на холодном стекле. Суббота, можно было бы поспать, если бы не весь тот ужас, что творится вокруг меня и проникает сквозь последние щиты сознания даже в мои сны, лишая жизненно необходимого отдыха.

Напряжение предыдущих дней давало о себе знать тяжестью в висках. Четверг, день рождения, чуть не закончился смертью. Пятница тоже заставила поволноваться: в школе, во время ленча, по случаю хорошей погоды, друзья утащили нас с Джессикой в лес и заставили полностью обойти с ними школьную территорию. Майк здорово повеселился, выскакивая из-за кустов и пугая всех до нервной дрожи. Джесс даже пару раз вскрикнула. Остальным эта забава быстро надоела, и они только досадливо отмахивались от парня, который, в конце концов, сосредоточил свои усилия исключительно на нас. Лучшим способом угомонить Ньютона было бы полное отсутствие реакции на его выходки, но добиться от себя именно этого не получалось. Постоянные шорохи за спиной здорово нервировали, а дикие крики заставляли просто подпрыгивать на месте и съеживаться от ужаса. Пытка повторялась раз за разом до тех пор, пока из кустов, за которыми готовилась очередная атака, не раздался совсем уж дикий крик «горе-охотника».

Майк, белый как мел, вылетел на тропинку наперерез нам, крича во все горло, что его кто-то «ухватил за ногу, и чуть было не сожрал». Пока остальные над ним хохотали, потом успокаивали, потом осматривали указанные трясущимся пальцем кусты на предмет «хищников», мы с Джесс стояли, тесно прижавшись друг к другу посреди узкой дорожки и не зная чего ждать от окружающего леса, до дрожи боясь услышать предсмертные крики своих друзей. Напряжение, пропитавшее воздух вокруг нас, уже достигло критической отметки, когда в просвете между двумя огромными стволами, совсем недалеко, показался на секунду… Эдвард Каллен, заставив нас дружно вздрогнуть. Никем больше не замеченный, он хмуро, но с некоторой долей удовлетворения, посмотрел на истерящего Майка, потом кивнул сам себе, улыбнулся нам одним уголком губ, и исчез так же неожиданно, как и появился. Ледяные клещи страха тут же взяли тайм-аут и удалились в неизвестном направлении. У нас была защита, и осознание этого факта невероятно грело душу. Помимо этого, удивляло и радовало то, что Эдвард охраняет нас не только от возможного появления настоящей угрозы, но и от глупых шуточек заигравшихся мальчишек! Моей благодарности в тот момент не было предела. Я была готова расцеловать эти бледные щеки, забыв на секунду о том, что их обладатель не человек. И когда Джесс шепнула мне: «Так бы прямо и расцеловала его!», автоматически кивнула, соглашаясь с подружкой. По дороге к школе она предложила посидеть у нее после уроков, но мне пришлось отказаться, ведь ужин для Чарли сам собой не приготовится, поэтому договорились, что будет лучше, если Джессика сама приедет ко мне в субботу, и мы вместе займемся домашними заданиями.

И вот она, суббота…. Вздохнув, я отошла от окна, поджимая замерзшие пальцы на ногах. На часах цифры застыли на четверти восьмого, не желая двигать время дальше. Заснуть уже не удастся, значит надо занять себя чем-нибудь. Проторчав в ванной не меньше получаса, я вернулась в свою комнату и задумалась о том, чем же заняться до того момента, когда проснется Чарли и можно будет погреметь на кухне посудой, занимаясь завтраком. Взгляд упал на полку с книгами. Нет. Там уже все перечитано не по одному разу. И как раз сейчас нет настроения читать что-то уже знакомое. Кстати, надо будет затащить завтра папу в книжный магазин, раз уж выпала такая возможность. Сумка с учебниками вдохновила еще меньше. Это подождет до Джесс. Тусклый отсвет на столе на секунду привлек мое внимание. Там небольшой кучкой были свалены подарки, полученные мной позавчера. Надо бы ими заняться. И почему не сейчас? Под влиянием накатившего настроения, я подошла к столу и уставилась на царивший там живописный беспорядок. Сверху, на самом видном месте лежал пресловутый браслет. Руки быстренько смахнули его в один из ящиков стола, а глаза сделали вид, что этой штуки тут вообще не было. Ведь их хозяйка благоразумная девочка, хоть и невезучая, и впредь не будет пытаться вмешиваться в разборки созданий из параллельного мира со своими жалкими попытками помочь. А раз лезть не будет, то и оружие ей ни к чему, правда же? Голова вполне согласилась с приведенными доводами и дала команду рукам заниматься разбором подношений дальше. Папин подарок, девочка-карандашница обзавелась кучей друзей в виде ручек, маркеров и прочей пишущей братии, которая перебралась к ней из старой пивной кружки. Ручка, подаренная Майком, отправилась туда же. Она была слишком вычурная для того, чтобы можно было просто пользоваться ей в школе. Подумалось, что кружку папе надо будет все-таки вернуть, вдруг он и правда скучает по этой допотопной громоздкой посудине. Блокнотик Анджелы занял свое место на полке над столом, когда-нибудь и я напишу в нем парочку умных мыслей. Конечно, если повзрослею настолько, что они станут появляться в моей голове. Несколько открыток отправились в нижний ящик письменного стола, к таким же кусочкам раскрашенного картона, а красивая маленькая шкатулка стала убежищем для скрепок, кнопок, пары совсем коротеньких карандашных огрызков и нескольких разноцветных шариков, радужной памяти детства. Мне вспомнилось, с каким восторгом я катала на ладони самый первый шарик, вот этот, прозрачный, с фиолетово-синими разводами, полученный от радостной девчушки с двумя толстыми светлыми косами и без одного переднего зуба, Джессики, в знак нашей с ней вечной дружбы. И я точно знаю, что она до сих пор хранит фарфорового пупса, подаренного мной в ответ.

Когда часы показывали почти восемь, передо мной на столе оставалось всего два предмета: рисунок в изящной серебристой рамочке и деревянное, отливающее прозрачным золотом панно. Их надо было повесить. Я пробежала взглядом по стенам комнаты. Пожалуй, вот этого единорога, похожего на облезлого кота, давно уже можно отправить на заслуженный отдых. И вон ту бабочку. Да и гнома рядом с ними тоже. И домик… и… комната вдруг показалась мне до ужаса древней и наивной. Кровать, стол с древним компьютером, стул. Шкаф. Полки над столом. Старая лампа с разрисованным гуашью абажуром. Детские рисунки на стенах, прикрепленные к бумажным обоям самыми разными способами: от скотча до иголок. Обычные альбомные листики, никак не оформленные, просто висящие на стене. Папа развесил их после нашего с мамой отъезда. Не знаю зачем. Для себя. Наверное, так ему было легче. Основная функция этих рисунков не украшение, а память. В них жила маленькая Белла. Та самая, которая сейчас перебралась в волшебную страну под названием «Детство», получила там вид на жительство, и не собиралась больше возвращаться. Никогда. А вместо нее, в окружении этих вещей теперь жила я. Тоже Белла. Только уже большая. До сих пор, во время редких приступов реорганизаторской деятельности у меня не поднималась рука снять их и убрать куда подальше. А сейчас как будто подтолкнуло что-то. Один за другим, листочки исчезали со стены, некоторые рвались, не желая покидать обжитое место. На обоях появились полосы от содранного скотча, темные и светлые участки, в основном прямоугольные. Солнце редко заглядывало в мое окно, но сейчас стало заметно, что иногда это все же случалось. Я торопилась, заживо сдирая с комнаты кожу. Боялась опять передумать и оставить все как есть, остаться самой в этом коконе и задохнуться в нем, так и не сумев выбраться наружу.

Опять заныла царапина на плече. Наверное, не стоило так резко двигать рукой, но теперь уже поздно. Придется терпеть до появления Джесс, заниматься ранкой самостоятельно – неудобно, а показывать очередную болячку папе совсем не хочется. Незачем. Без рисунков комната выглядела обновленной, казалась больше и просторнее. И даже пятна и полоски на обоях выглядели так, как будто это было задумано, а не как последствия акта вандализма, устроенного хозяйкой помещения. Под кошками, слонами и прочей живностью, обитавшей раньше на стенах, нашлось всего два гвоздика. Но больше было и не нужно. Панно и портрет разместились почти друг напротив друга. Повесила я их с таким расчетом, чтобы солнышко, если вдруг заглянет в окно, могло прогуляться по деревянной лесной полянке и не побеспокоило серебряное плетение рамочки напротив. Казалось, так будет правильно.

Через какое-то время внизу послышались шаги, и я с облегчением покинула свою комнату для того, чтобы приготовить завтрак. А немного позже, старательно вытирая чистые тарелки полотенцем, папа решил со мной поговорить, и поговорить совсем не на ту тему, которую мне бы хотелось поддерживать:
- Беллс?
- Да, пап?
Он немного неуверенно посмотрел на тарелки в раковине, видимо сомневаясь, стоит ли начинать разговор именно сейчас:
- Ты же уже слышала, что у вас в школе пропал ученик? С твоего потока. Тайлер, Кроули.
- Да. Конечно.
Руки мелко задрожали. Для того чтобы не переколотить половину посуды, пришлось вцепиться пальцами в мойку и развернуться, якобы заинтересованно, в сторону отца. Но посмотреть ему в глаза было выше моих сил, и я старательно разглядывала узор на полотенце в его руках. Зайчики… морковки… зайчики… и так по всему периметру. Какие интересные зайчики… такие забавные, ну просто невозможно отвести от них глаз. И они так забавно шевелятся, когда полотенце приходит в движение, вытирая очередную тарелку.
- Беллс, ты моя дочь, и ты знаешь, что я тебя люблю…
- Пап, ты это к чему сейчас? Честное слово, я его не крала.
Он даже не улыбнулся. Да, попытка обратить разговор в шутку провалилась. С треском. И, кажется, окончательно перекинула тумблер в моем собеседнике с режима «любящий отец» на режим «дотошный коп».
- Белла. Я хотел с тобой серьезно поговорить. О том случае…, весной.
О нет. Теперь еще и это. Хотя глупо было бы предполагать, что он забудет о том происшествии и никогда не попробует докопаться до истины. На что я надеялась?
- Па-а-ап, не надо. Давай не будем. Я ничего не помню. Пожалуйста.
- Прости. Но поговорить нам все-таки придется. Просто расскажи, что сможешь вспомнить. Белла, что бы ни случилось тогда – но ты ведь чуть не погибла. Если бы тебя не подобрали на дороге…, я не знаю…, могло произойти даже самое страшное….
- Па-а-ап…
- …И я должен быть уверен, – он чуть повысил голос, чтобы заставить меня прекратить нытье – что эти события никак не связаны между собой. Белла, я просто не могу это сейчас игнорировать. Одно дело, когда подобная ситуация касается только нас с тобой и твоего нежелания что-либо рассказывать, и совсем другое, когда от твоих слов может зависеть жизнь других детей. Понимаешь меня?
- Но….
Голос отца стал мягким, уговаривающим, даже вкрадчивым:
- Исчезновение Тайлера не похоже на обычный подростковый бунт. Мои ребята осмотрели его комнату – он ничего не взял с собой. Машина осталась на школьной стоянке. Даже все личные вещи остались в шкафчике. Такое ощущение, что парень зашел на территорию школы и просто растворился в воздухе. После опроса преподавателей выяснилось, что последним человеком, видевшим мальчика, по всей вероятности, была Джессика Стенли, которую он вызвался проводить до медпункта… – Папа сделал небольшую паузу и выразительно посмотрел на меня, я молчала, просто не зная, что сказать и что еще удалось выяснить полиции. Он продолжил, – но в там она оказывается уже без Тайлера, зато в твоем обществе, и вас обеих медсестре приходится выводить из шокового состояния. Белла, что вас так напугало? С понедельника мы начнем опрашивать ребят, но я что-то не верю, что это даст нам хоть какую-то зацепку. Парень просто исчез, Белла, и нам надо его найти. Помоги мне.

Папа, непривычный к таким длительным монологам, потянулся к бутылке с водой, а я молча развернулась к раковине и очень медленно стала заворачивать кран, лихорадочно соображая как убедить его в том, что исчезновение Тайлера никак не связано не только со мной, но и с Джесс. Ну какие же мы идиотки! Ну почему нельзя было чуть пораньше сообразить, что полиция все равно займется расследованием пропажи человека и неизбежно возникнет несколько вопросов, на которые нужно будет ответить. А сейчас? Что сейчас? Да даже если мне удастся убедить отца, что все в порядке, буквально через полчаса-час появится моя драгоценная подружка, ни о чем не подозревающая, и, конечно же, он не упустит возможности с ней поговорить. Выход один: сначала как-то успокоить папу, а потом еще ухитриться и тайком позвонить Джесс, чтобы она не вздумала появляться у нас сегодня.

Шум воды стих, оставляя после себя шлейф оглушительной тишины. Надо что-то говорить…
- Пап, про весну я и правда мало что помню, но мне кажется, там людей вообще не было. Сплошной лес кругом и ямы с корягами. Ты же знаешь, какая я у тебя «ловкая» - я жестом заключила это слово в кавычки и присела на диванчик рядышком с отцом – так что связывать эти два случая, смысла нет.
- А как ты оказалась в лесу? Хоть что-то ты помнишь? Можешь рассказать по порядку то, что осталось в памяти?
Вот ведь прицепился!
- Наверное нет. Все так размыто и путано, это даже не воспоминания, а скорее ощущения, словами невозможно рассказать.
- Жаль, но если вспомнится что-то более конкретное, сразу же мне расскажи, хорошо? Как же я перепугался за тебя тогда…
Он вздохнул, прижал меня к себе одной рукой, а другой разлохматил волосы, собранные в низкий хвост, несколько прядей одна за другой проехались по кончику моего носа, и я неожиданно чихнула, заставив коротко рассмеяться нас обоих.
- …если бы была хоть какая-то зацепка, хоть что-нибудь, я бы того зас… хмм… того кто виноват в том происшествии, надолго засадил за решетку! Очень надолго!
В папином голосе прорезалась неприкрытая угроза тому неизвестному, который осмелился покуситься на его «маленькую девочку». А у меня при этих словах защемило в груди. Папа-папа… если бы ты знал…, если бы только знал, во что влипла твоя непутевая дочка. Если бы можно было, как в детстве, прибежать к тебе в слезах или с перепуга, залезть на коленки, и все-все рассказать. Но это невозможно. Прошло то время, когда ты мог защитить меня от всех бед на свете. Та Белла, твоя «маленькая девочка» ушла в небытие, а у «большой девочки» и проблемы образовались соответствующие. И ради твоего же блага, лучше тебе о них не знать. Совсем не знать. И не пытаться ничего выяснить, а то ведь выяснишь, не дай Бог…
- Пап, ну что ты. Все же нормально. Давай не будем об этом? Если вдруг что-то вспомнится, я тебе скажу, честное слово….
- Хорошо. Осталось только выяснить, что же с тобой и Джессикой случилось в среду.
- Да ничего...
Ну что же придумать? И где бродит мое богатое воображение, когда оно так нужно? Объяснение должно выглядеть достаточно убедительно. В какие «несерьезные» подростковые проблемы сможет поверить взрослый, серьезный мужчина? Кстати, а правда, что еще могло бы довести Джесс до похожего состояния…?
- Белла, но мисс Хаммонд говорила про шоковое состояние…
- Ну да… ну то есть у меня было шоковое состояние, сначала…, а потом пришла Джесс и вот у нее был шок, ну понимаешь, как это обычно бывает. А я как раз вернулась…, то есть в среду была биология…
- …Погоди…
- …и мне стало плохо…
- …Беллс, погоди! Я совсем ничего не понимаю. Ты тараторишь прямо как Джессика. Давай по порядку. Как ты оказалась в медпункте?
- Меня отправили с биологии. Потому что мы определяли группы крови, и мне стало плохо.
- Это я знаю – папа сочувствующе покачал головой – я говорю о том, как ты оказалась там уже с Джессикой.
- А… это… ну… я просто опять почувствовала себя плохо, и мне пришлось вернуться.
- А Джессика?
- А Джессика уже сидела там и плакала.
- Именно плакала?
- Ну да, – и тут меня осенило – понимаешь, у нее голова разболелась и она отпросилась в медпункт, а по дороге туда увидела, что ее бывший бойфренд флиртует с другой девочкой. Представляешь, как она расстроилась? Я ее там полчаса, наверное, успокаивала, и сама за нее напереживалась, она так плакала…
- Она настолько расстроилась только потому, что ее бывший бойфренд флиртовал с другой девушкой?
- Конечно! Они же только-только расстались! А он….
- И ты Тайлера в медпункте уже не видела?
- Нет, Джессика там одна сидела и плакала, даже мисс Хаммонд куда-то делась.
Папа только покачал головой в немом изумлении, но вопросы задавать перестал. Правда, как мне показалось, не потому что поверил. Просто чувствовалось, что подростковые «заморочки» подобного рода ставят его в тупик. Облегченно вздохнув про себя, я мысленно перешла к следующей проблеме. Как ухитриться и предупредить Джесс, чтобы не приезжала к нам сегодня? А еще лучше, заранее поговорить с ней и рассказать о моей «версии» событий того дня. Только сделать это лучше без свидетелей и не по телефону, потому что реакция подружки на изыски моей контуженой фантазии может оказаться несколько… шумной. Папа снова взял полотенце, я вернулась к раковине, и вместе мы быстренько покончили с водными процедурами для посуды, после чего в гостиной заработал телевизор и Чарли погрузился в мир дистанционного спорта. Через кухонный проем, мне оставалось только наблюдать за телефонным аппаратом, таким близким, но абсолютно бесполезным для моих целей. Утащить его в комнату незаметно не получится, значит надо искать сотовый телефон и побыстрее, пока Джессика не появилась на пороге нашего дома.

Поднявшись в комнату, я перетряхнула школьную сумку в поисках своего аппаратика, но его там не оказалось. Где же он может быть? В ящиках стола, в шкафу и на полках телефона тоже не оказалось. Спустя полчаса, посвященных безуспешным поискам, я застыла посреди комнаты почти в отчаянии, силясь методом дедукции вычислить, когда я в последний раз держала его в руках, и куда он мог деться после этого. Как назло, в памяти вертелись воспоминания о чем угодно, но только не о том, что интересовало меня в первую очередь. Уже почти одиннадцать! Джессика вот-вот появится! Что же мне делать? Как ее предупредить? Я спустилась вниз и осторожно заглянула в гостиную, надеясь, что случится чудо и папа задремлет перед телевизором, как это иногда с ним бывало, а я смогу все-таки потихоньку стащить обычный телефон. Но именно сейчас, по закону жизненной подлости, он не спал, с интересом наблюдая за очередным футбольным матчем. Нет, это невыносимо! Оставался только один вариант, который пришел мне в голову только сейчас. Надо самой ехать к Джесс и тогда можно будет избежать лишних вопросов со стороны Чарли и все обсудить вдали от лишних ушей. Только бы она была дома!

Быстро поднявшись к себе и переодевшись в первые попавшиеся джинсы и свитер, я схватила сумку с учебниками, ключи от пикапа и направилась к входной двери, попутно предупредив Чарли:
- Я к Джессике съезжу, посмотрю как там она. Заодно уроки сделаем, а то завтра некогда будет.
Вместо футбола как раз началась какая-то передача о спортинвентаре, папа оторвался от телевизора и подошел ко мне, одобрительно кивая:
- Хорошая мысль. Кстати, ты выбрала, на какой фильм завтра идем?
- Нет еще. Может какую-нибудь комедию?
- Замечательная идея.
Улыбнувшись ему, я развернулась к входной двери, и тут раздался звонок. Джесс. Бледная и какая-то взволнованная. Она стояла за порогом, со школьной сумкой на плече, кутаясь в свою яркую курточку, которая все-таки успела промокнуть под дождем за то время, пока ее хозяйка добиралась до сухого крыльца.
- Привет Белла. Здравствуйте, мистер Свон. А я в гости…
- Здравствуй Джессика, конечно, заходи. Беллс если ты немного подвинешься, твоей подружке не придется лезть в окно. Видишь, как хорошо получилось, тебе даже не пришлось ехать самой.
Подружка уже сделала шаг в нашем направлении, совершенно игнорируя мои гримасы и подмигивания. Ну вот почему с Джесс всегда так? Если мы договариваемся на определенное время, и я прихожу немного пораньше, она непременно опоздает на час, а если я задерживаюсь, то ей приходит в голову явиться на полчаса раньше. Пришлось посторониться и впустить Джессику в дом. Папа, совершенно забыв про телевизор, стоял в дверном проеме гостиной и наблюдал за нами. Потом, будто спохватившись, предложил:
- Джессика, не хочешь лимонада? Белла сделала сегодня замечательный лимонад. Или может чая?
- Э… да спасибо, – развернувшись на секунду в мою сторону, она скорчила непонятную гримасску и, вручив мне свою школьную сумку, отправилась за моим отцом на кухню – лимонад, это было бы неплохо.
Что она творит? Я в изумлении застыла посреди прихожей с двумя сумками в руках и открытым ртом. Джесс вела себя очень странно, но не это самое страшное. Ведь папа сейчас начнет задавать ей те же вопросы, что и мне! О Боже! Быстренько зашвырнув сумки под телефонный столик, я кинулась за ними следом в отчаянной попытке предотвратить катастрофу:
- Пап, давай я сама налью!
- О, конечно! А мы с Джессикой пока подождем тебя в гостиной. – Он обернулся к ней. – Ты же не против поболтать со стариком, правда?
- Конечно не против, а о чем?
Тяжелый кувшин чуть не вывернулся из моих рук. Пришлось быстренько поставить его на стол и присесть на ближайший стул. Все пропало, сейчас Джесс нагородит папе чего-нибудь своего и он поймет, что родная дочь его все утро обманывала. Но хуже всего то, что такого доверия как раньше, между нами уже не будет никогда.

Смирившись в неизбежным, я, уже не торопясь, достала стаканы и налила лимонад. Поставила их на маленький деревянный поднос с плетеными ручками, добавила туда тарелочку с печеньем. И все это время невольно прислушиваясь к тому, что происходило в гостиной. Папа начал беседу издалека, потихоньку подводя разговор к интересующей его теме. К тому моменту, когда я появилась перед телевизором, он уже добрался до сути, поинтересовавшись у Джессики, что она думает о пропаже Тайлера Кроули. Выдержке моей подруги можно только позавидовать! Она даже не вздрогнула! И заговорила о том, как тяжело приходится подросткам в современном мире. Не пытаясь влезть в разговор, я молча поставила поднос с угощением на низкий стеклянный столик и присела в одно из свободных кресел. Как раз в этот момент папа, глубокомысленно покивав головой, согласился с тем, как сложно быть современным подростком и перевел разговор на проблемы самой Джессики, упомянув про медпункт. Я сжалась в ожидании неминуемого, а она… трагически заламывая брови, рассказала ему историю, придуманную мной сегодня утром! Почти слово в слово! Как такое может быть? Как? Неужели я в панике выдала самый реалистичный вариант и сейчас Джесс просто прошла по моим следам? Под конец, она «чуть снова не расплакалась». Невероятно!

Чарли развернулся в кресле как раз в этот момент, и, конечно же, сразу заметил мои распахнутые от удивления глаза.
- Беллс, что с тобой?
- А… эм… я просто удивилась рассказу Джессики – я справилась с собой и посмотрела на нее с сочувствующим выражением лица, надеясь, что она правильно меня поймет – Ты же не хотела никому об этом рассказывать?
- Так я в школе никому не хотела рассказывать и сейчас не хочу, а твой папа - человек понимающий и никому не станет об этом говорить. – Она очень натурально хлюпнула носом. – Правда же, мистер Свон?
- Конечно, конечно…
Прозвучало это немного рассеяно, как будто он о чем-то задумался, и я решила, что сейчас самое время убрать Джесс подальше от него, пока не пошли новые вопросы.
- Пап, мы все-таки пойдем, займемся уроками, ладно? Да и Джессике надо успокоиться…
- А? Да-да, девочки, конечно.
Указав подружке глазами на лестницу, я сделала крюк через прихожую за сумками и последовала за ней. Как только за нами закрылась дверь, мы синхронно прислонились к стене по обе ее стороны и посмотрели друг на друга. Слава Богу. Наконец-то можно расслабиться:
- Ффуууххх…, ну ни фига себе…
Джесс тут же отреагировала:
- Это ты о чем?
Я вдохнула поглубже, кинула сумки на стул и принялась пересказывать ей события сегодняшнего дня с самого начала. Первые несколько фраз подружка выслушала спокойно, потом на ее лице появилась улыбка, которая с каждым моим словом становилась все шире и шире, пока не превратилась в тихое хихиканье, которое заставило меня остановиться и потребовать объяснений. Все еще хихикая, она спросила:
- То есть ты решила, что я просто угадала твой ответ?
- А разве нет?
Она вздохнула и сразу стала серьезной:
- Нет конечно. Уж я бы там нагородила чуши…
Повисла пауза. Я продолжала вопросительно смотреть на нее, нетерпеливо теребя край рукава.
- …мне позвонил Эдвард Каллен и рассказал, что нужно сделать, чтобы у нас с тобой не было проблем.
Ну конечно! От облегчения мне хотелось смеяться, а от осознания собственной недогадливости – стукнуться обо что-нибудь головой. Ведь Элис видит будущее! Она просто увидела наш разговор с Чарли и рассказала об этом Эдварду. А он решил помочь нам, предупредив об этом Джессику по телефону. Или они решили вместе. В любом случае, это очень мило с их стороны. Правда, я была бы рада еще больше, если бы меня тоже не забыли предупредить, но конечно, высказывать претензии по этому поводу было бы очень неблагодарно с моей стороны. Но все-таки… может быть, я бы успела придумать что-то более реальное, если бы знала о замыслах отца заранее.
- Надо же… неужели я придумала самый достоверный вариант?
- Нууу…, если честно – не знаю. Но когда я возмутилась, что из меня получается какая-то инфантильная дурочка, Эдвард сказал мне, что разговор уже состоялся, и что-либо изменить в объяснении не получится, – она расстроено развела руками - ты что, не могла что-нибудь получше придумать?
- Ага, попробуй сама сообразить что-нибудь вот так сразу… – я обессилено плюхнулась на кровать и продолжила – счастье еще, что вообще что-то придумалось. А то были бы мы с тобой у полиции главные подозреваемые по делу пропажи некоего мистера Кроули – Джесс трагически заломила брови – ну прости. Правда ничего другого в тот момент в голову не пришло.
Подружка махнула рукой и присела рядышком, разглядывая ободранные обои и кучу бумаги на столе:
- Ладно. Главное, чтобы к нам больше не приставали с этим вопросом – она понизила голос до шепота - не хватало еще пострадать за убийство, которого мы не совершали.
Потом поднялась с кровати, чтобы рассмотреть поближе деревянное панно, оглянулась на меня, и я пояснила:
- Джейкоб подарил.
- И ты наконец решилась убрать это безобразие со стен. Правильно, я давно тебе говорила, что надо их снять. Теперь осталось поклеить новые обои и твоя комнатка совсем преобразится.
Я демонстративно поморщилась, а она, похихикав над моей реакцией, развернулась в сторону подарка Эдварда и задумчиво проговорила, не отрывая от него взгляда:
- Никогда бы не подумала, что карандашом можно нарисовать фотографию…. Беллс, а ты ведь ему нравишься. И, похоже, сильно. А иначе зачем бы все это? Подарки, спасать тебя бросился, все остальное….
Джесс развернулась и в упор смотрела на меня каким-то странно напряженным взглядом, ожидая реакции на ее слова. Я пожала плечами:
- Не говори ерунды. Это совсем другое, ты же знаешь, кто они. А я обычный человечек, если не считать того, что моя кровь для одного из них особенно притягательна.
- То есть он тебе совсем не нравится? – Не отставала подружка. – Как парень?
- Не знаю, я его в этом плане не рассматривала. – Я встала и сгребла все бумаги со стола, чтобы его освободить. – И вообще, хватит ерундой заниматься, давай уроки делать.
- Беллс, а почему…
- Де-лать-у-ро-ки.
Джессика раздраженно фыркнула и потянулась за своей сумкой.

«Почему, почему…» – ворчала я про себя, доставая тетради и учебники – «попробуй, объясни тебе свои ощущения. Ты же все равно не поймешь, если уж тебя картина с убийством Тайлера не вразумила…. И почему-то кажется мне, что не я нравлюсь Эдварду, а он нравится тебе. И как тебя от этого наваждения избавить, я не знаю. А вампир – это вампир и ничего с этим не поделаешь. Какой бы он там ни был добрый и распрекрасный, если ему хочется тебя съесть – ни о какой любви речь уже не идет. Разве можно влюбиться в еду? Конечно нет.» И тут в голове послышался тоненький-тоненький голосок сомнения: «А подружиться с едой можно?». Но этот диверсионный акт собственного сознания был успешно задавлен алгеброй.



Все женщины живут по принципу "ЛЮБИТЬ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ", но где поставит запятую каждая решает сама. ©
Форум » Twilight Fanfiction » Рейтинг PG » Форкс - другая реальность. (Esperanza, макси, экшн/приключения, AU, OOC)
Страница 3 из 3«123
Поиск: