Регистрация

Вход на сайт

Регистрация

Регистрация нового пользователя

Здравствуйте, уважаемый посетитель нашего сайта!
Регистрация на нашем сайте позволит Вам быть его полноценным участником. Вы сможете оставлять свои комментарии, просматривать скрытый текст и многое другое.
Для начала регистрации перейдите по ссылке
В случае возникновения проблем с регистрацией, обратитесь к администратору сайта.
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: aori 
Форум » Harry Potter Foreign Fanfiction » Рейтинг R » Завихрение Маховика времени (Hanami и aori, СС/ГГ,ГП/ДМ, макси, романс/юмор,OOC, закончен)
Завихрение Маховика времени
aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 12:03 | Сообщение # 1

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
TimeTurner Twist

Автор: Morloth
Переводчики: Hanami и aori
Бета: 13-й чертенок
Категория: Маховик времени/Перемещение во времени
ПЕЙРИНГ: CC/ГГ, ГП/ДМ
ЖАНР: Romance/Humor
РЕЙТИНГ: R
РАЗМЕР: макси
ОТКАЗ: мир Гарри Поттера является собственностью Дж.К. Роулинг. Автор и переводчики ни на что не претендуют.
САММАРИ: Девять героев поттерианы брошены вперед во времени. Здесь они все встречаются с их будущими детьми. Без учета седьмой книги.
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3330053/1/TimeTurner_Twist
Разрешение перевод: получено
СТАТУС: закончен


aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 17:55 | Сообщение # 31

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 30 Прозрачная проблема

- Так вы теперь парочка парней, или как? – спросил Невилл у сияющего Гарри.

Тот ничего не ответил, лежа на своей кровати и мечтательно улыбаясь.

- Я теперь гей, и мы - парочка парней, – поэтично произнес Поттер. Он безостановочно повторял эту рифмовку, и это уже начинало раздражать.

- Знаешь, Нев… мне кажется, в ближайшее время мы не услышим от него ничего вразумительного, - проворчал Рон, играя в волшебные шахматы сам с собой.

- Я теперь гей, и мы - парочка парней.

- Да, да, да… Ты можешь хоть немного помолчать, Гарри? Или может, ты будешь доставать этой фразой кого-то другого, – попробовал съязвить рыжеволосый парень, стараясь перехитрить самого себя на черно-белом поле.

Потребовалось почти полчаса, чтобы заставить Гарри выйти из Малфой-комы. В чувства Поттера привел Рон, запустивший в парня подушкой и затем попытавшийся запихнуть ее Гарри в рот, приговаривая: - Больше никогда не талдычь одно и то же по сорок пять минут подряд.

- Ну же, Гарри, расскажи нам пикантные подробности! – настаивал Невилл, пока Рон боролся со своим выражением лица. Не кривляйся, не кривляйся, не кривляйся…

- Вы, ребята, целовались? – спросил Лонгботтом.

- Я поцеловал его, если это считается, - ответил Поттер.

ЧЕРТ! – Не справился с собой Рон.

- Только ты поцеловал? А разве в поцелуе участвуют не два человека? Я, конечно, не эксперт, но…- робко заметил Невилл.

- Тебе и не обязательно – скоро ты станешь кое для кого единственным! - резко возразил Рон, думая о младшей сестре.

Гарри покраснел.

- Ну… он не ответил на мой поцелуй, если ты это хочешь знать.

Рон вновь не выдержал. Сохранять подобающее выражение лица было неимоверно трудно, но он действительно старался.

- Фактически... – продолжал Гарри, - мы целовались только один раз...

У Рона все переворачивалось внутри. Ну что, Невилл, ты узнал все, что хотел? Это ведь их личное дело. А может, Гарри надо выговориться? Терпи, Ронни, слушай и улыбайся! Считается, что любовь слепа, глуха, пьяна и почти как болезнь Альцгеймера… Гарри не виноват, что так увлекся. И все-таки, какая гадость! Улыбайся!

- …Вообще-то, он тоже меня поцеловал…. – теперь Золотой мальчик покраснел, как рак.

- Рон, да ладно тебе! Подумаешь, два парня целуются! – радостно воскликнул Лонгботтом.

- Ну, разумеется. Гарри целующийся с Малфоем – что может быть прекраснее! Это ничего, что меня выворачивает наизнанку при одной мысли о моем лучшем друге, целующемся со своим заклятым врагом, конечно, я скажу – благословляю вас, дети, мои, занимайтесь этим сколько вашей душе угодно!

Рассмеявшись, мальчик-который-выжил протянул Рону руку.

- Договорились!

***

Гермионы не было с мальчишками. Девушка находилась в своей комнате отдыха. Паркинсон тоже была там, ревела и кричала о предательстве Малфоя. Грейнджер не могла понять, почему Панси просто не открыть свое сердце для Гойла. Парень стоял снаружи, пытаясь успокоить слизеринку через дверь. Наверное, старые привычки держатся крепко.

Ведьма сидела в своем любимом кресле. Гриффиндорка бегло просматривала фолианты о предстоящей/старой войне. Она радовалась, что большинство людей, перечисленных в списке погибших, были ей не знакомы. Гермиона не была бы так спокойна, если бы прочитала один пропущенный ею абзац. В нем было написано:
«Жертв могло быть значительно больше, если бы не усилия мистера Снейпа и мисс Гермионы Грейнджер, ныне Снейп. Благодаря их совместным достижениям в области зельеварения, многим удалось избежать трагичной судьбы».

Информация из этого абзаца могла быть очень важна для нее, но судьба распорядилась так, что эта часть будущего ускользнула от внимания Гермионы.

- Я вижу, вы тоже решили покопаться в итогах войны, - сказал Снейп.

Гриффиндорка подняла глаза и увидела стоящего перед ней зельевара. Он подошел так близко, что девушка почувствовала себя неуютно.

- Снейп, – отозвалась она, стараясь не смотреть ему в глаза - боялась утонуть в них.

Но тот сел как можно дальше от колдуньи и взял книгу.

Она посмотрела на него и прочла название: “Упивающиеся смертью и другие предатели”.

- Остроумный выбор чтива, – улыбнувшись, проговорила девушка. Как она сама не додумалась взять ее!

- Да. Вы сможете взять ее после того, как я дочитаю, если захотите, - ответил он, не глядя на нее.

- Спасибо, - это простая вежливость? Или он старается быть с ней дружелюбнее? Может, это значит, что они могли бы…?

Некоторое время они были погружены в чтение. Атмосферу в комнате можно было назвать приятной. Гермиона представила, что они могли бы точно так же сидеть по будним вечерам дома у камина. Волшебница улыбнулась. В конце концов, их брак не такая уж плохая идея. Профессор - красивый, смелый, без сомнения преданный свету, умный и когда он такой, ей с ним легко.

- Снейп, я тут подумала, - сказала девушка, опуская книгу и глядя на зельевара.

Тот отложил книгу и поднял на нее взгляд, в котором как обычно нельзя было прочесть.

Гермиона колебалась – здесь она играла по высоким ставкам.

- Ну, я знаю, вы сказали, что мы не должны… Но… видите ли…

Северус по-прежнему ничего не говорил, только его брови дрогнули. Гриффиндорка запаниковала – что сказать? Что сказать?!

Северус тоже был в панике - она делает это! То, чего он опасался! Она принуждает его! Он должен ее остановить! И все же крохотная часть его души надеялась, что девушка скажет «Видите ли,… Я люблю вас». Снейп сидел, затаив дыхание и невозмутимо глядя на бестолковую девчонку. Конечно, она не скажет этих слов, выбрав вместо этого какую-нибудь глупую, ничего не значащую причину. Он не мог заставить ее жить с ним, если она никогда не сможет полюбить его! Это было бы несправедливо. Ему нужна эта девушка. Она так молода… Снейп ненавидел себя за то, что желал ее. Ох, заканчивай свою речь, глупая девчонка!

У Гермионы появилась идея! У нее был свой козырь, чтобы старая летучая мышь сделала ответный шаг!

- Видите ли,… Мы должны попробовать, если не ради нас, то хотя бы из-за Александра… - дело сделано. Парень заботил Снейпа не меньше, чем ее саму. Грейнджер улыбнулась.

Почему он надеялся? Проще дать ей ложку и попросить, чтобы она вырезала ему сердце… тогда, с этим будет покончено. Оно могло бы лежать у нее на каминной полке… Мастер зелий хотел вернуться домой, к своему старому телу и старым подземельям, куда девушка с большими карими глазами никогда не осмелится прийти… ничего не подозревающая Гермиона улыбалась ему. Она приносит ему одну боль…

- Нет, мисс Грейнджер, - Северус говорил самым холодным тоном, на который был способен. – Перестаньте вести себя как ничего не соображающая девчонка и осознайте правду!! У нас нет причин, чтобы идти на этот шаг! А если бы и была, АЛЕКСАНДР НЕ ОДНА ИЗ НИХ!! – кричал он на копну волос, дрожащую в кресле. Проклятье, она такая ранимая!

Зельевар ушел.

Гермиона выпрямилась. Она, наверное, сказала что-то не то. И проиграла эту игру. Потеряв их возможное счастье.

***

Она не могла быть еще счастливее! Лили бежала по коридорам и лестницам. Она просто обязана сказать Александру. Как он удивится!

Лили летела, как на крыльях, счастливая и улыбающаяся. Она много думала о своем споре с Александром. Но ни разу не вспомнила о четырех годах отчуждения, сердечных ранах и соперничестве. Девушка думала лишь о своих отцах, державшихся за руки и выставлявших себя дураками перед всем честным народом. Когда ты счастлив, то хочешь быть с тем, кого любишь. Ведь именно так устроен мир.

Слизеринка увидела парня возле одной из лестниц. И подбежала к нему.

***

Александр заставил гриффиндорского первокурсника буквально дрожать - у того не было ни единого шанса против методов Снейпа. Староста медленно шел к жертве. Главное, не перебарщивать заставить волосы упасть на лицо… черт! Почему он не уродился с такими же волосами, как у отца? У него самого они вовсе не сальные! Так… наградить ледяным взглядом, это как раз не проблема. Глаза его матери могли пробирать до костей в точности, как у отца. Да, нависнуть над мальчонкой… злобно посмотреть.

Первокурсник лишь обливался холодным потом, когда его медленно загоняли в угол.

Хорошо, хорошо, мальчик запаниковал. Теперь снейповское рычание.

- Мистер Йорк… - прорычал староста.

- Я… я не… я ничего не делал, сэр! – пропищал мальчик.

Ага… настало время соединить пальцы и чуть-чуть подождать, показывая еще большую власть. Медленно соединить пальцы… Даааа… я злой. Я чертовски злой. Ухмыльнуться. Приподнять бровь.

- Это действительно так… мистер Йорк?

Прежде чем мальчик успел ответить, кто-то крикнул:

- Александр!

Снейп обернулся и увидел улыбающуюся, красивую Лили, бегущую к нему. Ее длинные волосы развевались за спиной… она была подобна видению.

Заветив, что парень отвлекся, Йорк постарался сразу же убежать. Ему обеспечены кошмары на следующие несколько недель.

- Лили? – медленно спросил Александр, гадая, что с ней могло случиться.

Девушка подошла к нему и порывисто обняла. Парень опешил.

- О! Александр! – радостно проговорила слизеринка, отпуская его из своего захвата. Ее большие улыбающиеся зеленые глаза смотрели в потрясенные карие.

- Они это сделали! – сказала девушка, - они действительно это сделали!

- Что? Кто? О чем ты говоришь? - это опять игра или что-то еще? Неужели Лили собирается снова разбить ему сердце? Он не мог позволить ей этого сделать.

- Мои родители, - прошептала ведьма, улыбаясь ему. – Они… Ну, папа прокричал, что он гей! И они ушли. Взявшись за руки!

Юноша посмотрел на нее. Лили вздрогнула.

- Теперь все может получиться! Разве ты не понимаешь?

Александру стало весело.

– Это хорошая новость, мисс Малфой-Поттер, - произнес парень с легкой улыбкой.

Мир ушел из-под ног. Мисс Малфой-Поттер… они больше не друзья. Он ненавидит ее. Он никогда не любил ее. Он ненавидит ее. Он, со своим большим носом, темно-каштановыми волосами, бледной кожей, длинными пальцами, карими глазами, худым телом… Погодите минутку!

- Что с твоей рукой?! – почти прокричала Лили, указывая на его левую руку.

Александр поднял руку, но ничего не увидел. Он чувствовал свою руку, сквозь которую были видны манжеты вокруг запястья… но она стала невидимой.

- Я… я не знаю, - прошептал он, уставившись на пустоту.

- Я думаю, мы должны отправиться в Больничное крыло… - сказала бледная от страха Лили.



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:01 | Сообщение # 32

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 31 Вот и настал страшный час

Слизеринка пошла с ним в больничное крыло, где уже не было мадам Помфри. Медсестра уволилась несколько лет назад, потому что хотела проводить больше времени с семьей. Теперь в больничном крыле работала Милдред Ноктернес – приятная ведьма тридцати с небольшим лет.

Пока они шли, Лили Малфой-Поттер настаивала, чтобы Александр облокотился на нее. И это была так необычно…, так как парень чувствовал себя хорошо, если не считать пропавшей без вести левой руки. Это было очень приятно – опираться на нее. Чувствовать ее аромат.

- О… это… вы двое, – только и смогла выдохнуть мадам Ноктернс, когда студенты зашли в палату.

- Ну я жду, - ведьма присела и прежде, чем они успели что-либо объяснить, произнесла, - ... так, Лили, какой у тебя срок? - ведьма вздохнулась и суетливо подала ей какое-то зелье.

- Срок? – покраснела мисс Малфой-Поттер.

- Я не понимаю, какое это имеет отношение к… - Александру тоже было неловно говорить на эту тему.

- Это потому что ты мальчик, Александр, - она перевела взгляд на него, - это тест на беременность… - начала она и двое подростков были готовы совершить харакири на такие обидные комментарии.

- Нет, нет, нет! Мадам Ноктернес, просто Александр болен... Вот почему, мы здесь! Не из-за ... этого! - девушка попыталась отмахнуться от теста на беременность, стараясь не прикасаясь к нему.

- Правда! – произнес побледневший еще больше обычного Александр. Мадам Ноктернес немного опешала, но все же подошла к Александру.

- А что с тобой случилось?

- Я исчезаю, - волшебник поднял левую руку.

***

- Ты можешь позвать Вильму? – спросил Александр у Лили, когда мадам Ноктернес заставила его лечь на кровать и приступила к осмотру.

- Зачем ты хочешь ее видеть? – ревниво поинтересовалась девушка. Зачем она ему? Ведь это всего лишь обычная исчезающая болезнь. В ней нет ничего страшного и Вильма здесь не нужна!

Мадам Ноктернес ушла в свой кабинет, оставив их наедине.

- Разве ты не видела выражение лица мадам Ноктернес когда она меня осматривала? – это не простая исчезающая болезнь. Тебе известно, что со мной происходит… - сурово сказал он.

- Она ничем не поможет! – воскликнула Лили, размышляя о Вильме. – Она не поймет» - ревность съедала девушку изнутри. Он не мог любить эту Уизли! Он любил ее! Печаль собрала свои войска в уголках ее глаз.

- Конечно, она не поймет! Но я просто хочу увидеть ее! Попращаться…, - огрызнулся юноша. Войска хлынули вперед и слизеринка закричала. Ноги не могли ее больше удерживать, и Лили рухнула на стул возле его кровати.

- Вставай, Лили Артемида Офелия Малфой-Поттер! Прекрати плакать! – Александр начал раздражаться, но девушка не перестала плакать. Он не любит ее и стирается из истории. Ведьма прижалась к его руке. Парень перевел на нее взгляд. Александр не мог поверить, что она была из Слизерина. Она же всегда була хулиганкой. Она лишь хандрила или заигрывала. Ладно, возможно она хорошо скрывала свои чувства от всех остальных, но он мог читать ее как разкрытую книгу… иногда. Ну, может не очень часть, но… О, Мерлинова борода.

- Не умирай, Александр… Пожалуйста, не умирай, - шептала Лили.

- Я не умираю, Лили…, я прекращаю существовать, - проворчал Снейп-младший. Парень боялся, что рассердится. Он так или иначе должен управлять своими чувствами!

- А теперь встань глупая девчонка и приведи ко мне Вильму!

- Почему, Александр? – прошептала Лили, глядя своими большими зелеными глазами, в которых была лишь боль.
- Потому что она мой лучший друг! И я хочу сказать ей до свидания!

- Нет… Не то Александр. Я, конечно, приведу ее к тебе… - произнесла девушка, устремив грустные глаза на его разсржаное лицо. - …просто… Почему ты не любишь меня?

- Что? Извини?! – спросил парень. Что, черт возьми, она только что сказала?!

- Почему ты не любишь меня, Александр? Я действительно очень тебя люблю. Что я сделала неправильно? – она уставилась на свои руки. Парень был совершенно потрясен.

- Ты любишь меня? – спросил он со своей больничной кровати. Лили кивнула. Александр поднял свою левую руку и коснулся ее лица своими невидимыми пальцами. Ее щеки были влажными от слез.

-Ты очень много сделала неправильно… - тихо произнес парень, гладя ее по щеке. – Но я до сих пор люблю тебя. Неважно, что ты делала… я все еще люблю тебя.

Девушка посмотрела в его полные счастья глаза. Ведьма улыбнулась и протянула руку, чтобы дотронуться до него. Но ее рука прошла сквозь него. Лили повторяла попытку снова и снова. Все было безрезультатно.

Слизеринка вскочила так резко, что стул, на котором она сидела с грохотом упол на пол.

- Я… я… я позову Вильму, – запинаясь прошептала она и убежала.

Александр словно этого не заметил. Все его внимание было сосредоточено на желании почувствовать свою руку и при этом не паниковать.

***

Гермиона была довольна. Она сидела в любимом кресле и перечитывала книгу о финальном сражении, чтобы лучше запомнить каждую деталь. Возле нее лежали шоколадные лягушки, все было просто прекрасно! Сначало волшебница не хотела вчитываться в отчет о жертвах войны, чтобы зарание не ощущать боли от потери друзей. Но теперь, когда она знала, что они выживут, то могла просто насладиться чтением.

«…Драко Малфой заметил, что Гарри Поттер лежит в грязи, пораженный проклятием Круциатус, которое наслала на него Беллактрикс Лестрендж. Малфой последний раз взглянул на свою левую руку, где не смотря на дождь сияла черная метка. Парень закричал, отбросил в сторону маску и плащ и побежал. Беллактрикса Лестрендж была ранена в спину Сектусмпрой и, опьяненному яростью Драко Малфою, удалось ее убить. Он помог Гарри Поттеру подняться на ноги и хотя у них не было времени на распросы, так как продолжалась борьба, но теперь было ясно, что Малфой сражается на стороне света».

Гермиона хихикнула. Эта сцена была такой романтичной!

«Битва бушевала все сильней, армии Темного Лорда натолкнулась на туманное поле. Энтони Долохов увидел, что Гарри Поттер остался один на один с несколькими дементорами. Долохов воспользовался моментом и бросил в мальчика Аваду. Гарри Поттер слишком позно заметил летящие в него проклятье, чтобы увернуться».

Гермиона впивалась в каждое слово. Как же Гарри выживет?!

«Джиневра Уизли, видя опасность, заслонила собой Гарри Поттера. Когда она упала на землю, ее мать – Молли Уизли убила Долоха, который хоть и заметил ее, но был не в силах что-либо предпринять».

Гермиона не могла перестать смотреть на страницы. Джинни не умерла! У нее, ради Мерлина, здесь была дочь!!! У Невилла и нее была дочь! Алиса!!!

Гермиона недоуменно огляделась вокруг. Это не может быть правдой! Невилл спас ее в деревне, они полюбили друг друга и у них родилась дочь! ДЖИННИ НЕ УМЕРЛА! Она прочитала списки погибших и Джинни там не было!
Все еще находясь в шоке, Грейнджер перевернула страницу, чтобы продолжить чтение.

«Недалеко от Молли Уизли, Нимфадора Тонкс получила ранения обеих ног от Сектусепры Люциуса Малфоя, и была немедленно аппарирована в больницу Св. Мунго – орден лишился одного из своих лучших бойцов. Драко Малфой был свидетелем этого случая, и вскоре Люциус Малфой был связан заклинанием и упал к ногам своего сына, не в состоянии пошевелиться. Дальнейшая судьба Малфоя-старшего связана с Уолденом Макнейером, который случайно раздробил его череп своей ногой. Следующей жертвой Уолдена Макнейера стала Минерва МакГонагалл. И поскольку он прошелся по голове Люциуса, то запустил в спину директрисе Хогвартса смертельное проклятие…»

Гермиона отталкнула книгу и села, обхватив ноги руками. Это не было учтено в тех списках, что она читала несколько часов назад. Не было этого и в будущем, в которое она попала. Глаза девушки были широко раскрыты и смотрели в никуда, а она лишь дрожала, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. В таком состоянии ее и нашел Северус Снейп.

- Мерлин! Мисс Грейнджер, что случилось? – спросил он, присев рядом с перепуганной девушкой.

- Они умерли… - сказала Гермиона со слезами ужаса, катящимися по щекам.

- Кто умер? – осторожно поинтересовался зельевар, протягивая девушке платок. Она была в самом ранимом состоянии, и его сердце вновь предало его и смягчилось для нее. Любовь была самым болезненым проклятием, с которым когда-либо сталкивался Северус.

- Они все, кажется, умерли, - сказала ведьма, глядя на него с истинным страхом.

Снейп увидел книгу, лежащую на другой стороне комнаты. Это была не так книга, которую читал он, но когда получше рассмотрел ее, то почувствовал, что стряслось что-то неладное. И оказался прав.

Через вход мчалась Лили.

- Мистер и миссис Снейп! – кричала слизеринка. Даже не подумала. Возможно, воспитания ее отцов имело к этому какое-то отношение…

Они оба повернулись – Снейп потому что это было его имя, а Гермиона потому, что кто-то закричал на нее.

- Ну и что вам нужно, мисс? – процедил сквозь зубы Снейп. Он не особо любил мисс Малфой-Поттер.

- Это по поводу Александра! Вы должны прийти! Все плохо! – кричала она, размахивая руками и не обращая внимания на свои манеры.

Они все еще смотрели на нее… ожидающе.

- Он исчезает! – кричала девушка. Теперь уже все путешественники во времени вышли из своих комнат и смотрели на Лили.

- Не смотрите на меня так! Это ваша вина! – вопила староста на Северуса и мисс Грейнджер.

Ничего не произошло.

Малфой-Поттер прекратилась кричать и положила руки на бедра. – Вы двое идете или как?

Северус встал и подал руку Гермиона, чтобы помочь ей подняться.

Когда она взяла его за руку, он тихо прошептал, чтбы никто кроме нее не слышал, - именно этого я боялся.



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:06 | Сообщение # 33

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 32 Прозрачный разговор

- А потом Сириус провел большим пальцем по краю моей мантии и сказал, что в этот момент ему больше подошел бы синий цвет волос, и изменил его прямо на моих глазах! Это было великолепно… - грустно произнесла Вильма, сидя у кровати Александра. Волшебник усмехнулся. Он считал, что эта большая удача, что девушка попала в Рейвенкло.

-Ты знаешь чем я болен, Вильма? – спросил парень с блеском в глазах.

- Ну да, конечно! Это ведь исчезающая болезнь? – проговорила девушка в своей обычной мечтательной манере.

Снейп-младший улыбнулся, вспоминая тот день несколько лет назад, когда Уизли обедали у них в Тупике Прядильщиков, когда отцу так невыносимо было слушать голос мисс Уизли, что он спросил, где у них лекарство от головной боли.

Вильма улыбнулась другу и Александр почувствовал как боль сжимает сердце. Он не знал стоит ли рассказать ей обо всем или же солгать…

- Нет Вильма… это не исчезающая болезнь. Мадам Ноктернес не знает, что со мной, потому что при исчезающей болезни тело становится прозрачным, но не пропадает совсем. Фактически это не было ложью.

Александр помахал своей левой рукой перед ее лицом, чтобы доказать свою точку зрения.

Вильма не перестала улыбаться.

- Не волнуйся! Она все исправит! Я тоже постараюсь помочь. Пойду напишу маме, может она знает что-нибудь о неизвестных магических существах, которые так влияют на людей, – девушка улыбнулась и встала.

- Прощай, Вильма, - сказал он ей на прощание и уже немного скучал по этому искреннему человеку.

- До свидания, Алекс, – и махнув на прощание, ушла.

- Не называй меня так… - пробормотал студент, когда дверь за ней закрылась.

Парню не пришлось долго ждать, прежде чем пришли новые посетители, а именно его «может быть родители».

- О, Александр! Что с тобой случилось! – кричала его «однажды-может-будет» мама.

- О! Я в порядке, мисс Грейнджер! Я просто стираюсь из истории… никаких проблем, - ответил юноша… возможно, с некоторым сарказмом.

Лили нерешительно стояла в дверях несколько минут, но все же ушла, оставив своего любимого с его глупыми молодыми родителями.

Александр впился взглядом в своих неудавшихся родителей. Глаза Гермионы наполнились слезами, а Северус и вовсе отвернулся, не желая встречаться с ним взглядом.

- Как самочувствие? – спросила гриффиндорка.

- На самом деле, я чувствую себя как дождь, - поднял руку Александр. – Я могу чувствовать свою руку, она как призрак – я знаю, что она на месте, но нет никакой боли.

- По крайней мере, это безболезненно, - услышал он бормотание Северуса. Юноша посмотрел на своего отца.

- Отец, ты не мог бы оставить нас с мамой на несколько минут наедине. И это не вопрос!

Снейп кивнул и вышел из комнаты.

Потрясенная Грейнджер стояла у кровати исчезающего сына.

- Садись! – приказал он. Девушка села.

- Ты извинилась?

- Да, но он даже не дал мне шанса, чтобы… хоть что-нибудь сделать. И он уверен, что это не приемлемо для преподавателя и студента…, и сказал мне оставить все как есть.

Александр хлопнул себя по лбу нормальной рукой. Что же на этот раз засело у этого человека в голове?! И почему Мерлин так наказал Александра? Другим никогда не придется играть сваху для родителей!

- Так значит, ты решила начать на него охоту тогда?

Гермиона кивнула.

- Да уж, мама, меня уже начинает тошнить от этой ситуации.

Ведьма кивнула и вышла из помещения.

Снаружи сидели Лили и Снейп, так далеко друг от друга, насколько это вообще было возможно. Гермиона ничего не сказала, а просто села, а зельевар встал и пошел внутрь.

Как только за ним закрылась дверь, Северус посмотрел на сына. – Почему она? – спросил он.

- Лили? – переспросил Александр. На утвердительный кивок отца, парень ответил, - ты бы предпочел дочь Рона Уизли? Это была бы сложная ситуация.

- Мисс Малфой-Поттер замечательный человек, и я желаю тебе удачи, - быстро ответил маг и сел.

Несколько секунд они смотрели друг на друга. Потом Снейп отвел взгляд.

- Объяснись, - заявил юноша.

- Это неуместно.

- Ты же служил Волндеморту, - услышав страшное имя Северус вздрогнул, - несколько лет, прежде чем осознал свою ошибку. К тому же ты полукровка. Вот это было неуместным!

- Она… Это неправильно, она слишком молода.

- Ты убил Дамблдора, оставаясь на стороне Ордена – вот это неправильно.

- Это было необходимо, Дамблдор не хотел, чтобы Драко Малфой стал убийцей. И, как я понимаю, мне удалось воскресить его.

- В этом будущем – да, но не известно, что может произойти, если вы с мамой не будете вместе.

Холодная маска Снейпа треснула. Он упал на колени и закрыл свое помолодевшее лицо руками.

- Александр это должно произойти. Я не прошу у тебя прощения. Я просто не могу позволить ей пройти через все это.

- Почему нет, ты спрашивал? – его отец любил маму! Очко в пользу Александра!

Северус выпрямился и посмотрел в красивое лицо сына.

- Она не знает, на что обрекает себя.

Снейповскую спальню?

- Мне уже семнадцать! Я прошу прощения, отец, но сомневаюсь, что тебе неприятен такой поворот событий! – И это его родители!

Северус закатил глаза.

- Хм… Да. Она молодая девушка, а я, только сейчас выгляжу молодо, но это не навсегда. Ей известно, что я на девятнадцать лет ее старше. Я не могу позволить ей обречь себя на отношения со стариком, который к тому же остается ее преподавателем!

- И в этом вся проблема? – Александр был в замешательстве.

- О чем ты говоришь? Это огромная проблема!

Парень смотрел на него еще некоторое время.

- …

Северус почувствовал, как краснеет. Проклятье! Зельевар знал, что никто в мире не заметил бы этого, но только не этот мальчик. Вот черт!

- И… - сказал Северус, поднимаясь, - … она не любит меня.

- Так… я понимаю, это слишком прямолинейно… - со скучным видом, произнес парень.

- … Я пожертвую всем ради счастья, - сказал Снейп с благородным видом.

- Короли драмы.

- Я бы предпочел романтику, молодой человек или я наколдую тебе реальную проблему! – рассердился зельевар.

- Отлично, ты – романтик…, у меня есть к тебе вопрос отец. Почему, если мама тебя не любит, то почему хочет создать с тобой отношения?

- Потому, что хочет родить тебя.

- Лично я не вижу никакой проблемы в этой причине. Дойдет и до этого, я хочу сказать… я думаю, что это немного эгоистично и не достаточная причина для тебя… Нет, я не понимаю, - сказал Александр, глядя на потемневшее лицо отца.

- Александр, никто не должен заводить отношения только ради ребенка! Это не причина для отношений! Нельзя требовать любовь или все будут страдать! Я знаю, что мои родители были абсолютно несчастными!

- Сегодня моральная лекция, спасибо папа! Теперь я никогда не буду грешить! …Я чувствую как понизился сахар, но после твоей пламенной речи, относительно моей участи…

- Насквозь мой сын… - пробормотал Северус.

- Да, кроме того у меня есть еще несколько хороших дней…, - улыбнулся юноша своей очаровательной улыбкой.
– Теперь, папа, второй вопрос.

- Что на этот раз? – зарычал зельевар.

- Почему мама выглядит такой счастливой на свадебной колдографии, если она не любит тебя? – два очка в пользу Александра!



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:13 | Сообщение # 34

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 33 Ужасно жестокий

Северус ушел из больничного крыла и теперь бродил по коридорам в надежде привести в порядок мысли.

Возможно, она была счастлива лишь из-за перспективы появления Александра… но тогда почему она улыбалась? Проклятая свадебная колдография! Проклятый умный ребенок! Проклятая симпатичная девушка! Проклятое путешествие во времени! Проклятое омолаживающее зелье! Проклятье! Проклятье! Проклятье!

Его ум работал с огромной скоростью… все разговоры с мисс Грейнджер привели к пониманию, что она является ключом к его счастью, но при этом она жертвует своими желаниями… Его ум не мог найти выход из сложившейся ситуации! Он был одним из самых умных людей, который получит орден Мерлина второй степени!

Мастер зелий остановился у зеркала, глядя на свое молодое тело. Волосы вновь свободно спадали. Они были прямыми, поскольку никогда надолго не оставались завязанными. И на вид снова были жирными, точно также как когда он был подростком. Снова те же проблемы, только еще хуже. И снова зеркальная поверхность отражала одинокого парня. Все тот же большой крючковатый нос. Жаль, что Александр унаследовал его… А глаза… эти мрачные черные глаза. Глаза его отца. Они не умели улыбаться, и это тоже было наследственным. Брови же идеально сочетались с глазами, темные и слегка сдвинутые, что придавало вечно раздраженный вид. Губы тонкие… но широко изогнуты, что надо признать, улучшает его ухмылку. Зубы были ... это трудно было выразить, но явно не голливудская улыбка. Желтые и неровные... Зельевар был высоким и к семнадцати годам уже достиг своего обычного роста. К тому же еще были большие ноги, большие руки с длинными пальцами...

- Да, определенно, я был создан, чтобы пугать людей, – Мастер зелий огляделся и быстро принял классическую позу монстра.

- Р-р-р-р-р!

Маг ухмыльнулся. Такая шутка всегда веселила его. Никто никогда не знал этого. НИКТО! Ах да, за исключением того первогодки из Гриффиндора, которого он напугал на первом году своего преподавания… Северус тогда спрятался в темном углу и… Это было очень весело. С тех пор у мальчика начался нервный тик.
Северус засмеялся, а затем вздохнул. Ему ведь не семнадцать; у него были морщины сравни пятидесятилетнему! Шрамы, внешние и внутренние, которые никогда не заживут. Он развалина. Нет такой молодой женщины, которая готова будет поддержать такого сломавшегося человека, как он.

Зельевар положил руку на зеркало, чтобы закрыть лицо. А потом пошел по коридору.

- Но все-таки, какого Слизерина она улыбалась на этой проклятой колдографии?!

***

Когда-нибудь слышали о мертвой тишине? Это, когда люди признаются друг другу, что они геи, и сидят на диване, взявшись за руки, не зная, что сказать или сделать? Наверняка.

И лучший друг, и еще один хороший друг, сидят напротив. Прямо «загробная вечеринка».

А вот у Невилла было хорошее настроение, несмотря на напряженное молчание.

- Так Малфой! Ты и Гарри, теперь вроде как пара? Он то нам не говорит.

Гарри решил его проигнорировать, но бесполезно. Рон нервно ерзал, что помогало ему отвлечься.

Драко посмотрел на Гарри. – Да… Лонгботтом… я не знаю. Я думаю… - это определенно не улучшило состояние Рона. Покрасневший Гарри не собирался протягивать ему руку помощи.

- Прекрасно! – произнес саркастичный голос, – по крайней мере твой ребенок не собирается исчезать!

- Остынь, Гермиона, - посмотрел на нее Уизли. – Может он просто… притворяется?

Девушка закатила глаза, когда злая улыбка исказила ее лицо. – Привет Панси! – нараспев произнесла Грейнджер.

- Ты! Ты! Ты ненормальный! – кричала не самая симпатичная девушка, сбегая вниз по лестнице.

- Ох, черт, - произнес Гарри и закрыл глаза, ожидая когда буря пройдет.

ХЛОП!

Гарри открыл глаза, задаваясь вопросом, это была Паркинсон или он что-то еще пропустил. Это была она. Но ее возгласы были направлены не на него.

- Какое ты имел право обманывать меня в течение СЕМНАДЦАТИ ЛЕТ! Подожди, пока об этом узнает твой отец! Он умрет от стыда!

- Да, надеюсь он так и сделает… на одного Пожирателя смерти станет меньше, о чем тут волноваться, - пробормотал Рон себе под нос.

- А твоя мать! Она выкинет тебя из дома! У тебя больше не будет поместья! И ЗНАЕШЬ ЧТО?! Я рада, что ты стал таким УБОЖЕСТВОМ! Ты относился ко мне как к мусору! Грегори заставляет меня чувствовать себя любимой, а ты можешь развлекаться со своим парнем! Он не парень, он Гарри, мантикора его задери, Поттер!!! Надеюсь ты рад, что все кого ты знаешь, будут ненавидеть тебя… надеюсь, твой золотой гриффиндорец с чудо-шрамом поможет тебе в войне.

Паркинсон плюнула на пол и пошла в свою комнату. Грег посмотрел на Драко быстрым извиняющимся взглядом и ушел вслед за ней.

- Это больно, - пробормотал Малфой.

Все уставились на него.

- Что? – спросил парень, глядя на них. Винсент почувствовал, что теперь была его очередь.

- Не беспокойся, Драко, - улыбнулся он. – Мы знали, что действительно не присоединимся к армии Темного Лорда, я и Грег на твоей стороне.

Малфой изумленно уставился на друга. – Конечно! Но я мечтал об этом с 9 лет!

Поттер посмотрел на него, - ТОГДА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ СО МНОЙ!

Блондин повернулся к нему. – Что? О… не думал об этом… - юноша оглядел конману и увидел лишь ошеломленные лица. – Война ведь будет только по возвращению домой. Да… хм… действительно неудобно получилось…

- НЕУДОБНО! ТЫ СУМАСШЕДШИЙ! КАК ЭТО МОГЛО ВЫЛЕТЕТЬ ИЗ ГОЛОВЫ?! – закричал Гарри и Драко покраснел.

- ПРОСТИ!!! У МЕНЯ БЫЛИ ЛИЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СО СВОЕЙ СЕКСУАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИЕЙ! ЭТО ЗАНИМАЛО БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ МОИХ МЫСЛЕЙ!!!

- ТАК ТЫ ДУМАЕШЬ ПРИМКНУТЬ К СУЩЕСТВУ, ЖЕЛАЮЩЕМУ УБИТЬ ТВОЕГО ПАРНЯ?!

Гермиона толкнула Рона. – Знаешь, при такого рода извращениях… они скоро начнут целоваться.

Рон только и смог сказать, - Фе-е! – и вздрогнул.

- Я ТОЛЬКО ХОТЕЛ СКАЗАТЬ, ЧТО НЕ ДУМАЛ ОБ ЭТОМ!!!

- ХОЧЕШЬ СКАЗАТЬ, ЧТО НЕТ?! Я ГАРРИ ПОТТЕР! ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ Я УМЕР?!

- КОНЕЧНО, НЕТ! Я ТОЛЬКО…

- ТОГДА ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К ВОЛАНДЕМОРТУ!!! – при упоминании имени все вздрогнули.

- ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ПРОСТО ПОПРОСИТЬ, ЧТОБЫ Я ИЗМЕНИЛ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ ИЗ-ЗА ТЕБЯ!!!

- Я думаю, что они в любую секунду начнут обниматься.

- Гермиона, я и так с трудом удерживаю обед в желудке…

- НО ЭТО И МОЯ ЖИЗНЬ! И МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО Я ИМЕЮ ПРАВО…

- Ну вот, я же говорила, что они начнуть обниматься, - торжественно ухмыльнулась гриффиндорка. Рон же старался смотреть в другую сторону, сдерживая рвотные позывы.

- Ты как всегда права, Гермиона, - весело ответил Невилл. Парень надеялся, что она поможет ему лучше узнать Джинни.

- Да, - вздохнула она глядя на гей-клубок, - осталось только разобраться со своим персональным Бетменом.

- Ты хочешь быть с ним? – поинтересовался Лонгботтом

- Да, - снова вздохнула колдунья, - для всеобщего блага.

- Тебе нравится этот старый Мастер зелий? – поинтересовался Невилл, не веря в происходящее и посмотрел на Рона, тот был на грани бешенства.

- Я еще не знаю.., это трудно выразить.., если это не любовь, то тогда что именно?

- Вроде все так… но ведь несколько недель назад ты терпеть не могла этого человека. И пряталась в платяном шкафу.

- M-м-м… знаете, парни, у нас очень удобный шкаф, - при этом они оба посмотрели на Рона.

- Мне кажется, у него сейчас начнется приступ эпилепсии, - ответил Лонгботтом.

- Да… вызванный слизеринской любовью… видите, они снова за свое, - в замешательстве произнесла девушка.

- Может сменим тему? – спросил Невилл.

- Тогда стоит остановить эту парочку геев, - они посмотрели на них.

- Ладно, увидимся через пару часиков. Мне нужно найти Снейпа. Может Александру удалось убедить его.

***

Чтобы определить его местонахождение, не потребовалось много времени.

Где может быть страшный семикурсник из Слизерина? В пустынных коридорах около Астрономической башни.
Ей открылась странная картина. Его волосы свисали и он выглядел измученным. Прислонившись к стене, зельевар держал в руке маленький квадратик бумаги. Он выглядел очень некрасивым… Но девушка не возражала бы без конца смотреть на открывшуюся картину.

Пока она наблюдала, Снейп поднес бумагу к глазам и посмотрел на нее. Еле слышный шепот вырвался у него.

- Почему?

Его голос был слегка хриплым, но все еще шелковистым… по ее позвоночнику пробежала дрожь.

- Почему что, профессор? – не смогла удержаться Гермиона.

Северус повернул голову, и девушку пронзили его черные глаза.

- Что ты здесь делаешь, девчонка? – прошипел он.

Гриффиндорка шагнула к нему. – Я искала Вас, сэр…

- Ты нашла меня! Теперь выкладывай, что надо и уходи! – маг был сердит. Ведьма застала его не в самое лучшее время. Упрямый осел!

Гермиона сделала шаг ему навстречу. Судорожно соображая, чтобы сказать.

- С Александром было все хорошо, когда вы от него уходили?

Его темные глаза пристально смотрели на нее. – Нет, - просто ответил он.

- С ним что-то случилось? – спросила девушка, присаживаясь на соседнюю скамейку.

- Он… ему становится все хуже. – ответил Снейп, устремив взгляд куда угодно, только не на нее. – Его левая рука сейчас стала невидимой. Но она оставалась осязаемой, когда я уходил.

Гермиона ничего не говорила, а только рассматривала свои руки.

Северус пронзил Грейнджер взглядом, а после посмотрел на колдографию в руке. Та ее улыбка была слишком далека от реальности.

- Что это у Вас в руках? – спросил его тихий голос. Он должен был спрятать фото. Ведь девчонка не могла удержаться от расспросов.

- Колдография, - мягко произнес Северус. Весь гнев растаял. В ее карих глазах было столько заботы.

- Это мы?

Снейп кивнул. – Наша свадьба.

Гермиона протянула свою тонкую ручку и, после секундного колебания, зельевар отдал ей колдографию.

- Красивая картинка, - заявила девушка, глядя на них, держащихся за руки, смеющихся и пытающихся увернуться от риса. – Мы кажемся счастливыми.

Мастер зелий кивнул. Гермиона погладила скамейку давая понять, что он может сесть рядом с ней. Северус изогнул бровь. Что бы это могло значить…, они должны были поговорить.

- Вы спрашивали «Почему?», - напомнила Грейнджер.

Снейп искренне улыбнулся, без намека на гнев или сарказм. Это захватывало дух. Он понимал, что Гермиона не позволит себе совершить ошибку.

- Я просто задавался вопросом, почему Вы улыбались на этой когдографии.

Гриффиндорка посмотрела на Северуса. Он должно быть шутит. Снейп умеет шутить?

- Вы не можете этого понять?

- У меня есть несколько теорий, но ни одна не кажется достоверной… Эта такая искренняя улыбка.
Девушка еще некоторое время смотрела на зельевара, пытаясь убидиться, что это была шутка, или сарказм, который она пропустила..., но он казалось, говорил серьезно.

- Я счастлива…, - начала она медленно, …поэтому я улыбаюсь.

- Да, конечно! Я понял, - огрызнулся профессор, - но почему вы счастливы?

Колдунья смотрела на колдографию, задаваясь вопросом, потерял ли профессор свою стойкость.

- А..., потому что выхожу замуж, - он должен был понять это.

-Какая чушь! – несдержанно воскликнул волшебник, - Вы упустили одну важную деталь, мисс Грейнджер! – продолжал он, вышагивая взад-вперед перед ней.

- Какую? – спросила гриффиндорка, рассматривая колдографию.

- Вы выходите замуж за меня!

- Нет я этого не упустила, - спокойно добавила она. Теперь девушка поняла, почему Александр порой так медленно соображал.

- Да-а-а, - протянул Снейп, стараясь не кричать на Гермиону, - как вы можете быть счастливы, если выходите замуж ЗА МЕНЯ?

Студентка недоуменно уставилась на него. КАК ОН МОГ БЫТЬ ТАКИМ ГЛУПЫМ?

- По одной из моих теорий – вы счастливы, потому что у вас будет Александр, по другой теории – потому что это будет красивая свадьба, о которой мечтают все женщину.., но в этой теории слишком много пробелов…, - он продолжал раскаживать туда-сюда.

Гермиона посмотрела на Снейпа. Он был серьезен… Он был слишком серьезен!

Она начала неудержимо хихикать.

- Что тут смешного? – рявкнул слизеринец.

Грейнджер выпрямилась. – Вы настолько милый, когда ведете себя глупо…, - улыбнулась она.

Да она издевается над ним! Как эта девчонка смеет над ним смеяться!

- В таком случае, может поведаете свою теорию? – прорычал Северус.

Гриффиндорка сделала вид, будто изучает колдографию. После шестидестисекундного молчания, она произнеса:

- Полагаю любовь.

Мастер зелий выхватил у нее колдографию и пробормотал, - То же самое сказал и наш сын.

- Великие умы думают одинаково, - улыбнулась Гермиона.

Снейп остановился перед девушкой и посмотрел вниз, на ее улыбающееся лицо.

- Вас это так веселит? – спросил он.

Гермионе не нравилась ни его превосходящая позиция, ни угрожающий голос.

- Все шутки и игры, мисс?...

Ведьма сглотнула и отвернулась от него. Северус наклонился к ней с высоты своего роста и прошипел. – Я знаю, что Вы не любите меня, если бы не это, наш сын не исчезал бы.

Ее глаза вспыхнули и она посмотрела прямо на него, кипя от злости.

- Если все происходящее – моя ошибка, то почему Вы препятствуете каждой моей попытке приблизиться к Вам?!
Снейп вновь стоял прямо.

- Я не хочу навредить…

- Да?! Но из-за нас многие умрут и, Мерлин знает, что еще может измениться! – Гермиона встала, не примерившись с его моральным превосходством.

- Меня это не волнует! – холодно отозвался зельевар.

Ее подбородок дрогнул, и она собиралась залепить ему пощечину, но Северус перехватил ее запястье на полпути.

- Как это может не волновать! Мы должны быть вместе или умрет множество людей! – слезы начали заполнять ее глаза.

- Мне все равно, сколько людей умрет! Я никому не позволю принудить Вас связать себя со мной! – Снейп прищурился, его черты изменились, и он вновь стал похож на самого себя, ее профессора зельеварения.

- Хотите ли Вы жить с ТАКИМ? – зарычал он и отпустил ее руку. – Не такой красивый, да? – снова сказал он своим холодным голосом.

Гермиона плакала.

- Я хочу, очень хочу! – она плакала, и слезы стекали вниз по лицу. Он не был осторожен с ее запастьем.

- Мы не можем, - заявил Снейп и отвернулся.

- Почему нет? – слезы уступили место отчаянью.

- Потому что я люблю тебя, - сказал маг. Северус откинул назад волосы и оставил девушку наедине со своими слезами.



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:18 | Сообщение # 35

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 34 Ужас, превратившийся в нежность

Слезы продолжали течь по лицу Гермионы, а она не могла поверить в то, что только что услышала. Это было ошеломляюще, страшно и невероятно. Северус Снейп сказал, что любит ее, сказал своим прежним голосом и в реальном теле! В теле, которое старше на девятнадцать лет! А не тем семнадцатилетний парнем, которым она привыкла его видеть…

Слезы все бежали из глаз, а его слова повторялись в голове снова и снова. Гриффиндорка видела его лицо, когда он говорил это. Не было сомнений, что Снейп готов пожертвовать всем миром, только бы не заставлять ее сближаться с ним.

Но колдунья не могла поверить. Зельевар любит ее, но при этом отталкивает. Но ведь все мужчины в подобной ситуации ухватились бы за возможность быть с любимой женщиной?! Но только не ее профессор… он был жестоким человеком, да жестоким, но умным.

Она должна бежать за ним, звать его и когда он остановиться, подойти и сказать что-нибудь романтичное, чтобы он смягчился и обнял ее. Но он был Северус Снейп и, скорее, будет кружить вокруг и рычать, а она – Гермиона Грейнджер – не много знала о романтики… Она скорее всего ляпнет что-нибудь неуместное и опять будет ссора…
Но волшебница стерла слезы с лица и побежала.

***

Рон все же смог побороть себя. Он старался разговаривать с Драко Малфоем, стараясь не пялиться на него… не очень…

- Значит, ты решил присоединиться к хорошим парням? – заявил рыжеволосый, посмотрев на блондина.

- Ну да, - парировал слизериниц, смотря на него, - эй, Уизли… я могу задать тебе вопрос?

- М-м-м?

- Ты не знаешь какое-нибудь сексуальное прозвище для парня?

- Извини?! – скривился гриффиндорец, а Гарри рассмеялся.

- Ладно… Я думаю, «мой парень» слишком прямолинейно. Я ведь не могу использовать это слово в нашем общении!

- Э… партнер… или может назвать вас парой? – Рон брезгливо скривился. Малфой оставался абсолютно невозмутимым… хотя таких событий не случалось с ним прежде. И у него, наверняка, впервые был такой бал.

- Хм… я не люблю подобные выражения, фраза «мой парень» слишком намекает на близкие отношения.

- Я не верю своим ушам, - сказал Рональд Крэббу.

Крэбб кивнул, - а мы всегда знали, что ему просто необходим толчок и он станет просто современным парнем.
Мальчик-который-выжил ухмыльнулся и обнял Драко. Словно говоря об очевидном. МОЙ!

- Жена? Нет, я что похож на женщину в браке…или… - Малфой задумался.

В этот момент у входа появилась темная фигура, и все обернулись к ней. Когда он снял капюшон они увидели, что это профессор Снейп. Он снова был собой – мрачным и старым.

Зельевар кивнул им и словно ураган промчался в свою комнату.

- Какой-то он нервный! – подал голос Крэбб.

- Спорим, во всем виновата Грейнджер! – произнес Малфой раздумывая над его словами.

Минут через пять примчалась упомянутая девушка, выглядевшая так, словно по ней прошелся гиппогриф.

- О-ёй, Гермиона, что случилось? – спросил Невилл, когда она пыталась незаметно проскочить мимо. Но неудачно.

Колдунья обернулась и присела рядом с ними, так что они смогли разглядеть ее налившиеся кровью глаза.

- Александр не смог его переубедить? – Лонгботтом выглядел обеспокоенным.

- Он тебя обидел? – разволновался Рон. Мужчины так чувствительны к женским слезам.

Гермиона покачала головой, улыбнувшись в ответ на оба вопроса.

Они помолчали некоторое время. Единственный звук доносился из комнаты Панси и Гермионы, и звучал так, словно Паркинсон была в бешенстве. Ничего нового.

Через несколько минут Невилл присвистнул, - Компаньоны?

- Нет. Слишком весело. Я хочу что-нибудь, чтобы чувствовать себя комфортно, - произнес Драко.

Гермиона слушала Рона, объяснявшего странную проблему Драко. Девушка посмотрела на него.

Ее голос звучал немного хрипло из-за рыданий, но остальные как будто не заметили этого.

- Как насчет лучшего друга… или второй половинки?

Малфой выпрямился и захлопал в ладоши. – Вторая половинка! Идеально!

Он посмотрел на Гарри и наклонился так, чтобы их носы соприкоснулись. – Ты – моя вторая половинка…, - промурлыкал он.

Гарри покраснел до цвета пожарной сирены.

- Да, кроме того, мы находимся на противоположных сторонах в предстоящей битве, - проворчал Поттер.

- Ох! Не начинай снова! – раздраженно сказал Драко, ухмыльнувшись в сторону Гарри. - …Или мне снова стоит поработать над твоим внешним видом…

Поттер покраснел еще гуще.

- Снимите комнату, - вздохнул Рон. И как только парни встали и пошли в комнату Слизерина, Рон приобнял Гермиону.

- Я рад, что это не моя комната, - сказал он.

Говори за себя… - пробормотал Винсент после ушедших хихикающих парней. – Я пошел, - заявил он и вышел.
Гриффиндорцы остались предоставлены сами себе.

- Ты в порядке, Гермиона? – поинтересовался Рон, посмотрев на нее искренними синими глазами.

- Нет, прошептала девушка, не отвечая на его пристальный взгляд. Она любила эти глаза. Она ждала, что выйдет замуж за эти глаза… а теперь она ждет, что выйдет замуж за два черных как уголь глаза…, которые любили ее.

Гриффиндорка снова заплакала.

Рон и Невилл растерялись, не зная, что с ней делать.

Уизли погладил девушку по руке, говоря ей что-то успокаивающее, а Невилл старался выглядеть сочувствующим.

- Он так для тебя важен? – мягко спросил Лонгботтом. Гермиона кивнула.

- Ублюдок! – воскликнул Рон. – Что он сказал?!

Грейнджер остановила Рона, не желая, чтобы он прошел в комнату профессора, нарываясь на неприятности!

- Он сказал, что он… он… он сказал, что любит меня! – рыдала она.

Они затихли.

- Это плохо… - полузаявляя, полувопрошая сказал Невилл.

- Нет… - плакала Гермиона. – Это то, почему он не хочет чтобы… чтобы… чтобы я была с ним, вот… Вот это плохо!

- Это плохо? – недоумевал Уизли. Профессор Снейп сделал правильно, что в оставался так далеко от Гермионы, насколько было возможно.

- Даааа! – плакала ведьма. – Теперь все УМРУТ!

Парни посмотрели на нее.

- А ты уверена, что не слишком эмоционально реагируешь…? – медленно спросил Рон.

- НЕТ! Все умрут! – гриффиндорка вскочила и побежала вверх по лестнице, - …и только потому, что я не люблю его! Она плакала.

Когда Грейнджер открыла дверь в свою комнату, то увидела Паркинсон и Гойл целовались и обнимались, лежа на кровати Панси. Девушка несколько мгновений смотрела на них. Они же были слишком заняты, чтобы заметить ее. Все слизеринцы целиком заняты собой, совершенно не обращают на нее внимание.

Хлынувшие слезы смыли всю ярость.

Колдунья резко развернулась и захлопнула дверь. Влюбленная парочка ничего не заметила. Затем девушка спустилась вниз. Когда она спустилась по лестнице, то заметила, что дверь в комнату мальчиков гриффиндора закрыта. Они тоже ушли. Но ее это не интересовало. Гермиона прошла мимо двери гриффиндорцев к спальне профессора и вошла даже не постучав. Лучше бы она постучала…

Внутри стоял полуобнаженный Северус Снейп. С его талии свисал банный халат… видимо в тот момент, когда она ворвалась он изучал верхнюю часть своего тела в зеркале, и, по всей видимости, только вышел из душа. К тому же он не принял омолаживающего зелья.

Девушка стояла как парализованная, глядя на то, что недавно было ее худшим кошмаром. Но теперь он выглядел сексуально. И даже шрамы на теле казались прекрасными.

- МИСС ГРЕЙНДЖЕР! ЧТО ВЫ СДЕСЬ ДЕЛАЕТЕ?! – взревел Мастер зелий, натягивая халат. Гермиона же ощутила разочарование, наблюдая за его действиями.

- Я… я… я… я…- это было все что ей удалось придумать, в то время как ее глаза все еще скользили по его телу, уже закрытому тканью.

- Мне конечно льстит, что вы находите меня столь привлекательным, но все же я жду ваших объяснений!

- О… Э… простите, профессор… Я… Э… - она напрочь забыла зачем пришла. Девушка посмотрела в его черные как смол глаза и почувствовала как мурашки пробежали по спине. Его глаза такие черные…, казалось они полностью поглотили ее.

Он точно не был уродливым человеком, подумала девушка. Его бледная кожа сделала проступивший румянец очень заметным. Гермиона улыбнулась на его порозовевшие щеки. Ее профессор покраснел. На самом деле, это было довольно мило.

Морщины Снейпа углубились – улыбка гриффиндорки смутила его.

- Мисс Грейнджер, я жду Ваших объяснений! – потребовал зельевар. Северус не хотел мириться со сложившимся положением, а она все стояла и смотрела на него, улыбаясь!

- Я не помню, профессор, - мечтательно произнесла ведьма. Мерлин, девочка сошла с ума! И вдруг она ЗАХИХИКАЛА! Снейп собирался проклясть девушку и выдворить прочь из комнаты, куда-нибудь в Тибет!

- Мисс Грейнджер, я стою рядом, почти голый… - произнес Северус, стараясь отделаться от Гермионы раньше, чем она сможет что-либо сделать… но ОНА ХИХИКАЛА!

Ее улыбка расширилась, а глаза, поблуждав по его телу, затем вновь вернулись к его глазам. – Я знаю об этом, профессор… - снова засмеялась она.

Сейчас его голова была готова лопнуть от напряжения, как и у любого мужчины в таком положении. Он за всю свою жизнь так не нервничал. Темный Лорд, сражения, Дамблдор, пьяная Минерва… НО ЭТО! Гермиона Грейнджер видит его только в халате, улыбается ему и ФЛИРТУЕТ!

Зельевар провел рукой по своим длинным черным мокрым волосам. Как выбраться из такой ситуации? Он не может убить ее… не вариант… э…э… спокойно… спокойно…

- Я могу Вам еще чем-нибудь помочь, мисс Грейнджер? – спросил он, пытаясь походить на себя старого, не обращая внимания на ее глаза…

Гермиона сделала шаг вперед, потом еще и еще, пока не оказалась стоящей очень близко к нему. Он сдерживал свое желание сбежать от нее подальше.

У него перехватило дыхание, когда девушка посмотрела на него блестящими глазами.

- Вы жестокий человек, Северус… - торжественно сказала она. – Прошло достаточно времени, прежде чем я поняла это. Но Вы жестокий человек, Северус.

Северус посмотрел ей в глаза, снова потерявшись в ее юном пристальном взгляде. Мастер зелий почувствовал, что сердце сжалось от того, что он потерял эту девушку. Ее заявление не было новостью для него. Он действительно был жестоким человеком.

- Я знаю, - мягко произнес он.

Она еще раз открыла свои пухлые губы. – Но Вы также и умный человек.

Северус уставился на нее. Его потрясение было очевидным.

Гриффиндорка приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

Снейп перестал дышать, просто закрыл глаза и подался навстречу нежным прикосновениям.

- Это будет честь, если Вы позволите мне любить Вас, - сказала девушка. Северус открыл глаза и изучающе посмотрел в ее карие невинные глаза, но не смог обнаружить в них ложь.

Слизеринец улыбнулся ей. Она так любила эту прекрасную искреннюю улыбку. Она делала его на десять лет моложе. И это все, что было ей нужно. Ведь девятнадцать лет не такая уж большая разница в возрасте, верно?

- Ты говоришь так только из-за моего тела… - подразнил он.

Гермиона покраснела и собиралась возразить, когда Снейп поцеловал ее.



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:26 | Сообщение # 36

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 35 Запутаться в себе

Они немного отстранились. Поцелуй был… до слабости в коленях.

Рот Гермионы был все еще немного открыт, а руки держались за халат.

Они просто стояли и смотрели друг на друга.

Снейп поднял руку и приподнял ее подбородок, нежно гладя его большим пальцем.

- Ты все еще не любишь меня, - произнес он. Это было не обвинением, а утверждением.

- Ты нравишься мне.

Зельевар продолжал свои нежные ласки. Девушка закрыла глаза, чувствуя его прикосновения. Ее профессор был таким нежным. Ее профессор.

Северус опустил руку, что-то было в его глазах… грусть.

- Мы не должны этого делать.

Ее глаза открылись и посмотрели на его руки. Он отвел взгляд, повернулся и направился к шкафу.

- Почему бы не пойти на эту жертву? – огрызнулась Грейнджер на его сложенные руки.

- Отвернитесь, - спокойно произнес зельевар.

- Я не уйду!

- Я одеваюсь, отвернитесь, мисс Грейнджер.

- Ох, - она покраснела. – Но почему мы не должны этого делать?! – снова спросила Гермиона.

- Потому что, все это неправильно, - сказал Мастер зелий.

- ПОЧЕМУ НЕТ?

- Я твой учитель. Как мы будем общаться, когда вернемся в наше время? Можешь повернуться.

- Но я хочу получить Вас! – раздраженно сказала девушка и повернулась.

Так как уже было поздно, он стоял в своем спальном костюме – черных шелковых штанах и черной шелковой рубашке, которую в настоящий момент застегивал.

- …Сначала, Вы говорите, что любите меня, а потом отталкиваете! И когда я говорю, что хочу быть с Вами, Вы заявляете, что не хотите этого! Позвольте я открою Вам страшную тайну… БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ ХОТЯТ БЫТЬ РЯДОМ С ЛЮДЬМИ, КОТОРЫХ ЛЮБЯТ!

- Я просто не хочу, чтобы мы попали в безвыходное положение! – зашипел зельевар, начиная выходить из себя.

- А Вы надеетесь убежать от этого?

- Прекратите, мисс Грейнджер, - угрожающе предупредил Снейп. Но уже ничего не могло остановить студентку.

- Вы не хотите меня, только потому, что я хочу Вас. Вы просто боитесь… Трус.

Его глаза загорелись. Он подошел к волшебнице и взяв ее за волосы, поднял голову.

- Не называйте меня трусом! Я ПОНЯЛ ВСЕ, ЧТО ВЫ ХОТЕЛИ СКАЗАТЬ! – прокричал Мастер зелий, чувствуя свою власть над ней.

Гриффиндорка опешила – Что… что это значит?

Он отвернулся и процитировал – Я не могу любить его – кажется, так звучали Ваши слова.

- Но… но я не… О, Мерлин! – она даже не предполагала, что он может это услышать.

- Если не хотите, чтобы кто-нибудь это услышал, не нужно было кричать, - отозвался голос в ее голове и она поняла, что профессор может читать ее мысли, как открытую книгу. Его голос звучал, как голос побежденного человека.

- Хватит, мисс Грейнджер.

- Но я… я

- Просто уйдите.

Так она и сделала. С пеленой слез на глаза, девушка бежала из его комнаты до своей. К счастью Паркинсон спала… в одиночестве. Поэтому Гермиона зажмурила глаза – ее сердце плакало из-за слов этого сложного человека.

Они ведь целовались. Это должно было что-то значить! Но нет…

Как он может быть таким невыносимым? Таким противным? Почему он может отдать ей все, кроме своего сердца? Люди умрут только из-за его вздорной трусости позволить ей узнать его получше. Но разве она его не знает? Возможно, что не знает…, но она знает его на протяжении семь лет.

Гермиона открыла свои покрасневшие глаза и уставилась в пустоту. И начала перечислять все, что знала о Снейпе.

Он независимый, антисоциальное существо, прячущееся в своих подземельях. Он не просто интеллектуален, но и умен. То есть он не просто много знает, но и умеет использовать эти знания. Он храбрый, шпионит под носом Темного Лорда, хотя и понимает возможные последствия. Он преданный человек, и даже убил Дамблдора по его просьбе. Он романтичен… использует любые средства, чтобы сделать счастливым любимого человека.

- Такой же, как я, - прошептала гриффиндорка, снова начиная плакать.

Они двое не так уж и отличаются. Снейп мог бы быть «львом» из-за всех своих дел, если бы не его страх. Он поится, что не справится со своими эмоциями и прогоняет людей прочь, чтобы они не смогли навредить ему. И если он не может прогнать их, то начинает пугать. Было ясно, что Северус не доверяет окружающим. Предпочитает свое одиночество, боясь, что ему навредят. Должно быть, выстраивая вокруг себя стену и никого сквозь нее не пропуская, он считает, что это отгородит его от боли, не понимая, что подобная стена медленно разрушит его самого.

Гриффиндорка улыбнулась при мысли о ее профессоре; наверное, он бы разозлился, услышав ее мысли.
Ее профессор – именно так Гермиона думала о нем, когда стояла в его объятиях. Она сказала, что он ей нравится. Она это сделала.

Теперь, когда она будто поставила себя на его места, девушка поняла, насколько ошибочным было мнение о Снейпе прежде. Все ее наблюдения… она вся дрожит. Он ей действительно нравится. И она беспокоится о нем… а Снейп оттолкнул ее.

Грустная улыбка все еще не сходила с губ, когда Грейнджер отправилась спать. И добавила, что вероятно любит этого человека уже в течение нескольких месяцев…

***

На следующий день Гермиона встала со странным чувством, она все еще находилась в будущем. И снова должна увидеть Снейпа.

Студентка оделась и отправилась на ставшую обыденной маскировку. Сжав кулаки… впрочем как всегда… волшебница принялась выпрямлять волосы. Она стояла и рассеянно поправила прическу. Вскоре к Гермионе присоединилась Паркинсон с уже завитыми волосами. Слизеринка зевнула и кивнула Грейнджер.

- Не могу поверить, что мы все еще здесь… - сказала она гриффиндорке, - и должны маскироваться.

Колдунья согласно кивнула и надела очки. - Да, это просто пытка.

- Зато Снейп теперь выглядит куда лучше… спорю, тебе это нравиться, Грейнджер… - подталкивая ее пролепетала Панси. Девушка лишь вздохнула.

Гриффиндорские парни тоже вскоре пришли. Гермиона окинула друзей взглядом, это был тот редкий момент, когда они были похожи сами на себя.

Слизеринцы тоже не заставили себя ждать. Малфой встретил Гарри поцелуем в щеку, а Панси бросилась к Гойлу на шею. Рон, Невилл и Крэбб обменялись кивками.

Прошло пару минут, прежде чем появился Снейп; он снова принял омолаживающее зелье. Гермиону маг не удостоил даже взглядом. Зельевар взмахнул палочкой над каждым студентом, а потом не произнеся не слова развернулся и ушел.

- Ну, продолжим то, на чем остановились вчера, - шепнула Паркинсон Гермионе, продолжая обнимать Гойла.

«По крайне мере», - подумала колдунья, - «они все же отправились на завтрак».

Драко поцеловал на прощанье Гарри и сел за Стол Слизерина рядом с Лили.

Ее возможная судьба была хуже любой смерти. Или, по крайней мере, очень непростой.

- Как я понимаю, все плохо? – поинтересовался Драко.

- Ну да, - ответила Лили. - Его правая рука исчезла.

- Может это заразно? – спросил Малфой.

- Что может быть хуже? – спросила она отца, проигнорировав его комментарий о заразности.

- Хуже – это если твой парень исчезнет прямо на твоих глазах? Просвети меня, - Малфой отломил кусочек тоста.

- Значит, когда он исчезнет, меня тоже не станет, - проворчала девушка.

- ЧТО?! ТЕБЯ!? КАК?! – почти прокричал Драко, но ему мешал тост во рту.

- Ну папа… то есть… Дрейк. Ты ведь не женщина.

- Я гомосексуалист, но не женщина, - проговорил Драко, проглотив остатки пищи.

- Что совсем… - продолжила колдунья сварливо.

- Лучше объясни, почему ты будешь следующей, - зашипел на нее парень.

Лили наклонилась и зашептала, - на самом деле теоретически следующей должна исчезнуть Алиса Лонгботтом.

- Почему? – Драко казался заинтригованным.

- Когда Александр начал исчезать, я пошла в библиотеку, чтобы узнать изменилось ли что-то, кроме вас… и я поняла, что вся история изменилась.

- Подожди-ка…

- Из-за тети и дяди Снейпов… если они не будут вместе, то в финальном сражении Пожирателей смерти будет куда больше. И ты будешь одним из них.

- Но это не правильно.

- Но так и есть! – нанесла она удар.

- По-видимому, - ответил слизеринец, рассматривая свои руки.

- Не волнуйся, даже если ты выберешь неправильный путь, то все равно исправишься, когда рара будет в опасности.

- Я настоящий герой…

- Замолчи, на нас обращают внимание! – прошипела колдунья, - ладно… после того, как ты спасешь Гарри, в него почти попадет смертельное проклятье, но Джинни Лонг… Уизли спасет его, заслонив собой.

- Уизли умрет?

- Прямо рядом с рара. Тогда Алиса исчезнет.

- Логично. Но при чем здесь ты?

- Разве ты не замечал, что она любила рара? – Драко кивнул, и Лили продолжила свою историю. – Ну, я прочитала, что Гарри Поттер так и не женился и не заводил романы, потому что он считал это своим долгом жизни перед Джинни. Потому, что она пожертвовала своей жизнью ради него, поэтому рара подумал, что все же любил ее и разорвал отношение с тобой. Ты женился на Панси Паркинсон и я не родилась.

- Нет, - в ужасе проговорил Малфой, - такого не может быть…

- Да… - Лили только пожала плечами и продолжила ковырять свой завтрак.

***

Закончился первый урок. Трансфигурацию вел новый учитель по имени Коминг. Минерва уволилась, когда Дамблдор вновь вернулся в Хогвартс. Теперь она заверяла сделки между Хогвартсом и Министерством. Поэтому появлялась время от времени.

И вот после первого урока, Драко неожиданно подошел к Снейпу и ударил его. Это было похоже на женскую пощечину, но все же это был удар.

Глаза Северуса загорелись, он был готов убить Малфоя или хотя бы переломать ему конечности, когда Драко заговорил.

- Я не знаю, какого Мерлина Вы раньше делали или не делали с Грейнджер. Но теперь это касается и меня. Поэтому, или вы сами поцелуете гряз… магглорожденную, или я залью Вам в глотку приворотное зелье!

Зельевар оглядел пустой коридор, а затем схватил Драко за воротник и прижал его к стене.

- Почему ты уверен, что проблема во мне? – вкрадчиво произнес он.

Драко посмотрел на своего крестного и попытался вырвать воротник из его рук.

- Она – гриффиндорка, - спокойно ответил волшебник расправляя одежду, - она всегда делает все во благо.

Снейп скрестил руки на груди, - тогда каким образом тебя касается моя личная жизнь?

- Если вы с Грейнджер ничего не сделаете, то смерть Джинни Уизли отнимет у меня любимого человека, и я женюсь на Панси Паркинсон.

На лице молодого Мастера зелий появилась ухмылка, - в самом деле?.. Какая жалость…

- Мм… похоже, гриффиндорское благородство становится заразным… в моем же случае, это погубило все.
Снейп только усмехнулся.

- Что вы здесь делаете? ЗОТИ начнется через десять минут!

- О-у, Грейнджер… ты то мне и нужна, - воскликнул Драко, хлопнув в ладоши.

Снейп смерил его взглядом, а Гермиона только удивилась.

- Я?

- Да! Почему ты и Северус не стараетесь… наладить отношения?

- Что? – спросила она.

- Потому, Драко… - усмехнулся профессор, - что мисс Грейнджер не любит меня, и никогда не полюбит.

- Это неправда! – воскликнула колдунья. На что Малфой ухмыльнулся, а Снейп резко мотнув головой, уставился на нее.

- Что ты имела ввиду, когда сказала, что это неправда?! – спросил потрясенный Снейп.

- Я...я

- Я пошел, - сказал Драко. Все шло хорошо. Теперь не придется варить приворотное зелье.

Когда Малфой ушел, Северус вновь посмотрел на покрасневшую девушку.

- Со вчерашнего дня ничего не могло измениться, - сказал он девушке.

- Вы уверены в этом, только потому, что я сказала, что не люблю Вас и никогда не полюблю.

- Я не вижу в этом смысла.

- Ну… вы же не позволили мне быть рядом с вами…

- Не начинайте снова, - раздраженно проговорил зельевар.

- Я не.., - запнулась гриффиндорка, - я просто хочу быть рядом с вами.

Он продолжал смотреть на нее.

- Вы мне нравитесь… и я хочу заботиться о Вас, - продолжила Гермиона, стараясь не смотреть на него и отчаянно краснея.

Мастер зелий ничего не говорил, он просто стоял и ждал, когда она продолжит.

Девушка смотрела на свои ноги и прошептала, - я думаю, что для любви… требуется время… но все равно я жду этого.

-ЧЕГО ЖЕ ВЫ ЖДЕТЕ?! – кричал Северус. – Как можно чего-то ждать?! Он стал раздраженно загибать пальцы, - я сказал, что люблю Вас, я поцеловал Вас, я пожертвовал всем миром ради Вас! Что там еще было?

Волшебница подняла свои большие карие глаза на его черные, в полном недоумение.

- Если сейчас Вы не понимаете… то не настолько Вы умны, как я думала, - сказала Гермиона и развернувшись, отправилась на следующий урок.

- Я задал вопрос, не так ли?! – крикнул он ей вслед. Грейнджер даже не обернулся.

- Женщины... - пробормотал он, и поплелся следом.



aori Дата: Четверг, 04.11.2010, 18:31 | Сообщение # 37

 
Ранг: Вампир
Сообщений: 335
Награды: 1
Глава 36 Путешествие во времени

Северус ненавидел девушек, и в этот момент он страстно ненавидел Гермиону Грейнджер.
Она спокойно сидела в конце класса и писала эссе, которое им задали во время этого урока. Мерлинова борода, что он еще не сделал для нее? Что он не сделал для нее? ЧЕГО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ОНА ЖДАЛА?!!
Зельевар, конечно, не был бабником… наоборот, он мог гордиться тем, что не таскался за каждой юбкой, хотя у него и были женщины.

Чего хочет девчонка? Предложения? Эта чертова девчонка хочет, чтобы он сделал ей ПРЕДЛОЖЕНИЕ?! Это же смешно! Этого не может быть. Это ненормально! Прыгнуть к ней в постель?

Снейп почти покраснел.

Этого НЕ МОЖЕТ быть! Грейнджер была не такой девушкой. Хотя он и не возражал бы против этих сантиментов…
Эта мысль заставила его покраснеть. К счастью, занавес волос скрыл эту неприятность.

Он не стыдился этого акта… Чем больше он думал о себе и Гермионе,… тем ярче понимал, что вопрос надо решать прямо сейчас!

Чего она хочет от него?

К тому времени, как преподаватель ЗОТИ отпустил учеников, Снейп почти потерял терпение. Если бы он еще хоть одну минуту сидел размышляя над поведением Грейнджер, то точно бы не выдержал и накричал на девушку. Зельевар не мог ждать ни минуты. Северус спрятался за углом. А когда Гермиона проходила мимо него, он схватил ее и толкнул в пустой коридор.

- Что ... Снейп? Что ты делаешь?! - прошипела колдунья, пытаясь вырваться.

Он же сделал два угрожающих шага в ее сторону.

- Это Вы скажите мне – какого Мерлина я еще не сделал для Вас, мисс Грейнджер… - проворчал Мастер зелий.
Ее бесило, что Северус никак не хочет подчиниться судьбе и получить то, чего желает… Снейп всегда делает все наперекор. Честно говоря, ей уже порядком надоело, что он ведет себя как настоящий осел.

- Если честно… - вздохнула ведьма на его темную возвышающуюся фигуру. Гриффиндорская храбрость и безупречный самоконтроль удерживали ее от нервного срыва и страха перед ним - …Я просто хотела, чтобы Вы открылись мне… Возможно, Вы еще не доверяете мне, но может когда-нибудь я могла бы… понять Вашу душу. Я привыкла к людям с открытой душой, и поэтому Вы должны понять, что по отношению к Вам я действительно дала маху.

- Дали маху? – переспросил он с ухмылкой.

- Да замолчи ты, - огрызнулась ведьмочка и легонько его стукнула. Злая маска моментально слетела и его лицо приняло свой нормальный вид, так что даже коридор стал казаться светлее.

- Теперь я вижу, - взгляд зельевара снова потух. Глаза профессора выражали целую гамму чувств – рассержаность, озадаченность и побежденность. Такое сочетание даже для него осталось загадкой.

-… есть одна проблема…, со вздохом произнес он, - я не знаю, смогу ли я сделать все, что Вы от меня ждете… я так долго был один… да и война, кто знает выживем ли мы… или я снова останусь один, - колдун отвернулся от нее, стараясь, чтобы она не видела его взгляда.

- Но мы же знаем, - девушка положила руку на его плечо, - мы же читала книгу, - колдунья продолжала мило улыбаться.

Профессор повернулся к ней, - но еще мы знаем, что время весьма хрупкая вещь и может быть легко разрушено.
Девушка порывисто обняла его. И Северус не остановил ее.

- Мы справимся… я это знаю, - тихо прошептала Гермиона.

Они так и стояли обнявшись.

Возможно, прошло уже несколько часов, как они находились в этой нише, но их это не беспокоило. Гермиона подумала, что сможет наверстать пропущенные занятия в свободное время.

Мягкая тишина уютно обволакивала.

- Я действительно люблю Вас, мисс Грейнджер, - прошептал Снейп, зарывшись в ее волосы.

Она подняла подбородок и прошептала – называй меня Гермиона, или я сниму с тебя баллы.

-Ты невыносима! – рассмеялся он.

- Мне говорили об этом, - проговорила ведьма, прижимаясь к нему.

Они снова стояли молча некоторое время, прежде чем Гермиона осмелилась спросить.

- Сделаешь ли ты это для меня?

Она почувствовала, как зельевар напрягся, и затаив дыхание ждала ответа.

- Я ничего не могу обещать…, - Снейп поднял ее подбородок, чтобы их глаза встретились, - …Но я попробую. Это займет время, но для тебя я сделаю все…

- Я умею быть терпеливой, - пообещала девушка, - до тех пор, пока я могу быть с тобой… быть рядом с тобой, - и Гермиона снова прижалась к нему.

Северус погладил ее густые волосы, - это должно быть нашим секретом Гермиона, ты должна понимать это.

- Я понимаю…, но мы не сможем утаить это от других путешественников во времени.

Мастер зелий кивнул и поцеловал ее в макушку.

- ДА ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ!!! ОТПУСТИ ЕЕ, ТЫ – СКОТИНА! – закричал Рон.

Он, Гарри и Невилл зашли в этот коридор, очевидно, ища Гермиону. Они бежали к двум влюбленным.
Снейп так быстро отпустил Гермиону, словно обжегся.

Гриффиндорка сердито посмотрела на незваный гостей. Снейп… нет, Северус, никогда прежде не показывал свою чувствительную сторону, и они испортили такой момент!!! Она хотела их убить!

- Мы обнимались, идиот! – кричала ведьма на Уизли.

- Ты уверена, что он тобой просто не воспользовался, - спросил Рон, глядя на молодого профессора.

Снейп лишь покосился на это замечание, что сильно возмутило Рона.

- Нет Рон. Я уверена, - процедила Гермиона сквозь зубы, - скорее я использовала ЕГО!

И Северус, и Рон, устремили свои взгляды на девушку. А она лишь ухмыльнулась.

- Просто мы заметили твое отсутствие на истории… - расстроено сказал Невилл, - и Рон был уверен, что Снейп тебя похитил, так что мы… ну…

- Я и была похищена, - заявила весело Грейнджер, - и очень довольна этим!

После этих слов она прямо вся засияла.

Гарри пожал плечами, улыбнулся Снейпу и начал уходил. Невилл показал профессору большой палец и направился следом за Поттером.

Рон взглянул на Гермиону, а затем снова подошел к Северусу.

Казалось, он наконец решил, как справиться с ситуацией.

К удивлению зельевара, Рон похлопал его по плечу. – Удачи, она Вам пригодиться… возьмите ее от моей руки.

***

Поздно ночью, в больничном крыле, Александр не спал. Парень думал о пробуждении Лили.

Девушка спала, сидя в кресле для посетителей, наполовину лежа на его кровати. Было темно и довольно поздний час. К тому же, все его конечности исчезли, и ему не нужно было притворятся больным.
Юноша погладил ее волосы. Лили была самой красивой девушкой на свете, и она любила его.

- Она прямо светится, - сказала тень.

- Я знаю, - сказал Александр темной фигуре, только что вошедшей в больничное крыло.

- Вы двое потратили очень много времени, чтобы прекратить свои внутренние распри… - не вопрос – утверждение.

- Может и не прекратили, - ответил парень.

- Вы оба добились, чтобы ваши родители всегда были вместе или это не так?

Александр кивнул.

Он заметил мерцание, когда Дамблдор вышел из тени.

- Не пора ли отправить их обратно? – спросил директор. – Хотя все это так забавно.

- Да, я думаю, самое время. Двоим из них потребовалось много времени, чтобы прекратить сопротивляться.

- Действительно, я не смог предвидеть упрямое благородство Северуса.

- Я не знал, что они так друг друга ненавидели.

- Между ненавистью и любовью очень тонкая черта.

- Очевидно, что так… - вздохнул Александр и погладил золотые волосы Лили. – если бы я знал, что буду так страдать, то никогда бы не переступил эту черту.

Дамблдор просиял. – Я думаю, переступил. Ты намного больше похож на мать, чем хочешь думать.

- И вот еще что, - с полуулыбкой сказал студент, - просто отправь их обратно, старик. Наша миссия здесь выполнена и порядок восстановлен.

***

Было время завтрака.

Гермиона ждала своего профессора. Она и Гарри так и сидели, мечтательно глядя на слизеринский стол.

- Эй, вы двое, это уже не интересно, - жаловался Невилл, наиграно дуясь на двух влюбленных друзей, …Можно вы хотя бы поговорите с нами. Вы оба так пристально туда смотрите.

- Тогда поговори со мной Нев…, я хотел сказать, Нед, - с полным ртом хлеба, пробормотал Рон.

- Хмм, - произнес Лонгботтом на то, как Рон усиленно пережевывает еду.

- Разве он не совершенство? – спросил Гарри, - если бы достал словарь и посмотрел слово «совершенство», то там был бы его портрет…, - мечтательно вздохнул парень.

- Угу, - ответил Рон и проглотил, – а если ты будешь искать слово «мерзкий», то найдешь колдографию дружка Гермионы.

Девушка швырнула в него ложкой со своего конца стола.

Уизли только хихикнул.

Через несколько минут появился Дамблдор, и все успокоились.

- Дорогие студенты, к сожалению должен сообщить вам, что наши гости покидают нас и возвращаются в свою школу, приобретя новые знания.

- Что? – прошептал Гарри. Все девять путешественников были потрясены.

- Я попрошу всех встать и поаплодировать им на прощание по традиции Хогвартса.

Путешественники неуверенно поднялись под аплодисменты и одобрительный свист.

Когда профессор созвал их вместе, чтобы уйти, каждый решил обнять тех людей, по которым действительно будет скучать. Своих детей.

Гермиона и Северус заметили Александра, сидящего за столом Рейвенкло, они заметили, что он полностью поправился и хлопал в ладоши так же яростно, как и остальные.

Грейнджер подбежала к нему и обняла. А Северус наклонился и похлопал сына по плечу.

- Я думаю, что увижусь с вами на днях, - ласково проговорил парень.

Снейп-младший улыбнулся.

Рон и Невилл тоже обняли своих дочерей, у которых, в отличие от окружающих, не было любовных проблем.
Гарри обнял Сириуса на прощание, а потом попросил Драко отпустить Лили, чтобы самому попрощаться с ней.
Затем все студенты направились в кабинет Дамблдора.

Когда же они вошли к директору, профессор Снейп тихо спросил.

- Почему Вы не предупредили нас? Это было весьма неуместно.

Дамблдор лишь ухмыльнулся. - Ты не единственный, Северус, кто любит наслаждаться маленькими театральными эффектами.

Профессор раздраженно поморщился и вернул себе прежнюю внешность.

- Мне нужно переодеться, - сказал он.

Директор провел его в другую комнату и отдал его старую одежду, которая оставалась у домового эльфа.
Когда он вернулся и выглядел как и прежде, живот Гермионы неприятно сжался. Он и она? Сможет ли он относиться к ней иначе, чем к студентке, когда они вернуться?

Девушка огляделась. Гарри и Драко сжали руки друг друга так сильно, что побелели пальцы. Кажется, не одна она так взволнована.

Северус не смотрел на нее, потому что как профессор стоял в другой стороне группы, от чего ее настроение окончательно испортилось.

- Все очень просто, - объяснил директор. – Я обсыплю вас специальным порошком, который разработал наш дорогой профессор зелий, поэтому вы вернетесь спустя несколько секунд после исчезновения. Но я должен предупредить, - он погрозил им пальцем, - если вы расскажите кому-нибудь о том, что произошло, то можете поменять историю, - все хмуро кивнули в ответ.

- Ну, а теперь, - весело сказал директор, - счастливого пути! – И он обсыпал их тонким слоям пыли.
Когда они перемещались, Северус мог поклясться, что услышал бормотание старика.

- Я не оставлю их… я увижу всех на Рождество.

***

Северус моргнул – он вернулся в прежнюю обстановку и оказался покрытым фиолетовой слизью… которая ужасно воняла. Маг обернулся и увидел, что все его восемь товарищей по путешествию находятся на тех же самых местах, на которых они были перед перемещением.

И увидел, что дальше по комнате сидит маленькая мисс Грингрэсс, выглядящая испуганной. Зельевар вспомнил об инциденте, который в первую очередь заставил их переместиться.

- Гриингрэссссс, - угрожающе прошипел Снейп.

- Да про… про… профессор, - заикалась девушка.

- Отработка с Филчем… Вы испортили свое зелье, - зарычал на нее Северус.

Он осмотрел комнату.

- Я не могу так работать! – рычал он на студентов. – Вон! Урок окончен!

Все убежали. За исключением восьми человек, с которыми он, незаметно для всех, исчезал на месяц.
Мастер зелий посмотрел на них: Драко и Поттер вызывающе смотрели друг на друга, Панси устроилась на коленях Гойла, другие трое парней просто недоуменно смотрели вокруг и мисс Грейнджер. Она посмотрела на профессора. Ее большие карие глаза говорили больше тысячи слов. Северус отвел глаза.

- Я думал, что сказал всем УБИРАТЬСЯ ВОН! У нас были маленькие каникулы, но теперь все вон! ВСЕ!

Лонгботтом практически прокричал. И они ушли, оставив Гермиону.

- Я по-моему сказал…, - начал зельевар. Но гриффиндорка не слушала. Она словно в трансе подошла к нему и поцеловала. Его – ее профессора, старше ее на девятнадцать лет, уродливую летучую мышь, мерзкого Пожирателя смерти, покрытого какой-то слизью.

Они поцеловались.

- Я люблю тебя, - произнесла Гермиона, глядя ему в глаза.

Снейп посмотрел на нее. В его глаза была любовь. Он прошептал ей, - отработка.

- ЧТО?! – закричала Грейнджер, пытаясь освободиться от его объятий. Но Северус не отпустил, а лишь улыбнулся.

- Отработка со мной, сегодня вечером… - Гермиона успокоилась и улыбнулась. Снейп тоже улыбнулся, - …для того, чтобы любить Вашего профессора.

И они снова поцеловались.

КОНЕЦ


Форум » Harry Potter Foreign Fanfiction » Рейтинг R » Завихрение Маховика времени (Hanami и aori, СС/ГГ,ГП/ДМ, макси, романс/юмор,OOC, закончен)
Страница 3 из 3«123
Поиск: